Арабский мир

Вторая Трафальгарская битва

Фото: FGM

Фото: FGM

 

На этой неделе в неспокойном Средиземном море разыгралось сражение. Оно войдет в анналы истории наравне с битвами при Саламине и Трафальгаре.

Военно-морской флот Государства Израиль провел дерзкую операцию по перехвату армады противника, включавшей траулер “Марианна” с 18-ю пассажирами на борту. Морские пехотинцы Израиля овладели судном и отбуксировали его в порт Ашдод.

Адмирал, командовавший грандиозной схваткой, предпочитает пока что оставаться в скромной неизвестности, и мы не может воздать ему почести, воздвигнув в центре Тель-Авива колонну, подобную той, которой был удостоен адмирал Горацио Нельсон на Трафальгарской площади в Лондоне. Как жаль!

Тем не менее, премьер-министр Биньямин Нетаниягу отметил в высоком стиле доблесть победителей и выразил благодарность и восхищение нации их героическим подвигом.

Я мог бы продолжать в этом ключе, но и у сарказма есть пределы.

Вся затея – шедевр глупости.

Пять лет назад несколько небольших судов сделали попытку приплыть в Газу с целью символической поддержки осажденного анклава, и израильский флот их пропустил. Никто об этом больше не вспоминал.

Потом была “Турецкая флотилия”: несколько небольших судов во главе с более крупным “Мави Мармара” с сотнями миротворцев из Турции и разных стран на борту. На этот раз Нетаньяху и его клевреты были полны решимости дать понять всему миру, кто гонит морскую волну. Он приказал напасть на флотилию.

Израильские морпехи высадились на палубу “Мармара” с вертолета и в последовавшей схватке девять турок (один из них оказался также гражданином США) были убиты. Десятый впоследствии умер от ран. Они не были вооружены, но оказали яростное сопротивление.

Другие лодки этой флотилии захватили без сопротивления. Все они были отконвоированы в Ашдод.

Последовала бурная международная реакция. Для многих “Мармара” стала символом израильского зверства. Катастрофа на фронте пропаганды заставила Нетаньяху отпустить всех задержанных активистов и экипаж и отправить их домой.

И то, что могло быть незначительным и быстро забытым инцидентом, стало великой победой активистов. Весь мир уделил им внимание. Блокада Газы оказалась в центре международных интересов.

Еще более тяжелыми были политические последствия. Турция стала врагом.

Много лет Турция – и в первую очередь ее вооруженные силы – были надежным союзником Израиля. Завязывались отношения между влиятельными неарабскими государствами Ближнего Востока. При правлении Давида Бен-Гуриона “теория периферии” стала стержнем израильской региональной политики. В соответствии с ней Израиль установил неофициальный союз с неарабскими государствами, окружавшими арабский мир: кемалевской Турцией, шахским Ираном, Эфиопией, Чадом и другими.

Израиль продавал Турции оружие, проводились совместные маневры, со временем были установлены дипломатические отношения.

Но “Мармара” положила всему этому конец (кроме военного сотрудничества, которое тайным образом продолжается). Взыграли страсти. Последовала яростная реакция турецкого общества. Израиль отказывался выплатить компенсацию осиротевшим семьям. (Переговоры об этом всё еще продолжаются).

Умелый политик Реджеп Тайип Эрдоган воспользовался этим случаем для смены фронтов и восстановления турецкого влияния в арабских странах, когда-то входивших в распавшуюся Оттоманскую империю.

Что Израиль выиграл из всего этого? Ровным счетом ничего.

Сделало ли израильское правительство какие-то выводы из бесчинств, которые оно натворило? Еще чего захотели! С его точки зрения, это были не бесчинства, а достойная восхищения демонстрация израильской мощи и решимости. Неизбежным следствием стал инцидент, происшедший на этой неделе. Последуют и другие.

Чтобы оценить результаты этого столкновения, нужно спросить, чего каждая из сторон хотела достичь?

avneri

Организаторы флотилии хотели устроить провокацию, чтобы привлечь внимание мира к губительной блокаде. С их точки зрения, израильская реакция наилучшим образом вписалась в их замысел.

Нетаниягу стремится сохранить блокаду, привлекая к ней как можно меньше внимания, а нападение на флотилию привело к обратному результату и оказалось просто большой глупостью.

Главный вопрос, разумеется: зачем вообще эта блокада? Чего, прибегнув к ней, хотели достичь?

Официально, цель блокады состоит в том, чтобы не допустить доставки оружия в полосу Газы и таким образом предотвратить нападение ХАМАСа на Израиль.

Если так, к чему это драматическое представление? Направлявшиеся в Газу суда, которые, как было заявлено, везли медикаменты и продукты, можно было досмотреть по взаимной договоренности в портах отправления. Организаторы флотилии не могли бы против этого возразить, не вызвав подозрения.

По другому варианту, суда можно было остановить в международных водах, досмотреть и отпустить – это обычная процедура.

Израильское правительство отвергло эти возможности, заставляя таким образом предположить, что цель блокады иная. Она состоит в том, чтобы исключить любые поставки в перенаселенную Газу, кроме как через Израиль, пропускающий туда лишь самое необходимое для жизни, и сделать полосу полностью зависимой от Израиля.

Негласная цель состоит в том, чтобы вынудить 1,8 миллиона ее жителей, большинство из которых являются потомками беженцев из Израиля, прозябать в убожестве, чтобы побудить их восстать и свергнуть правление ХАМАСа. В таком случае, планы провалились самым жалким образом: в условиях жестокого давления, жители Газы еще более сплотились вокруг ХАМАСа. В конце концов, ХАМАС – это не иностранный захватчик: в нем состоят братья и сыновья этих жителей.

Оставив в стороне вопрос о законности блокады с точки зрения международного права, своей цели она не достигла, и власть ХАМАСа в Газе ничуть не ослабла.

А если так, почему бы (переведите дыхание!) не снять блокаду полностью?

Я могу представить ситуацию с открытыми границами и открытым морем. Продовольствие, медикаменты, строительные материалы и всё прочее, кроме оружия, текут в Газу со всех направлений – по морю и по суше, из Египта и Израиля.

Почему бы не позволить Газе построить порт или обзавестись плавучим портом? Почему бы не позволить ей возобновить деятельность своего аэропорта? Его прекрасное здание, построенное у Дагании, было разрушено нашими вооруженными силами. Почему бы не восстановить его?

Элементарная логика подсказывает, что чем больше жители Газы смогут потерять, тем меньше они будут склонны спровоцировать новую войну. Именно так и надо действовать, если мы действительно хотим мира и спокойствия.

Но как же с оружием? Установить строгую международную инспекцию. Такое в истории бывало – никаких проблем.

За тактической глупостью этого инцидента просматривается гораздо более серьезная стратегическая глупость.

Атмосфера Ближнего Востока заполнена слухами о тайных усилиях по выработке условий перемирия между Израилем и ХАМАСом, и даже, в некотором роде, союза.

Слухи основаны на нежелании израильского правительства вновь захватывать полосу Газы с 1,8 миллиона палестинских арабов. Не только по причинам безопасности – партизанская война со стороны ХАМАСа гарантирована – но из-за много худшего. Что действительно пугает израильские правительства, правые и левые – это демография. 1,8 миллиона арабов, число которых постоянно множится. Кошмар сионистов!

Во всех фантазиях об аннексии Западного берега полосу Газы оставляют в стороне. Да, исторически и географически – это часть “Эрец Исраэль”, но кому она – черт возьми! – нужна?

Наше теперешнее правительство, состоящее из крайне правых, хотело бы при удобном случае аннексировать Западный берег с как можно меньшим, по возможности, числом арабов. По этой причине Махмуд Аббас (Абу Мазен) куда более опасный враг Нетаньяху, чем ХАМАС. Аббас снискал международное признание. Он пользуется растущей поддержкой ООН и США.

В таком случае можно было бы ожидать, что Нетаньяху будет вести борьбу с Аббасом и поддерживать ХАМАС в создании мини-государства в Газе. Но он ведет себя как ребенок, которому предложили выбрать одну из двух шоколадок: “Хочу обе!”

Поэтому он пытается подорвать Аббаса и ведет доблестное сражение в отрытом море с ХАМАСом, в тот же время вступая в тайные переговоры со своими новыми друзьями: Саудовской Аравией и Египтом, чтобы добиться долгосрочного перемирия (“худны”) с ХАМАСом.

Правда, непросто?

Немного личного. Мне задали вопрос: почему меня не было на судне, которое хотело прорвать блокаду на этой неделе?

Поверьте, я очень хотел бы там быть. Я люблю море. Я люблю плавания. Я охотно разделил бы общество бывшего премьер-министра Туниса и арабского депутата Кнессета на этом судне. И прорыв блокады – одно из моих желаний.

Беда в том, что организаторы этих флотилий настаивают на политической программе, отрицающей существование государства Израиль. Как и организаторы бойкотов, они отстаивают химеру Единого Государства.

Я верю в мир. Мир между двумя государствами: Израилем и Палестиной. Я поддерживаю борьбу палестинцев за независимость, как часть моей борьбы за мирный демократический Израиль.

Так мне не случилось стать участником Второй Трафальгарской Битвы.

 

Оригинал публикации

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x