Политика

Фото: официальная страница Биньямина Нетаниягу в Facebook

Израилю нужен лидер, а не флюгер

Буквально через пару месяцев после репатриации мне попалась подработка в контакт-центре, который занимался опросами общественного мнения. А месяц спустя стало известно о том, что будут новые выборы в Кнессет и у нас появились новые проекты. Сначала мы проверяли узнаваемость и избираемость некоторых политиков перед внутрипартийными праймериз. Потом был большой опрос об отношении людей ко многим внутренним израильским проблемам, да и внешним тоже. Ну и закончилось все это стандартными опросами – прогнозами: сколько мест в Кнессете кому достанется.

Меня тогда приятно удивили данные опросов. Еще совсем недавно я участвовал в оппозиционном движении, был наблюдателем на выборах и видел своим глазами, как делалась «реальная политика» в России, где общественное мнение воспринималось как некий пластилин, из которого можно налепить, что угодно. А когда происходили сбои, то просто на уровне избирательных комиссий в систему заносились цифры, спущенные сверху, а не подсчитанные. Да, конечно, опросы в России тоже были, да и есть. Только у них немного другая функция. У исполнителя задача заработать денег, и его позиция простая — «кто женщину ужинает, тот ее и танцует» — то есть попытка по максимуму угодить заказчику, чтобы получить еще заказы. У заказчика мотивы свои: убедить всех в неминуемой своей победе, ну, и как побочный эффект — еще раз напомнить избирателям о себе. Именно поэтому и появлялись опросы с очень специфически сформулированными вопросами, а в дальнейшем, просто стали давать те отчеты, которые ожидал заказчик.

Израиль тогда показался просто оплотом демократии. Мнение людей реально было важно, его спрашивали. Вопросы сформулированы понятно, мухлевать с данными нельзя. Менеджеры внимательно следят, чтобы операторы не проставляли данные случайным образом, когда респондент отвечает неуверенно. Опросы для того, чтобы спросить, узнать мнение; я такого в политике еще не видел. В бизнес среде видел, а в политике впервые. Да и люди отвечали хорошо, достаточно привычно к таким опросам, очень часто развернуто, с пониманием, что их мнение может быть услышано. Для репатрианта из России это просто дикость. Представить, что кто-то в России всерьез может предположить, что его мнение будет услышано, очень сложно. Власть правит так как ей хочется, а тут постоянные выборы, опросы. Я тогда для себя решил, что это потому, что страна демократическая и маленькая.

Но спустя более чем полтора года, пришло понимание, что можно и в этом дойти до крайности. Если в России общественное мнение задается сверху, а кто не согласен, то тех принудительно «переубедят» или изолируют, то в Израиле руководство пытается высказать свое мнение только после того, как общественное мнение уже сформируется. Получается такое вот правительственное «флюгерство». А если вдруг, по неосторожности, глава правительства успел высказаться по какому-то вопросу, а общественное мнение пошло в другом направлении, то можно и поменять свое мнение. Какая разница, куда вести, главное же удержаться во власти! Если сравнивать народ с необъезженной лошадью, то в России власть будет больно бить хлыстом и тыкать шпорами в бока, пока не усмирит, и после этого будет держать в ежовых рукавицах, а в Израиле власть больше напоминает наездника на родео. Прям как в чилийском родео  никто не пытается усмирить быка, наоборот, всадник пытается подстроиться под бешеные прыжки быка из стороны в сторону. Ну и соответственно тот, что дольше удержался — тому и достался максимальный приз. Стили разные, а смысл один — «какая разница куда скакать, главное про себя не забывать».

Ицхак Бен-Цви (сидит, справа) и Давид Бен-Гурион (сидит, в центре) с товарищами. 1912 год

Ицхак Бен-Цви (сидит, справа) и Давид Бен-Гурион (сидит, в центре) с товарищами. 1912 год

Может, вместо этой управленческой гибкости лучше вспомнить про смысл лидерства? Лидер во многом определяет культуру общества. Да, настоящий лидер может задавать или, как минимум, актуализировать ценности – то, из чего состоит национальная идея.При формировании Израиля нашлись лидеры, которые сформировали тогда национальную идею, которой сейчас живет Израиль. Но, к сожалению, если последующие лидеры просто «ставят старую пластинку», то ценности и идеи постепенно выхолащиваются и превращаются в пародию на самих себя. Строили Израиль с идеями сионизма, а выхолостили до принципа дворовых банд — «бей чужих — они плохие, потому что свои хорошие». Можно продолжать это называть сионизмом, но любой психолог скажет, что это то, что называют «групповой динамикой» (in-out group dynamic), которую обычно изучают на подростках, так как зрелые сообщества уже эволюционно научились не строить свою идентичность на простой вражде.

Я невольно задаюсь вопросом — найдется ли такой лидер сейчас, или в стране должно стать намного хуже. И только тогда станет понятно, что зашли куда-то не туда и срочно нужна будет личность уровня Бен-Гуриона для того, чтобы он смог консолидировать общество на обновленной национальной идее, которая направлена на объединение своего народа, а не на противостояние со всеми подряд?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x