Экономика

"Давайте мы пограбим население..."

Давид Эйдельман

Многие, причем не только приверженцы запредельного «свиного капитализма», но и сторонники идей социальной справедливости, довольно часто, воспринимают любое «социальное», как некоторое желательное, но вовсе необязательное дополнение к «экономическому».

Да бросьте, — говорят они, когда слышат о социальном измерении бюджета, о социальных правах, о социальной справедливости — нам бы сначала экономику поднять, чтоб доходы увеличились, а потом уже можно будет и социальным заняться.

И ладно бы так рассуждал только наш безграмотный министр финансов, который путает Дульсинею с Росинантом, а Коперника считает древним греком. Нет! Это какой-то устоявшийся стереотип, который потому и повторяется несмышленышем Лапидом, что это первое что приходит в голову безграмотному человеку, когда он начинает рассуждать об экономике.

Яир Лапид
фото «ха-Айн ха Швеит»

«Я ничего не понимаю в экономике» — говорил Лапид, интервьюируя (в качестве журналиста) Биньямина Нетаньяху. И Биби дал ему портфель министра финансов. И сегодня Лапид безапелляционно рассуждает об экономике, как будто должность добавляет знания и умственные способности. Смысл его рассуждений можно свести к следующему: мы потому, урезаем социальные возможности, повышаем налоги и цены, грабим население, что хотим починить экономику за счет среднего класса и неимущих. Лапидовская логика проста: надо превратить социально слабых в нищих, а средний класс в новых бедных, чтобы экономика заработала. А вот когда она начнет подниматься, тогда мы и будем раздавать социальные блага. А сейчас наша главная задача найти деньги. И мы их найдем в ваших карманах — у тех, кто не может защищаться. Ну не посягать же нам на право сильных, которые могут сопротивляться — мощные рабочие комитеты, магнатов, монополистов.

Логика эта действительно проста как площадная кричалка. Но верна ли она? Способствует ли обнищание населения подъему экономики?!

 

Рагхурам Раджан, в прошлом главный экономист МВФ, несколько лет назад опубликовал работу под названием «Как неравенство разожгло кризис», в которой высказывает свою точку зрения на одну из фундаментальных причин, которая привела к современному кризису, который, как известно, начался с США. В статье говорится, что причиной кризиса стало именно то, что самой сильной в мире американской экономике удавалось добиваться роста потребления без роста доходов подавляющей части общества. Это не могло не привести к кризису.

До недавнего финансового кризиса политики США с обеих сторон — и республиканцы и демократы, в своих избирательных программах опирались на Fannie Mae и Freddie Mac — гигантские ипотечные агентства, которые выдавали дешевые кредиты для их избирателей. Однако эти дешевые кредиты симулировали благополучие, пряча более серьезную проблему — растущее неравенство доходов.

Велик диапазон причин, по которым не росли доходы большей части населения США: от неправильного питания, до неправильной социализации некоторых групп населения. Но главная причина — очень слабое начальное и среднее образование большинства населения.

Единственное решение проблемы неравенства роста доходов — кардинальная реформа образовательной системы США. Однако улучшить качество образования достаточно тяжело. Для этого необходимы реальные и эффективные изменения политики в областях, в которых статус-кво поддерживается большим количеством заинтересованных сил. Для того чтобы такого масштаба изменения провести на всех уровнях, чтобы они дали эффект — нужны годы, годы и годы. А самое печальное, что это не может удовлетворить текущей обеспокоенности электората. И не может принести необходимые очки политику, который думает, прежде всего, о следующих выборах.

Поэтому политики искали другие, более быстрые способы. Давно стало очевидным, что важен не доход, а потребление. Умный и циничный политик заметит: если потребление домохозяйств среднего класса устойчиво, если они могут позволить себе новую машину и другие технические новинки каждые несколько лет, могут позволить себе ездить на пикники, а иногда даже экзотический отдых. И если они смогут себе все это позволить, то, скорее всего, они будут меньше обращать внимание на свои «застоявшиеся» зарплаты.

В конце девятнадцатого века один еврейский острослов сказал, что люди делятся на плохих и плохих. Одни плохие люди — бедные. Бедные — они плохие. Что с них взять? У них нет денег. Другие плохие — богатые, поскольку если бы они были бы хорошими, то у них бы не было бы денег.

В конце двадцатого века другой еврейский острослов, комментируя вышеприведенный афоризм, заметил, что наконец-то появились хорошие люди. У них чаще всего нет денег, но есть кредитная карточка, позволяющая покупать на платежи. У них нет денег, но есть разрешенный или регулируемый минус в банке. И если этот минус будет расти, то люди забудут, что у них нет денег, что их доходы растут медленнее, чем доходы. Они будут одалживать у будущего. И будут хорошими. Но не вечно.

Ответом финансового и политического истеблишмента на растущее неравенство – было увеличение кредитования семей, особенно семей с низким уровнем доходов. Сегодня уже трудно понять, было ли это тщательно спланированной политикой или просто результат следования путем наименьшего сопротивления. Преимущества такого курса были очевидны. Увеличение кредитования позволяло увеличивать потребление, а, следовательно, объем продаж и производства товаров и услуг. Это приводило к созданию большего количества рабочих мест.

«А то, что придется потом платить,

Так ведь это ж, пойми, — потом!»

Оплату большого счета можно отложить на будущее.

Рагхурам Раджан.Неравенство разжигает кризиз

Рагхурам Раджан

«Как цинично это ни покажется, простые кредиты исторически использовались в качестве смягчающего средства правительствами, которые не могли напрямую успокоить растущую обеспокоенность среднего класса» — пишет Рагхурам Раджан.

По его мнению, в более широком смысле, причинами, вызвавшими этот финансовый кризис, были не жадные банкиры и слабохарактерность регулирующих органов (хотя было большое количество как тех, так и других), они глубже.

Израильское общество — обладает не меньшим количеством очень глубоких проблем, чем американское. У нас более ответственная система кредитования и выдачи ипотечных суд, может быть из-за того, что в «закрытом» Израиле гораздо хуже обстоят дела с межбанковской конкуренцией и темпами строительства. Но наши проблемы в области демографии, взаимоотношений религии и государства, расколотой системы образования, общей «закрытости общества» и рынков — взрывоопасны.

Ответственная экономическая политика должна в Израиле исходить из аксиомы, что экономика это не только сиюминутные показатели биржи и не только финансовая деятельность. Исправление социально-экономических трудностей в любом обществе требует времени и продолжительных целенаправленных усилий. Но только четко поставленные социальные цели позволяют поднять общество на качественно более высокий уровень. Если бюджет не содержит социальных целей — это плохой бюджет. Если в бюджете не заложены стимулы для подъема экономики, а наоборот есть только меры отбивающие мотивацию — то это не решение, а усугубление проблем.

Подход Лапида: «Давайте мы пограбим население, чтобы поднять экономику» — не может оздоровить экономику.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x