Мир в доме

Истинная угроза

школа Лео Бек в Хайфе 7.08.2014
фото Хулуд Хамис

До недавнего времени многие называли Хайфу оазисом мирного сосуществования евреев и арабов. В отличие от других крупных израильских городов в северной столице Израиля между еврейской и арабской общинами нет явного разделения. Евреи и арабы на протяжении многих лет проживают в одних и тех же районах, зачастую в соседних квартирах. В хайфском муниципалитете из 31 депутата горсовета 3 араба – почти 10% (что соответствует их доле в общем населении Хайфы). Среди муниципальных работников также немало арабов — от казначея Жаки Вакима до руководителей отделов и ниже. Еврейские и арабские жители города проводят время в одних и тех же барах, покупают продукты в одних и тех же лавках, посещают одних и тех же врачей. Деятельность ультраправой организации «Лехава», стремящейся максимально отгородить евреев от арабов и гоев, практически не затрагивает Хайфу, так как сегрегация по национальному признаку в этом городе совершенно немыслима.

Поэтому мало кто мог предположить, что именно в Хайфе произойдет наиболее мощный всплеск националистической ненависти. Речь идет о побоище, произошедшем в ходе антивоенной демонстрации в районе Кармель 19-го июля. «Патриотически настроенная» еврейская общественность, которая многократно превосходила по своей численности демонстрантов, прорвала полицейский кордон и принялась избивать всех, кто попадался ей под руку. Многие участники демонстрации получили ранения различной степени тяжести и были госпитализированы. Причем некоторые пострадали уже после того, как демонстрация рассеялась – вошедшие в раж «патриоты», разбившись на группы, на протяжении всей последующей ночи рыскали по окрестным улочкам в поисках арабов и «леваков», которым удалось уйти невредимыми. Были и такие, которые подверглись нападению уже на подступах к месту проведения митинга. Так, например, произошло с парламентским помощником одного из депутатов Кнессета от израильской компартии. Как только он запарковал машину к нему подошли люди, вооруженные палками, и спросили: «ты – араб?». Он ответил утвердительно. Затем последовал риторический вопрос – «идешь на демонстрацию?». Ответить он не успел – на него тут же обрушились удары. Вырвавшись, весь в крови, он побежал в направлении полицейских, которые оттащили его к демонстрантам. Те вызвали скорую помощь, но едва карета скорой помощи отъехала, как ей преградила путь толпа, скандирующая «смерть арабам!». Задняя дверь кареты распахнулась, и внутрь заглянул человек с горящими ненавистью глазами. «Еврей или араб?» — он указал на лежащего внутри человека. Медбрат оттолкнул его ногой и захлопнул дверь. Карете все же удалось объехать толпу, и пострадавший благополучно добрался до больницы. На этот раз линча удалось избежать.

При этом нельзя утверждать, что выплеснувшееся на улицы Хайфы насилие носило спонтанный характер. Многотысячная толпа, вышедшая на Кармель, чтобы дать отпор «пятой колонне», следовала призыву хайфских властей, а точнее, мэра города Йоны Яхава. После того, как он издал указ, запрещающий проведение антивоенного митинга, его организаторы обратились в Высший суд справедливости, и тот постановил снять запрет. Это вызвало у мэра крайнее недовольство. И он не нашел ничего лучше, кроме как опубликовать в фейсбуке обращение, в котором призвал жителей Хайфы не позволить «экстремистам» пройти маршем по улицам города. Это обращение было зачитано по местному радио, и ведущий предварил его следующим высказыванием: «в то время как наша армия воюет на передовой, мы должны бороться с врагами в тылу». Нет необходимости пояснять, кто это «мы», а кто – наши «враги». Мы – евреи, отстаивающие жизненные интересы своего еврейского государства, а враги – арабы-мусульмане, которые любыми способами стремятся это государство уничтожить, ну и, разумеется, «коллаборационисты» из еврейской среды. Такова простейшая схема, закрепленная в головах израильских обывателей стараниями властей и официальных СМИ. Поэтому неудивительно, что на призыв мэра откликнулась не только уличная шпана, но и многие «добропорядочные» граждане, горящие праведным гневом в отношении «подрывных элементов». Мой друг, который буквально выволок из толпы арабскую девочку-подростка, успевшую до этого получить несколько ударов по лицу от бесновавшихся вокруг неё еврейских «патриотов», написал о случившемся в фейсбуке. После этого он стал получать оскорбления, проклятия и угрозы со стороны, казалось бы, интеллигентных и образованных людей, с которыми некогда состоял в приятельских и даже дружеских отношениях. Как оказалось, эти люди также были на Кармеле в тот вечер и полностью оправдывали учиненное побоище – мол, когда Родина в опасности, враги заслуживают только такого обращения. А как же иначе? Ведь сам мэр города придерживается подобной позиции. Йона Яхав, тем не менее, не только не нашел нужным взять на себя ответственность за создавшуюся ситуацию, но и не постеснялся заявить, что «подстрекательские действия радикалов с обеих сторон нанесли тяжкий урон израильской демократии». Произнес он это в связи с отменой хайфского концерта израильской певицы Роны Кейнан, которую пригрозили убить, если она приедет с гастролями в Хайфу. Хайфские ультраправые сочли, что ей полагается смерть только потому, что около двух лет тому назад она приняла участие в конференции солидарности еврейских и палестинских женщин.

Каковы причины подобного разгула насилия? Почему произошло это именно в Хайфе – городе, где на протяжении десятилетий евреи и арабы жили бок о бок без особых трений? Как предотвратить дальнейшее нагнетание атмосферы? Чтобы попытаться ответить на эти вопросы и создать хоть какой-то противовес ультраправому расизму, захлестнувшему город, в этот четверг в хайфской школе «Лео Бек» состоялась экстренная арабо-еврейская конференция под названием «Хайфа против расизма и насилия». В ней приняли участие свыше двухсот человек. В качестве организаторов выступили внепартийные организации – центр «Иша Ле-Иша», «Шатиль», «Лео Бек». Подавляющее большинство участников этой конференции были обычные жители Хайфы, многие до этого вообще не были вовлечены ни в какую общественную деятельность.

После того, как были произнесены вступительные речи, люди распределились на группы, каждой из которых была предоставлена тема для обсуждения – образование, работа с органами власти, СМИ, общественные организации и т.п. В ходе обсуждений родилось немало интересных идей, касающихся взаимопроникновения культурных нарративов на уровне школьного образования, разъяснительных кампаний, мониторинга деятельности властей. Но примечательна была сама атмосфера, царившая на этом мероприятии – атмосфера единения людей перед лицом фашистской угрозы. Когда участников просили представиться и рассказать, зачем они пришли, то почти все говорили одно и то же: «я видел (или «я слышал»), что произошло на демонстрации 19-го июля, и мне страшно». Среди людей, присутствовавших на конференции, были как евреи, так и арабы, как левые, так и центристы, а некоторые – даже правые. Однако ни политическая, ни, тем более, национальная принадлежность самих участников никого не интересовала, и в подавляющем большинстве случаев было трудно определить, кто есть кто. При этом все понимали, что фашизм – это любая идеология, которая делит людей на «своих» и «чужих» и оправдывает попрание человеческих прав и свобод интересами нации, государства или религии. Как сказал генеральный директор организации «Мусауа», Джафар Фарах, между еврейскими ультранационалистами и исламистами нет ни малейшей разницы, и рассматриваться они должны как близнецы-братья, как проявления одного и того же зла.

Доктор Сухейл Асаад, вице-мэр города, произнес слова, проливающие свет на причины, по которым «добрососедские» отношения евреев и арабов в Хайфе не смогли послужить иммунитетом против разгула расизма. Он заметил, что термин «сосуществование» ему не нравится, и предпочтительнее, по его мнению, говорить о «совместном существовании». Казалось бы, между этими двумя терминами нет особой разницы, однако он пояснил свою мысль: «сосуществование» означает, что люди терпят друг друга и сдерживают взаимную неприязнь в силу неких вынуждающих к этому внешних причин. «Совместное существование» есть нечто большее, а именно – взаимная ответственность, понимание друг друга, общность целей и интересов. И действительно, до сих пор арабы и евреи в Хайфе сосуществовали, но не более. В Хайфе практически любой еврей, так или иначе, соприкасается с арабами в повседневной жизни. Но при этом мало кто ответит, к примеру, на простой вопрос — что до Войны за независимость находилось на том месте, где сегодня возвышается комплекс правительственных зданий и простирается огромная городская парковка. Ведь там нет даже таблички, напоминающей, что на этом самом месте некогда располагалась «Касба» — арабский старый город, до основания разрушенный в ходе операции «Шикмона». Для многих арабов это не отвлеченное историческое знание, а семейная память, передаваемая из поколения в поколение. Однако увековечивание этой памяти не только не приветствуется, но и воспринимается большинством евреев как антигосударственная деятельность. Историческая память и коллективная идентичность в Израиле – прерогатива евреев.

В 50-х годах социальный психолог Музафер Шериф провел следующий эксперимент: он распределил 12-летних мальчиков на две группы, между которыми был искусственно создан конфликт. Была организована серия соревнований между группами, и победители получали призы, а проигравшие оказывались ни с чем. Между двумя группами вскоре воцарилась острейшая вражда, которая, в конце концов, вылилась в настоящую драку. Организаторы эксперимента попытались исправить ситуацию – они полностью исключили конкуренцию и приложили значительные усилия, чтобы восстановить социальный контакт между группами. К их удивлению это не помогло. До тех пор, пока дети продолжали идентифицировать себя с той или иной группой, враждебность продолжала возрастать. Выяснилось, что устранить ее можно только одним способом – создать аварийную ситуацию, которая требует незамедлительных совместных усилий и взаимовыручки, в то время, как групповая идентичность становится явной помехой для успеха общего дела.

Быть может нарастание фашистских настроений в Хайфе и в Израиле в целом и есть та самая аварийная ситуация – истинная, а не мнимая угроза, перед лицом которой люди наконец-то перестанут пестовать свою национальную идентичность и начнут определять себя просто как жители Хайфы, Израиля или Палестины. Национальность же займет в их иерархии ценностей такое же место, как, например, музыкальные или сексуальные пристрастия. То есть, станет сугубо личным делом каждого, не имеющим ни малейшего отношения к взаимодействию государства и его граждан. Это единственный рецепт нашего выживания, и «нашего» означает не евреев или арабов, а всех людей, живущих на этом клочке земли, обнесенном государственными границами. Если этот рецепт не будет реализован, то никакое передвижение границ, никакое размежевание и дробление на государства не поможет. Стоит лишь кому-либо наделенному властью и авторитетом бросить клич «нация в опасности!» — и фашистский гнойник прорвется с удвоенной силой. Понимание этого, как мне кажется, и объединило людей, пришедших на конференцию в школе «Лео Бек». И хотя ситуация в Израиле дает очень мало поводов для оптимизма, тот факт, что таких людей нашлось несколько сотен в одной только Хайфе, все же вселяет хоть какую-то надежду

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x