Еврейский мир

Катастрофа, Жертва, Воскресение и снова катастрофа

 

"Серебряное блюдо". Сегодня жертвенный характер ощущается не слабей, чем сразу после провозглашения государства Израиль.

«Серебряное блюдо». Сегодня жертвенный характер ощущается не слабей, чем сразу после провозглашения государства Израиль. Фото: ЦАХАЛ

Не знаю, специально ли так было задумано, или получилось само собой, но праздники и памятные даты цикла вокруг независимости государства Израиль очень напоминают  празднования христианской Пасхи. Цикл начинается после окончания еврейской пасхи – Песаха. Его открывает День Памяти Катастрофы – Холокоста и Героизма. Холокост по-гречески и значит жертва всесожжения агнца Божия. Пророк Исайя использует образ агнца,  когда говорит про Мессию.

Затем, как и в Пасху, следует неделя до жертвоприношения агнца божьего в Страстную пятницу – День Памяти Павших в Войнах Израиля. Сегодня жертвенный характер этого торжества ощущается не слабей, чем сразу после провозглашения государства Израиль.

Население еврейской колонии-ишува в 1948 году в Палестине  составляло 600.000 человек. В войне за независимость погибло 6.000 человек. И это не только высокий процент, это более 10% всего личного состава вооруженных сил того времени. В жертву была отдана молодёжь, цвет и надежда на будущее ишува, первое поколение «нового ивритского человека».

Талмудический мотив «серебряного блюда», на котором подносилась пасхальная жертва, выражен в каноническом цикле певца сионизма Натана Альтермана. «Мы и есть то блюдо серебряное, на котором даётся евреям страна». Стихи эти заучивали поколения израильских школьников, они полны аллюзий на пасхальную жертву с чудом пасхального воскресенья:

И воскреснет народ — в скорби, но не подавленный

В ожидании Чуда

На исходе зари …

* * *

С окончанием скорбного Дня Памяти сразу начинаются торжества Дня независимости. Поначалу связь с пасхальным циклом ощущалась дже в самом названии. В первые десятилетия  существования Израиля День Независимости на иврите назывался не как сегодня Йом Ацмаут а Йом комемиют, днем воскрешения, поднятия из гроба. Это слово коммемиют используется в арамейской Библии для воскрешения Христа. По всей стране дымят мангалы, жарят шашлыки, стейки и гамбургеры. Мангалы и стейки – явное заимствование американского празднования Дня независимости. Однако трудно отделаться от ощущения, что весь Израиль, как и в древние времена, на мангалах воскуряет жертвы богам. Как и в древности ханаанейские боги вкушали дым,  а сами люди поедают мясо. Много-много мяса.

Я еще застал в 1970-е культовый, почти религиозный восторг по поводу воскрешения Еврейского государства и ощущение огромной жертвы — Холокоста, а потом Войны за независимость, которую принес еврейский народ для достижения независимости. Война за независимость поначалу тоже называлась на иврите Мильхемет комемиют – войной за воскрешение.

* * *

Сейчас распространены мифы о «немногих против полчищ», о «горстке бойцов с одним танком», победившей «вторгшиеся армии семи арабских стран». Первый глава правительства Израиля Давид Бен-Гурион в своих «Военных дневниках» с гордостью пишет, что никакой «горсточки против множества» не было. Вооруженные силы евреев Палестины с самого начала превосходили армии всех своих потенциальных противников вместе взятых, как численно, так и по материальной оснащенности.

Секретарь Бен-Гуриона, профессор Зеев Цхор, помогавший готовить дневники Бен-Гуриона к печати, опубликовал и письмо, где Бен-Гурион протестовал против мифа о «горстке бойцов». Цифра «вторгшихся семи арабских армий», кочующая из одной истории в другую, тоже явно имеет магический смысл, потому что реально в 1948 году в мире просто не было семи независимых арабских государств, могущих послать армии. Да и участие в войне Ливана было чисто декларативным. Однако это не снижает ни ценности подвига израильтян, ни их героизма.

***

В последние годы к горько-сладким празднованиям стало прибавляться и осознание факта, что независимость еврейского государства сопровождалась национальной катастрофой другого народа – палестинского. Палестинцы называют этот день арабским словом Накба – катастрофа. День Накбы совпадает с днями провозглашения Израиля 14 мая. Однако, если День независимости Израиля отмечают по иудейскому лунному календарю, то эти две даты, как правило, не совпадают.

***

После принятия декларации ООН 182 о разделе Палестины на еврейское и арабское государства, все понимали, что там не может не вспыхнуть война. В результате войны еврейское население Палестины провозгласило независимое государство, которое назвали Израилем, а палестинское арабское государство пало жертвой оккупации своих соседей – Египта, Иордании и Израиля. Около 700.000 палестинских арабов эвакуировались или были изгнаны из зоны военных действий. Они ушли недалеко, на 20-50 км, укрылись в безопасных арабских городах и деревнях.

Когда боевые действия закончилась, то оказалось, что назад дороги нет. Израиль нарушил решение ООН о разделе Палестины, как нарушили его другие арабские страны, тоже оккупировавшие часть Палестины. Бесспорно, что и палестинские арабы тоже не воевали за то, чтоб выполнить резолюцию ООН о разделе Палестины на еврейское и арабское государство. Распад империй в результате двух мировых войн породил во всем мире рост национализма и создание национальных государств, и неизменно сопровождавшихся цепью больших и малых геноцидов. Можно долго спорить о том, кто виноват в этих геноцидах и этнических чистках – национализм или они обязательно сопровождают распад империй.

* * *

В 1948-1949 годах, одновременно с Накбой, в Восточной Европе было изгнано из своих домов 12-14 миллионов немцев, 5 миллионов итальянцев, около полумиллиона венгров и украинцев, сотни тысяч эстонцев, латышей и литовцев. В том же 1948 году провозглашение Индии и Пакистана привело к депортации 20 миллионов человек, сопровождавшееся страшными человеческими жертвами. Депортированы были сотни тысяч чеченцев, ингушей, балкарце, крымских татар, черноморских греков и представителей других национальностей СССР.

Проблема палестинских беженцев не родилась в результате Шестидневной войны 1967 года. Но в результате израильской оккупации 1967 года палестинская проблема стала мировой проблемой. Мир стал обращать на неё внимание, когда миллионы палестинцев, среди них и недавние беженцы, оказались под израильской властью и стали объектом угнетения. Оккупация породила движение вооруженного палестинского сопротивления, которое сумело поставить палестинскую проблему в центр мировой политики.

"Накба". Сегодня палестинцы осознают, что им придется отказаться от 70% территории.

«Накба». Сегодня палестинцы осознают, что им придется отказаться от 70% территории.

С каждым годом протесты в День Накбы растут. Палестинцы ломают пограничные столбы, ломают разделяющие стены пытаются прорваться на свою землю, домой. Пока их несколько десятков, даже сотен, израильские силы открывают по ним огонь. Что случится, если демонстрантов будет миллион, даже 100.000?

* * *

В 2010 году Кнессет принял закон Накбы, лишающий финансирования и налагающее другие карательные санкции на арабские школы и муниципалитеты, отмечающие День Накбы. Непредвиденным последствием принятия закона стало признание самой Накбы, которую израильские власти постоянно отрицали, как и отрицали ответственность Израиля за произошедшую трагедию. Большинство израильтян продолжает считать, что палестинцы «сами виноваты». Однако большинство не может не понимать и другое. «Сами виноваты» — не самый лучший аргумент, когда надо строить отношения с соседями. Израильтяне в принципе осознали, что придётся согласиться на отступление к границам 1967 года. Палестинцы в принципе осознают, что им придется отказаться от 70% территории, которую они считают своей родиной. Слово за Израилем.

Параметры решения конфликта хорошо известны всем – создание независимого палестинского государства в границах 1967 года, включая Иерусалим (возможно, с небольшими согласованными сторонами изменениями) и право на возвращение в обмен на эвакуацию поселенцев. Не хватает лишь политической воли, однако, и она появляется.

***

Проблема, что израильско-палестинский конфликт происходит не в сфере рациональной, а в сфере массовой психологии. Мои материалы, посвященные израильско-палестинскому конфликту, постоянно сопровождаются комментариями «Поезжайте в Газу». Озабоченные комментаторы почему-то уверены, что в Палестине чужого непременно убьют, если он не сидит в огороженых поселениях под массивной охраной израильской армии.

На самом деле Рамалла давно уже полна иностранцами, в том числе израильтянами. Что касается Газы, то она очень похожа на Египет. В более мирные времена я много бывал в Газе и других городах оккупированной Палестины по делам. Я имел там друзей, в тяжёлые времена помогал им реализовывать домашнее оливковое масло.

В мирные времена выручала дружба. У меня в районе Дерех Мецада в Беэр-Шеве стояла пустая квартирка. Её ключи были у двух газанцев, торговавших рыбой, и одного жителя Хеврона, имевшего какие-то бизнесы в Израиле. Люди они были пьющие, и после базара покупали водку, которую не достать было в мусульманских Хевроне и Газе. Пили вдоволь несколько дней и возвращались домой, приведя квартирку в образцовый порядок. Очень похоже на измученных сухим законом финнов, приезжавших Питер по тем же причинам.

* * *

Ещё помню, как однажды меня попросили подвезти из Иерусалима в Беэр-Шеву группку членов Союза русскоязычных писателей Израиля. Времена ещё были относительно мирные, и не было израильской блокады на территории. Писатели чувствовали себя словно в Питере, Новосибирске или Киеве (откуда были родом). Они увлеченно беседовали о своих высоких материях и низких разборках между различными фракциями своего Союза, о подковёрной борьбе между различными израильскими союзами и ассоциациями русскоязычных и нерусскоязычных писателей. Писатели не заметили, как мы поехали через оккупированную Палестину, проскочили Вифлием и Хеврон. Когда мы уже были снова на израильской суверенной территории в пределах Зеленой черты, то пришлось притормозить. Пастушок из деревеньки Хура перегонял через шоссе своих коз. Писатели глянули в окно, и паника охватила их: «Куда вы нас за­ве­ли! Это арабы!» паническим шепотом восклицали писатели. «Ез­жай­те от­сю­да ско­рей!» шипела известная поэтесса.

Я прекрасно знал, случись что, скажем, если лопнет шина, то нет места лучше, чем бедуинская деревня Хура. Помогут от души, да еще кофе напоят. А тут такой нерациональный страх.

***

Обе стороны – израильтяне и палестинцы, осознают себя безусловной жертвой. Хоть на лекциях по виктимологии показывай в качестве экспоната. Психология жертвы такова, что жертве всё можно, раз она жертва и находится под угрозой уничтожения. И жертва всегда права, чтобы она не натворила. Даже «миролюбивые» израильские и палестинские силы, если и осуждают происходящее, то не с точки зрения его аморальности, а потому что продолжающееся насилие «портит имидж», «вредит нам». Такая проблема нуждается в массовой психотерапии и лишь долгое время спокойной жизни способно, если не излечить такие комплексы, то по крайней мере не передать их следующему поколению в наследство. Отмечать День Накбы в Израиле – это и есть начало такой массовой психотерапии.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x