Мир в доме

Готовность к диалогу в тисках насилия

Юлия Кислев, Михаил Урицкий, Зоя Черкасская

Всего три года прошло с тех пор, как группа активистов, приехавшая в Анатот поддержать араба, третируемого местными поселенцами, поверглась жестокому избиению разъяренной толпой. Этот инцидент вызвал тогда широкий резонанс, так как стал чуть ли не первым случаем, когда евреи едва не линчевали своих же соплеменников, обзывая их «предателями» и «коллаборационистами». Я уже писал о тех событиях, и нет смысла описывать их здесь снова. Хочу лишь остановиться на одном запомнившемся мне эпизоде. Тогда, несмотря на читавшееся в глазах нападавших твердое намерение разделаться с «пятой колонной», среди активистов присутствовал человек, упорно сохранявший «готовность к диалогу» и веру в то, что любая толпа состоит из людей. Этого человека били, он падал на землю, невозмутимо вставал, и принимался мягко увещевать своих мучителей, взывая к «разумному, доброму, вечному». В ответ его снова валили на землю, и так раз за разом. Из его головы уже сочилась кровь, губа была рассечена, одежда порвана, но он, тем не менее, продолжал «вести диалог».

Я часто вспоминаю об этом эпизоде, наблюдая за тем, что происходит в Израиле в последние месяцы. Поведенческая стратегия, избранная большинством левых, перед лицом преследований и усиливающихся репрессий, напоминает поведение этого человека. И речь даже не столько об участившихся случаях физической расправы. Нынешний разгул ультраправого насилия – это лишь следствие последовательной делегитимации тех, кто не приемлет апартеид и принцип коллективного наказания, а также  не желает сортировать гибнущих, страдающих и обездоленных людей на «своих» и «чужих». Эта делегитимация осуществляется на всех уровнях – в главных СМИ, в высших эшелонах власти, в официальных постановлениях и законодательных инициативах – и, в конечном счете, она выплескивается на улицы и в виртуальное пространство в виде агрессии, как словесной так и физической. Если министр иностранных дел призывает обходиться с идеологическими противниками как с террористами-похитителями, если по стране прокатывается волна увольнений и санкций по отношению к тем, кто не выказывает достаточного пиетета к израильской армии, если в прессе публикуются призывы сажать в тюрьму инакомыслящих, то стоит ли удивляться тому, что фашиствующая шпана, получив, наконец-то, возможность под благовидным предлогом разрядить свою агрессию, радостно берется за дело.

Что же делают левые в подобной ситуации? Подобно человеку, упомянутому в начале статьи, чем больше они получают ударов, тем активней призывают к «диалогу с оппонентами». Они начинают оправдываться еще старательней: да нет же, не подумайте дурного, мы глубоко чтим наших солдат, мы ратуем за интересы нашего государства, мы сопереживаем жителям Сдерот. А главное, мы неукоснительно соблюдаем закон, избегаем любой конфронтации и полностью полагаемся на нашу полицию.

демонстрация на площади Рабина
фото Алиса Став

На последней демонстрации в Тель- Авиве это проявилось особенно ярко. Во время митинга полиция удерживала ищущих столкновения ультраправых на значительном расстоянии. Но после того, как официально демонстрация закончилась, полицейские самоустранились, оставив демонстрантов наедине с беснующейся толпой, выкрикивающей в их адрес проклятия и угрозы. Группа «Антифа» – те, кто был призван обеспечить участникам демонстрации безопасное отступление – могла бы блокировать нападающих, встав перед ними стеной, чтобы в случае нападения «принять бой». Женщины, пожилые люди и все, кто слабее, могли бы за их спиной отступить к автобусам или отойти на безопасное расстояние. Но это означало бы ввязаться в драку. А кредо почти всех израильских левых, даже бывших боевых офицеров из движения «Бойцы за мир» — избегать конфликта любой ценой. Поэтому было принято решение отступать всем вместе, разбившись на группки. Проще говоря, как можно быстрее спасаться бегством, несмотря на явный численный перевес. В результате, в ходе отступления несколько человек получили ранения, а еще двое подверглись избиению у подъезда своего дома – их выследили нападавшие, которые упустили основную группу «врагов народа» и жаждали продолжить веселье. Что ж, левые в очередной раз доказали свою приверженность ненасилию, как и до этого на площади Габима, как в Хайфе, где ультраправые устроили побоище прямо на демонстрации, прорвав полицейский кордон. На разбежавшихся в панике хайфских демонстрантов, вошедшие в раж воители с «пятой колонной» охотились тогда на протяжении всего вечера, отлавливая и избивая их везде, где те успевали спрятаться – в барах, в скверах, в подъездах домов. Так ультраправые штурмовики в очередной раз убедились, что могут действовать абсолютно безнаказанно — никто им не даст отпор.

Разумеется, любой, кто сохранил хотя бы минимальную способность трезво оценивать реальность, не станет предполагать, что обуреваемых агрессией молодчиков, размахивающих израильскими флагами и рыщущих по улицам израильских городов в поисках «предателей», на самом деле заботит участь жителей Сдерот или благополучие солдат, воюющих в Газе. Мало кто сейчас вспоминает переполох, который поднялся в 2007-м году в связи с обнаружением в Петах-Тикве группировки неонацистов. Как же так?, — патетично вопрошала тогда шокированная общественность – неонацисты в еврейском государстве?! В сущности, это была обычная шпана – «гопники», коих в Израиле легион. Однако, в отличие от других, они присовокупили к своим хулиганским выходкам неонацистские лозунги и соответствующую атрибутику, чем и вызвали всенародный гнев, вплоть до петиций с требованием лишить гражданства и выслать из страны их семьи.

Сегодня, на фоне разгула еврейского неонацизма, похождения незадачливых подростков — почитателей Гитлера из Петах-Тиквы представляются невинными шалостями. По нынешним временам, для того, чтобы влиться в мейнстрим, им нужно было бы всего лишь сменить свой старый лозунг «смерть проклятой расе!» на более актуальный – «смерть арабам и их приспешникам!». Им, вероятно, не потребовалось бы даже менять символику. Ведь некоторые из пришедших учинить расправу над ненавистными «леваками» были одеты в футболки с надписью GoodNightLeftSide – популярный лозунг европейских и российских неонацистов. Еврейские штурмовики из постоянно расширяющейся группировки «Эль Яхуд» без сомнения приняли бы их с распростертыми объятиями. «Нужно заставить леваков бояться выходить на улицы», «нужно заставить их замолчать», «нужно вогнать им в морду наш железный кулак», «изловить и избить до посинения каждого из этих подонков» — все это уже давно перестало быть анонимными комментариями в сети и превратилось в открытое руководство к действию. Полиция же предпочитает закрывать  глаза на происходящее . И неудивительно, ведь комплектуется она зачастую как раз из тех, кто еще вчера точно так же рыскал по улицам и выкрикивал похожие лозунги. Один из магавников (служащий пограничных войск), охранявших левую демонстрацию, выразил глубокое сожаление, что не может снять форму и присоединиться к атакующим: «Я внутренне чувствую, что нужно уничтожать, стрелять и убивать леваков, но я – солдат, и должен быть осторожен».

Если так будет продолжаться, то в какой-то момент израильские левые рискуют оказаться в том же положении, в котором оказалась Социал-демократическая партия Германии в июле 1933-го года, когда ее окончательно запретили как «враждебную народу». Несмотря на то, что в ее распоряжении имелась боевая организация, насчитывавшая два миллиона человек, эта организация так ни разу и не была приведена в действие. Антифашистская стратегия немецких социал-демократов была весьма схожа с поведенческой стратегией израильских левых – при защите демократии применять только демократические методы, и всеми силами воздерживаться от насилия. Чтобы «избежать худшего» — захвата власти фашистами, который они представляли себе лишь в форме путча, их лидеры терпели бесчинства штурмовиков и постепенное выхолащивание основных демократических прав и свобод. На завершающей же стадии узурпации власти нацистами уже было поздно что-либо предпринимать.

Это вовсе не означает, что следует целенаправленно идти на конфликт и усугублять раскол, и без того ставящий страну на порог гражданской войны. Но реальность такова, что левые в Израиле сегодня последовательно выталкиваются за пределы консенсуса, все чаще подвергаются репрессиям и становятся объектами нападений уличной шпаны, до предела наэлектризованной подстрекательской атмосферой, которая старательно нагнетается властями. То же самое происходит и в сети, где на тех, кто осмеливается перечить официозной риторике выливаются потоки проклятий и угроз. Даже робкая попытка восстановить хронологию событий за прошедшие три месяца – коллективное наказание в виде сотен выпотрошенных домов и массовых арестов, убийства палестинских подростков в Дуре, Бейтунии и Каландии, гибель под бомбежками семилетнего мальчика в Газе в середине июня (когда израильтяне еще сидели в барах, смотрели футбол и не помышляли ни о каких сиренах и бомбоубежищах) – воспринимается как измена Родине. Еще бы, ведь это подрывает пропагандистский шаблон, согласно которому нынешняя операция в Газе была инициирована исключительно как ответ на ракетные обстрелы.

Так может быть правы те немногие представители левого лагеря, которые призывают осознать, что диалог с теми, кто высказывает откровенно фашистские идеи, невозможен в принципе? И так как сезон охоты на левых в Израиле открыт, остается лишь одно – организовывать курсы самообороны, обучаться искусству рукопашного боя и готовиться к предстоящим столкновениям с ультраправыми. Потому что подобные столкновения в будущем, к сожалению, неизбежны, и рассеянное бегство, наблюдавшееся на предыдущих демонстрациях, будет лишь разжигать аппетиты погромщиков.

Разумеется, никто из левых не хочет эскалации конфликта, но есть ли иной выход? Что же касается публичных дискуссий, то и здесь создается впечатление, что наилучшая стратегия в нынешних условиях – четкое обозначение своей позиции без малейших попыток оправдаться и сблизиться с теми, кто воспринимает оппонентов как «изменников Родине». Тот, кто с головой погряз в созданной государством национал-патриотической трясине, не выберется из нее добровольно, как бы ни протягивали ему руку. Нужно искать тех, кто еще не затянут этой трясиной, но боится в этом признаться, дабы не оказаться в положении изгоя. А таких немало. Социальный психолог Соломон Аш обнаружил в ходе своих экспериментов, что подавляющее большинство людей склонны к конформизму, и дают заведомо неправильный ответ, если такой ответ дают все, сидящие вместе с ними в аудитории. При этом оказалось, что поддержка хотя бы одного единомышленника значительно увеличивает социальную храбрость человека. И он, скорее всего, даст правильный ответ, даже если оппонентов в аудитории будет целая сотня.

В этом, вероятно, и заключается миссия любого неравнодушного человека, занятого общественной деятельностью — в ситуации, когда люди охвачены страхом и принуждаемы к конформизму, стать для кого-нибудь подобного рода единомышленником. На большее левые вряд ли сегодня могут рассчитывать.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x