Арабский мир

Зона безопасности лишь осложнит положение

Учения друзского батальона "Херев" на Голанских высотах. Фото: Матан Портной, ЦАХАЛ

Учения друзского батальона «Херев» на Голанских высотах. Фото: Матан Портной, ЦАХАЛ

Спустя более, чем четыре года после своего начала, гражданская война в Сирии дошла до Друзского нагорья, где проживает около полумиллиона членов общины друзов. Друзское нагорье, расположенное в провинции Сувейда на юге Сирии, до сих пор почти не было затронуто войной, а сейчас его жители охвачены страхом за свою судьбу. Многие израильтяне, в особенности принадлежащие к общине друзов, тоже обеспокоены и заявляют, что друзы Сирии находятся на грани истребления. В результате давления офицеров ЦАХАЛа и руководства израильских друзов государство рассматривает разные способы вмешательства в Сирии с целью обеспечить безопасность этой общины. В настоящей статье я попытаюсь выяснить, насколько оправданы опасения друзов и какой помощи община ждет от Израиля.

Предчувствие опасности растет    

В последние две недели ряд событий поколебал чувство безопасности сирийских друзов. Во-первых, силы ИГИЛ приблизились к провинции Сувейда с востока, со стороны Сирийской пустыни. Во-вторых, «умеренные» сирийские повстанцы, которые зачастую сражаются вместе с Джабр Аль-Нусра, филиалом Эль-Кайды в Сирии, начали атаки с запада на военный аэродром в Сувейде. В третьих, силы Джабр Аль-Нусра убили ряд граждан-друзов на северо-западе Сирии. В четвертых, режим Асада вывел часть своих сил и тяжелого вооружения из провинции. Наконец, новая коалиция повстанцев, включающая в себя светских, исламистов, а также представителей Джабр Аль-Нусра, и именуемая «Армия Хармона», начала наступление на последние укрепления режима Асада в провинции Кунейтра (граничащей с плато Голан) и в частности на друзский город Хадер.

События последних недель вынудили сирийских друзов пересмотреть позицию, которую они занимали до последней поры в отношении восстания в стране. Часть друзской молодежи мобилизовалась в армию, а впоследствии в милиции, поддерживавшие Асада, однако другие участвовали в протестах против режима, и многие молодые люди из уважаемых семей, учившиеся в Дамаске, играли центральную роль в организации демонстраций в начальный период восстания. Официальные лидеры общины назначались в свое время режимом Асада и поддерживают его, однако другие шейхи, возглавляемые Вахидом Аль-Балусом (Абу Пахадом), выступают против правительства.

С ростом масштабов гражданской войны в Сирии и дефицита кадров в сирийской регулярной армии режим удвоил свои усилия по мобилизации молодежи на срочную службу и в запас. Друзская община, видимо, это нацменьшинство с наибольшим числом  уклоняющихся от службы в армии и дезертиров – около 27,000 молодых друзов разыскиваются с этой целью только в провинции Сувейда. В ряде случаев друзы нападали на силы режима, гонявшиеся за «уклонистами», а один раз даже освободили несколько сотен призывников, находившихся под арестом. Друзы раз за разом заявляли, что они не готовы служить за пределами провинции – иными словами, погибать за Асада, а не ради защиты своей общины. Режим дал им обязательство, что они будут служить только на Друзском нагорье, однако после того, как друзы вступали в армию, режим систематически нарушал это обязательство.

Наибольшее количество уклоняющихся от призыва в сирийскую армию Асада - из числа друзской общины. Молодежь Сувейды, фото: Charles Roffey

Наибольшее количество уклоняющихся от призыва в сирийскую армию Асада — из числа друзской общины. Молодежь Сувейды, фото: Charles Roffey

Более того, режим сталкивается с трудностями при мобилизации друзов в свои милиции, и даже те, кто вступает в них, делают это чтобы получить оружие и более эффективно защищать свою общину, а воевать за пределами провинции отказываются. В ответ на это режим пригрозил лидерам друзов, что прекратит защищать их общину, и вывел тяжелое вооружение из провинции Сувейда – в качестве прямого ультиматума. Когда друзские милиции сражались с ИГИЛ восточнее Друзского нагорья, режим не оказал им помощи, а сами солдаты сирийской армии отказывались участвовать в боях. Режим действовал подобным же образом по отношению к исмаилитскому меньшинству, сосредоточенному в провинции Хама, после того, как представители последнего уклонились от военной службы. В то же время, режим Асада не сбрасывает друзов со счетов. Тот факт, что они готовы сражаться на территории своей провинции, позволяет сирийской армии обстреливать суннитские районы в окрестностях Дамаска и в Дераа с позиций на Друзском нагорье, с тем, чтобы друзы сами справлялись с реакцией повстанцев.

С другой стороны, друзы подвергаются давлению со стороны мятежников, требующих от них официально порвать с режимом Асада и позволить мятежникам войти на территорию провинции и расправиться с сирийской армией. До сих пор друзы отказывались. Видный друзский деятель объяснил мне это следующим образом: «Правительство – единственный источник нашего вооружения и, значит, нашей мощи. Если мы объявим ему войну и порвем с ним отношения, наши боезапасы будут исчерпаны за пару часов, и мы не получим помощи от Катара, Саудовской Аравии или Турции [которую получают повстанцы-сунниты]. Мы также не можем позволить экстремистам войти в друзские поселения и уничтожить администрацию Асада, поскольку результатом этого станет оккупация Сувейды экстремистами». Он напомнил о столкновениях между силами Джабр Аль-Нусра и друзским населением в районе Идлиб, которые стоили жизни 23 друзам: «В Идлибе Джабр Аль-Нусра захватила 30 друзских деревень и заставила их обитателей поменять свою веру на суннитский ислам. И даже при этом многие были убиты, а все, что оставалось у друзов для самозащиты, — это мотыги да несколько охотничьих ружей».

В последнее время усиливается давление на друзов с целью заставить их прекратить сотрудничество с режимом. Мятежники овладели базой 52-й бронетанковой бригады и оттуда продолжили наступление на ближний аэродром, расположенный на восточной границе провинции Сувейда. Друзские милиции помогли сирийской армии отбить первую атаку. В ответ Сводобная армия Сирии заявила, что откладывает новое наступление с целью вступить в переговоры с лидерами друзов и заверить их в том, что Друзское нагорье не подвергнется атаке. На самом деле, похоже, наступление было прервано по требованию США, Иордании и Саудовской Аравии, «патронов» Свободной армии Сирии на юге страны.

23 различные группы, объединенные под эгидой Свободной армии Сирии, пообещали друзам, что те не будут атакованы, если сами не проявят инициативу:

Луч света               

Несмотря на все сказанное выше, поведение друзского меньшинства с начала восстания в Сирии обеспечило ему определенную степень безопасности и независимости. Во-первых, у друзов есть альтернативное руководство, которое связано не с режимом Асада, а с повстанцами. Во-вторых, с первых дней восстания в Сирии граждане и активисты в Дераа и на Друзском Нагорье сотрудничали и помогали друг другу, несмотря на напряженность в отношениях и на случаи обоюдных похищений в целях получения выкупа. В третьих, многие в рядах оппозиции понимают, что друзы не в полной мере лояльны режиму, ввиду множащихся случаев их уклонения от военной службы и активного участия друзов в ненасильственных протестах в начальный период событий.

Более того, доминирование Свободной армии Сирии на юге Сирии удобно для друзов, и две этих силы зачастую объединяются для сопротивления ИГИЛ. Влияние этой организации, которая безусловно обратила бы друзов в ислам силой или даже устроила бы им резню, на юге незначительно, и повстанцы объявили решительную войну ряду организаций, использующих риторику, подобную риторике ИГИЛ. Бойцы Свободной армии Сирии в последнее время выбили силы ИГИЛ с севера провинции Сувейда, и спикер Свободной армии Сирии на этой неделе пообещал защищать друзов от ИГИЛ. До сих пор бойцы Фронта [так можно коротко перевести название последней организации на русский] не участвовали в военных действиях вблизи Друзского нагорья.

Друзский храм в Сувейде. Фото: Charles Roffey

Друзский храм в Сувейде. Фото: Charles Roffey

Свободная армия Сирии объединяет целый ряд небольших повстанческих организаций, разделяющих антисектантские и продемократические убеждения. Деньги и часть военного снаряжения они получают из Саудовской Аравии, Иордании и США, которые не готовы закрывать глаза на преследования меньшинств, как это делают Турция и Катар (несущие ответственность за вооружение салафистских групп наподобие Ахрар Эль-Шаам). Когда Свободная армия Сирии овладела друзскими деревнями в провинции Идлиб, она не причинила никакого вреда местным жителям. «Светские» повстанцы и исламисты прекратили насилие, которое привело к гибели 23 друзов в Идлибе и осудили Джабр Аль-Нусра за подобные действия. Более того, Фронт, который по своей сути не склонен к терпимости по отношению к не-суннистским группам, действительно силен на юге Сирии, однако в последнее время он склоняется к более умеренной позиции ради сохранения поддержки сирийских суннитов, большая часть которых не одобряют экстремизма Эль-Кайды. Именно на этом фоне прозвучало извинение этой организации за инцидент в Идлибе и обещание привлечь к суду ответственных за убийство друзов.

Понятно, что этого недостаточно для устранения опасений друзов по отношению к мятежникам. Как объяснил мне друзский активист, представитель одного из влиятельных кланов: «Мы  сейчас не можем ни на кого положиться. Мы должны защищаться от всех. Мятежники рано или поздно выступят против нас, потому что они тоже не доверяют нам». Дефицит доверия диктуется давними историческими противоречиями между обитателями Хорана (Дераа), суннитами, и жителями Друзского нагорья, в частности из-за жестоких споров о пастбищах.

«Только тайная помощь»

Из бесед с друзскими активистами в Сирии вытекает, что друзы предпочли бы сохранять нейтралитет, но не могут позволить себе этого из страха как перед режимом, так и перед повстанцами. Многие друзы заинтересованы в тайных и окольных поставках оружия из Израиля, и сигналы в таком духе поступают в Израиль от разных представителей этой общины. Активисты, с которыми я беседовала, подчеркивали, что если подобные поставки будут обнаружены, это поставит их в более трудное положение, нежели сотрудничество с режимом или с мятежниками. Поэтому озвучиваемые в Израиле идеи о создании полосы безопасности для друзов на сирийской стороне плато Голан – это совсем не то, в чем нуждается друзская община.

Многие в Израиле истолковывают призывы о помощи, идущие от сирийских друзов, как свидетельство того, что община стоит перед угрозой уничтожения. При этом друзы стремятся главным образом уклониться от тяжелого выбора, стоящего перед ними. Полная мобилизация на стороне режима Асада обеспечит им защиту и оружие, однако направит их сыновей на поля сражений, в которых армия участвует на всей территории страны. С другой стороны, присоединение к мятежникам на юге Сирии окажется для друзов не менее опасным: и потому, что это может подставить Друзское нагорье под безжалостные обстрелы армии Асада, и потому, что мятежники не могут гарантировать создание централизованной власти, которая обеспечила бы стабильность и всех членов друзской общины.

 Оригинал публикации на сайте Молад

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x