Арабский мир

Фото: Aviv Sela

Когда рассеялась романтика Дня Земли

 

30 марта 2015 года отмечался в 39-й раз День земли, «Яум Аль-Ард». Эта памятная дата стала интегральной частью нарратива палестинцев и арабского меньшинства, но теперь с каждым годом теряет свою силу и притягательность. День Земли отмечается в память о событиях 30 марта 1976 года, когда в арабских городах и деревнях была объявлена всеобщая забастовка и проходили массовые демонстрации в знак протеста против конфискаций правительством арабских земель с целью расширения еврейских поселений в Галилее. В ходе демонстраций шесть арабских граждан погибли от пуль полицейских.

На протяжении долгого времени это событие рассматривалось арабскими движениями и группами в качестве краеугольного камня их организованного «сопротивления». С тех пор прошло почти 40 лет, но палестинцы все еще отмечают эту дату, главным образом забастовками и протестными манифестациями.

Однако молодое поколение относится к Дню земли иначе, в основном с чувством замешательства. Число участников ежегодных демонстраций убывает. Арабская молодежь Израиля считает само событие утратившим реальное значение, а его поминовение – традицией, которую они соблюдают лишь для поддержания своего «чувства принадлежности». Само «чувство принадлежности» в последнее десятилетие тоже подверглось эрозии в силу прогрессирующего безразличия, вызванного беспомощностью старшего поколения – оно ведь не сумело предотвратить дальнейшую конфискацию земли и разрушение домов. Для молодых – романтизация Дня земли доказала свою бесполезность.

Более того, сам стиль жизни арабских граждан Израиля, гротескный и амбивалентный, делает весь подход к Дню земли горьким и лишенным смысла. Возникает дилемма между «празднованием» указанного события – и использованием тех возможностей, которые предоставляет жизнь в израильском обществе. Молодые арабы пишут в Твиттере, размещают посты и фотографии о важности и значении Дня земли, получая при этом гранты от различных сионистских организаций, которые в свое время внесли свой вклад в конфискацию земель, в частности, от Еврейского национального фонда.

Новое поколение вынуждено делать выбор между «полезным» и «правильным». Это противоречие ведет к безразличию в реальной жизни, с которым соседствуют протестные и памятные ритуалы в СМИ и виртуальном пространстве. Твиты с «хэштегами» #LandDay (по-английски и по-арабски) постоянно обновляются в Твиттере, а Фейсбук полнится постами и фотографиями шестерых погибших в ходе протестов 1976 года, а также клишированными лозунгами насчет «палестинского сопротивления» и «палестинской ностальгии».

С другой стороны, палестинцы в диаспоре отмечают День земли с сильными чувствами тоски и привязанности к «Стране предков». День земли превратился для них в многомерный символ сопротивления израильской оккупации и конфискации земель в Восточном Иерусалиме, Негеве и на Западном берегу. Эта дата стала эмблемой забастовок и других протестных выступлений против разрушения домов и конфискаций. Сходные акции на протяжении многих лет проводились по разным поводам, имеющим, однако, общий знаменатель, например, в связи с принятым в 2014 году планом Правера по переселению бедуинов Негева, за признание бедуинских поселений в Негеве.

Ясно одно: День земли, даже если он сейчас отмечается гораздо более скромно, оказал стимулирующее влияние на последующие события и процессы. Он способствовал возникновению отдельного исторического нарратива у арабских граждан Израиля как меньшинства. Это наделяет их неким особым статусом, помимо их принадлежности к общему «палестинскому коллективу» Газы, Западного берега, Иерусалима и диаспоры, хотя эту их принадлежность тоже нельзя игнорировать.

 

Жанан Бсул – журналист-фрилансер, родилась в деревне Рена в Нижней Галилее, живет в Тель-Авиве.

Оригинал статьи опубликован впервые на сайте i24

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x