Экономика

Израиль: самые бедные среди самых богатых

Владимир Поляк

Согласно  недавнему отчету  OECD Израиль оказался в лидерах по уровню бедности населения.

Израиль занял позорное первое место по уровню бедности. Эта новость сразу заняла почетное место в  заголовках наших СМИ наряду с битвой за бюджет, конфликтом с Сирией,  и просчетами Обамы.

По данным отчета доля населения, проживающего за чертой бедности в этих странах составила: Израиль — 20, 9 %; Мексика — 20,4 %; Турция — 19,3%; Чили — 18; США — 17, 4%; Япония — 16 % . Кроме того, по уровню разницы в доходах между богатыми и бедными   Израиль также оказался в первой пятерке тех же стран, но уже после Чили, Мексики, Турции и США.

О чем говорят эти данные? О тяжелом экономическом кризисе, в котором находится Израиль, как утверждают некоторые политики и аналитики? Или о том, что разрыв в уровне доходов — неизбежная плата за высокие темпы роста экономики, как утверждают другие?

На фоне стенаний по поводу бедности, которая еще усугубится ввиду грядущих сокращений  как-то позабылось, что речь идет об отчете организации, объединяющий самые развитые страны мира. Это элитный клуб весьма продвинутых стран и, кроме Израиля, в шестерку  наиболее «бедных» государств вошли также США и Япония.

Как видно из отчета, разрыв между долей населения, проживающих за чертой бедности в указанных странах не так уж велик. Так что мы вполне могли оказаться  на уровне таких экономических сверхдержав как США и Япония. Значит ли это, что беспокоиться не о чем, и, как гласит закон конкуренции: пусть проигравший плачет. Бесспорно, что дело обстоит не так. Хотя сегодня на первый план вышли страдания среднего класса, но такими темпами и он легко переместится  в так называемые «нижние десятки», куда относят лиц с малым доходом.

Но не стоит и кричать: «Караул, грабят!». Во-первых, это данные за 2010г, когда правительство Нетаниягу только пришло к власти, а за несколько лет до этого у власти была партия Кадима в компании с партией Авода. Во-вторых, рост уровня бедности и разницы в доходах населения в Израиле  наблюдается уже длительное время при всех правительствах.

Однако рост этих показателей отнюдь не малозначимый фактор, которым можно пренебречь.   Он  вместе с другими явлениями уже привел к социальным протестам в прошлом  и  чреват социальным взрывом в будущем. И потому — требуется тщательный анализ причин данной ситуации. Например, нельзя утверждать, что правительство не борется с бедностью.

Так, согласно данным Центрального статистического бюро за 2011г., 70% граждан Израиля получают ежемесячно разного рода государственные пособия и финансовую помощь, превышающие 1000 шекелей. То есть фактически две трети граждан не в состоянии сами обеспечивать себя и свои семьи. Но такого рода поддержка государства проблему бедности явно не решает.

Попробуем разобраться в сути такого, казалось бы простого и очевидного явления как бедность. Согласно научным определениям бедность — это характеристика экономического положения индивида или социальной группы, при котором они не могут удовлетворить определённый круг минимальных потребностей, необходимых для жизни, сохранения трудоспособности, продолжения рода. При этом бедность является относительным понятием и зависит от общего стандарта уровня жизни в данном обществе. 

Сам уровень бедности является сложным комплексным показателем: в экономике существует несколько способов ее расчета и несколько концепций бедности. Есть понятие  абсолютной бедности, которую правильно было бы назвать нищетой и которая определяется как наличие необходимых средств для поддержания жизнедеятельности. Всемирный банк  в качестве уровня абсолютной бедности указывает уровень равный 1,25 американского доллара в день. Понятно, что израильтяне получают несколько больше этой суммы. По разным методикам расчета по основному показателю экономического развития: размер валового внутреннего продукта пересчитанному на покупательскую способность населения Израиль занимает место в первой тридцатке стран мира.

Что касается относительной бедности, то здесь существуют три основных подхода к ее определению. Мы не будем «грузить» ими «бедных» читателей, но отметим, что на сегодня ведущим является депривационный подход, разработанной П. Таунсендом.   

Он базируется на таком психологическом феномене, свойственном большинству людей,  как относительная депривация. Она означает — субъективно воспринимаемое и болезненно переживаемое несовпадение «ценностных ожиданий» (блага и условия жизни, которые, как полагают люди, они заслуживают по справедливости) и «ценностных возможностей» (блага и условия жизни, которые люди, как опять же им представляется, могут получить в реальности). То,есть это несовпадение ожиданий человека от жизни и того, что он реально получает. И если эти ожидания еще как-то можно скорректировать, то например концепция субъективной бедности гласит, что если человек ощущает себя бедным, то он таковым и является.

Таким образом, сколько ни предоставляй человеку реальных материальных благ, он всегда  имеет шанс быть этим неудовлетворен. Это выражается в еще одной психологической концепции, которая на сей раз выражена понятным языком — «быть не хуже Смита». Если у Смита есть коттедж, Мерседес и Ролекс, то я буду считать себя бедняком  при наличии  всего лишь квартиры, Тойоты и Омеги.

Другая проблема — понятие принятых стандартов общества. В Израиле любят объяснять такой высокий разрыв между богатыми и бедными наличием двух наиболее бедных секторов: арабов и харедим. И это правильно. Скорее всего, если взять в расчет население без учета этих групп — ситуация окажется намного более благоприятной.

Отсюда понятно и то, почему именно указанные страны возглавляют «когорту бедняков». В Чили, Мексике, Турции и США также существуют значительные сегменты населения, не вовлеченные в производительный труд. Но стандарты и традиции гораздо более патриархального общества харедим, арабов, индейцев, курдов, афроамериканцев совершенно другие, чем европейские. Потому применять к ним понятия о бедности, заимствованные из другой культуры мягко говоря нелогично.

Таким образом, проблема бедности и богатства лежит скорее в области психологии, морали  и культуры, нежели только в области экономики. Тема справедливого распределения общественных благ дебатировалась еще в трудах Платона и Аристотеля, а затем была развита Юмом и Миллем. Современный американский философ Джон Ролз в своих работах «Справедливость как честность» и  «Теория справедливости» ставит  эту проблему в современный контекст и показывает, что понятие справедливости равно понятию честности или честной игры.

Кратко суть его идей заключается в том, что справедливое общество придерживается следующих принципов. Первый принцип заключается в том, что каждый человек, принимающий участие в деятельности той или иной общественной практики, или находящийся под ее воздействием, имеет равное право на наиболее обширную свободу, совместимую с аналогичной свободой для всех. Второй принцип допускает неравенство, но только при условии, что оно является выгодным для всех и, что должности и общественное положение с которым оно связано, доступны для всех. Во избежание какого-либо недоразумения следует сразу же отметить, что под равной свободой, упоминаемой в первом принципе, Ролз подразумевает именно равенство политических свобод (свободы слова, совести и т. п.), а под допускаемым вторым принципом неравенством — неравенство экономическое, заключающееся в неравном распределении материальных благ между участниками общей практики. Второй принцип традиционно делят на две части: принцип IIa неравенство должно быть выгодным для всех, и принцип IIб — должности и общественное положение, с которыми связано неравенство, должны быть общедоступными. Центр ролзовской концепции справедливости образует второй из этих подпринципов. Ролз обосновывает  тот факт, что, делая выбор между практикой, характеризующейся равным распределением прибыли, и практикой, предусматривающей неравное распределение тех самых благ, рационально отдать предпочтение именно последней, но только при условии, что неравное распределение способствует улучшению материального положения каждого игрока по сравнению с его положением в рамках практики равного распределения.

Интерпретируя эту концепцию можно сказать, что если все игроки, они же члены общества соблюдают правила игры, то они не протестуют против ее итогов.  Но если одна команда (скажем элита, получившая доступ к тем или иным ресурсам)  систематически нарушает эти правила, блокируя равный доступ к общественному благу, то социальный  протест в той ли иной форме неизбежен. Что собственно происходит как в Израиле, так и во многих других странах мира, в том числе и достаточно развитых.

О том, каковы возможные пути  решения проблемы бедности — поговорим в других материалах.      

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x