Мир в доме

Восемь мыслей о вражде и надежде

«Взывайте к сердцу Иерусалима». Иерусалимское гражданское общество хочет жить в добром соседстве

1. «Кто эти, восходящие от пустыни?»(Песнь Песней) —

9 ава на Тахана (так называется отстроенная территория старой железнодорожной станции в Иерусалиме) собрались люди, которые хотят сделать Иерусалим лучше. Они хотят жить в городе без терактов, без межнациональной вражды, без ненависти и насилия. Там можно было увидеть и пожилых людей в вязаных кипах, и хипстерскую молодежь из Нахлаот, и даже представителей движения ХАБАД. Люди приехали на этот тихий митинг со всего города, несмотря на то, что основная часть присутствующих соблюдали пост. «Мы должны сохранять рассудок и во время войны», говорят организаторы, среди которых — столичный Форум Культуры, объединение Матнасов и другие организации,  как правило, далекие от политики. «Ведь и после войны все мы будем продолжать жить вместе — евреи и арабы. Сегодня траурные песни, молитвы и речи будут посвящены не только нашей скорби по разрушенному Храму, но и нашему протесту против волны расизма и насилия, захлестнувшей город».

Вечерняя молитва на «Тахана»: мужчины и женщины, ортодоксы и все остальные

2. Иерусалимский заповедник

«Тахана» с самого начала ее существования символизировала другой Иерусалим, не тот, который мы встречаем в вечернем выпуске новостей — всегда с отрицательной коннотацией. Этот Иерусалим терпим, толерантен, прохладен и спокоен даже в жару. Здесь встречаются самые разные люди, и в будни, и в субботу, чтобы выпить пива, послушать музыку, поучаствовать в различных выставках и мероприятиях. Сюда приезжают на велосипедах и приходят с собаками. Это тот Иерусалим, в котором на каждую обычную ортодоксальную синагогу приходится «синагога равенства» — общины, в которых женщинам отведена не менее важная роль в организации и проведении молитв, чем мужчинам. Это тот Иерусалим, в котором  спокойно и мирно уживаются совершенно разные люди, верящие в самые разнообразные идеи. Это город, в котором живут однополые семьи с детьми, как религиозные, так и светские. Это тот Иерусалим, в котором я живу я.

Рав Михаэль Малкиор, в прошлом депутат Кнессета, глава партии «Меймад»

3. Нельзя терять надежду

Раввин Михаэль Малкиор попросил удивленную публику спеть вместе с ним известный «гимн» религиозного сионизма «Мы верующие, дети верующих, и не на кого нам надеяться, кроме Отца, Господа нашего». Естественно, затем последовало объяснение: у этого гимна глубоко пессимистичная основа, что подтверждается, если взглянуть на стих Мишны (трактат Сота), который цитируется в этой песне. Речь идет о состоянии, предшествующем полному падению Иерусалима: коррупция власти, отсутствие нравственных ориентиров, общественное мнение подчинено раздорам между радикальными, фанатичными группировками.  Но и в такой ситуации нужно, даже необходимо, надеяться на себя, на нашу способность достичь мира и согласия, внутри еврейского общества, и между евреями и арабами. «Нельзя отчаиваться и терять надежду на построение более справедливого общества, нельзя отчаиваться и терять надежду на мир», подчеркнул Малкиор.

Эйлат Либер, генеральный директор музея «Башня Давида»

4. Внутренний враг сильнее внешнего

«Тит Флавий  Веспасиан знал, глядя на стены Иерусалима, что его цель уже достигнута — еще до того, как он послал хотя бы одного легионера на штурм. Иерусалим разрушен изнутри, разрушен своими жителями, страдающими от голода и усталости, и объединенными только в одном: в ненависти друг к другу», рассказывает Эйлат Либер, директор «Мигдаль Давид». Войны не выигрываются и не проигрываются только лишь силой оружия — как тогда, так и сегодня. Когда общая беда, общие страдания не делают людей терпимей, не заставляют их проявлять сострадание, а лишь бросаться друг на друга, в лучшем случае, с кулаками — не нужен никакой внешний враг.

«Умеренное большинство платит высокую цену за свое молчание». Участники митинга слушают выступление Эйлат Либер

5. Голос разума — самый тихий

В каждом обществе умеренные составляют большинство. Часто это люди, далекие от политики, иногда — сочувствующие той или иной партии, но питающие отвращение к радикализму и политическим играм. Но инертность и пассивность могут привести к тому, что только крайности обсуждаются в обществе, только идеи, разжигающие ненависть и вражду, остаются слышны, только фанатизм и национализм оказывают влияние на умы. Этот процесс происходил в Германии в 20-30 годы 20 века. Этот процесс, к сожалению, характерен для многих мусульманских стран и общин. Этот процесс начинает задевать и нас.

Илан Эзрахи, представитель общества Матнасов

6. Коллективная память города

В Иерусалиме сирена звучала всего несколько раз, но это не значит, что здесь не чувствуется военное положение — несколько терактов, стрельба, беспорядки в арабских районах, все это заставляет жителей вспомнить о том, как ощущается интифада. Но в этот раз, впервые, даже самые стойкие ужаснулись разгулу ненависти, насилия и расизма со стороны евреев. Зверское убийство Мухаммада Абу-Хдира, линч двух арабов, попавших в больницу с тяжелыми ранениями, крики «Смерть арабам», раздававшиеся во время демонстраций правых — такого наш город не припомнит. Ужас и возмущение этими событиями привели постящихся людей на митинг 9 ава, включая и тех, кто обычно занят культурой, изучением Торы и детскими кружками. Еврейские жители Иерусалима повидали немало: осаду, бомбежки, разделение города стеной, бои на улицах, теракты, камни и бутылки Молотова во время демонстраций… Они хотят мира и спокойствия, они любят свой город, и они не готовы, чтобы зверства совершались в их городе от их имени.

Раввин Дани Хартман

7. Всегда есть причина для ненависти

«Наша ненависть никогда не беспричинна, не так ли? Она всегда оправданна и справедлива. Мы ненавидим праведной ненавистью, мы праведные люди. Вот нас, конечно, ненавидят беспричинно. Конечно, ненависть по отношению к нам никак не связана с чем-то, что мы делаем или сделали — она беспричинна и слепа. Только наша ненависть имеет ясные причины, и неважно, что она приводит к национализму и расизму», анализирует образ мысли участников конфликта раввин Дани Хартман, и добавляет: «Если Иерусалим, не дай Бог, падет еще раз, это будет из-за праведной  ненависти, имеющей веские, серьезные причины».

профессор Рахель Элиор. Все фотографии: Lena Kuznetsova

 

8. Другой Иерусалим

«Мессианская идея», поясняет профессор Рахель Элиор, «это вера, которую мы пронесли через все поколения, в то, что все может быть иначе. Что справедливость и мир возможны, что власть может быть не коррумпированной и воинственной, а честной и умной, и нести народу пользу и процветание». Другой Иерусалим собрался 9 ава на «Тахане», чтобы поговорить о раздоре, ненависти и разрушении, а получился разговор о надежде. Дай Бог, чтобы этот голос был услышан.

 

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x