Арт-политика

«Видимо, в Израиле им чего-то не хватает»

Фото: Jonathan Adami

Фото: Jonathan Adami

Как флиртовать с немцами и с немками? Этим вопросом, скорее всего, задаются тысячи иностранцев, ежегодно оказывающихся в Берлине. Художница и дизайнер Дорит Биалер из Раананы уже пять лет живет в столице Германии, претендующей в последние годы на звание культурного центра объединенной Европы. За это время Дорит успела многое понять о берлинцах обоих полов. И решила поделиться своими наблюдениями с новоприбывшими – в первую очередь, конечно, с израильтянами – посредством символической карты.

Тут отмечен Бритый лес, попав в который, понимаешь: тот факт, что твой потенциальный немецкий партнер бреет подмышки, ничего не говорит о его сексуальных предпочтениях. Указано местоположение Волшебного ключика — универсальной мудрости, гласящей, что лучший способ быстро завоевать чье-либо расположение — это завести разговор о нем самом. Дорит разом развеевает надежды израильтян на то, что все немки подобны доступным волонтершам, наведывающимся в израильские киббуцы, и спешит разубедить израильтянок в том, что их восточная красота по-прежнему котируется в мультикультурной Европе.

Дорит Биалер, "Как флиртовать с немцами"

Дорит Биалер, «Как флиртовать с немцами»

 

Дорит – член группы с говорящим названием Die asporas, объединения израильских художников и фотографов, проживающих в Берлине. Им всем чуть за тридцать или около того, они выросли – кто в киббуце, кто в Иерусалиме, кто в Тель-Авиве, выучились в «Бецалеле» или в художке при колледже «Бейт-Берл» («Мидраша ле-оманут»), а потом – уехали в центр Европы жить и работать. Там они – немного туристы, немного эмигранты, немного, вроде бы, и свои. Они считают, что их работы, очень разные и созданные в разных жанрах – от фотографий природы до инфографики – объединяет именно это «подвешенное» состояние: между мирами, между культурами, между двумя родинами (страной праотцов и страной отцов и дедов), ни одна из которых не является по-настоящему твоей.

Дорит Биалер, "Кадима", 2014.

Дорит Биалер, «Кадима», 2014.

Куратор и инициатор группы, 30-летняя Лиор Виленчик, рассказала «РеЛеванту» в эпистолярном интервью о том, как она оказалась в Берлине, как ей там живется и о том, почему столько молодых израильтян – художников и не только – предпочитают пасмурную Европу тель-авивским пляжам.

Расскажите о себе и о группе.

«Я родилась в самом центре Тель-Авива и выросла на пятачке в один квадратный километр, который по-прежнему является для меня целым миром. В 2008-м я окончила «Мидрашу» при колледже «Бейт-Берл», а через полгода уехала в Берлин. Еще во время учебы я поняла, что поеду в Европу. Многие молодые художники чувствуют, что хотят начать издалека – возможно, чтобы освободиться от формалистских позиций, которые нам внушали в «Мидраше» и которые были мне чужды. В последние пять лет я курсирую между Берлином и Тель-Авивом. Многие мои коллеги-израильтяне переехали в Берлин насовсем и редко бывают в Израиле. Но после первых лет в новом городе, когда я учила язык и завоевывала место на берлинской художественной сцене, я поняла, что мне не хватает контекста. Здесь язык интернациональный, все можно, иногда настолько, что смысл ускользает. Я решила, что нужно построить более широкую, групповую платформу, которая придаст контекст моему творчеству и творчеству других израильских художников, иммигрировавших в Германию.

Так возникла Die Asporas. Это площадка для визуального исследования вопросов, связанных с культурной и национальной идентификацией. Процесс возникновения группы был естественным, он сопровождал мой личный опыт в чужой культуре. Я стала встречаться с молодыми израильтянами — художниками, дизайнерами и учеными, для которых эмигрантский опыт стал частью творчества. Разговор между всеми нами придает новые смыслы каждой выставке и добавляет ей «перца»».

 

Lior Wilentzik, flower key, digitall collage 2013

Lior Wilentzik, flower key, digitall collage 2013

Далеко не все работы членов группы столь же невинны, как вышеупомянутая инфографика на тему флирта. Фотографии Михаэля Штейнделя – это сочетание почти романтического восхищения немецкой природой с экзистенциальным ужасом современного европейского города. Главные герои мрачной и техничной графики Габриэля Мозеса (Гавриэль Бен-Моше) – одинокие планеты и не менее одинокие израильские подростки. А Лиор Виленчик заманивает зрителя в цветочный лабиринт, на поверку оказывающийся свастикой.

Michael Steindel "Frau Mollet"

Michael Steindel «Frau Mollet»

 

Творчество и политика для членов Die asporas нераздельны. Политика – это культура, культура – политика. Поэтому Дорит Бялер в очередной инфографике демонстрирует анатомию сионизма, а Альма Аллоро посвящает кавер-версию израильской песни «Мой моряк», классического хита ансамбля израильского ВМФ, «нападению на корабль, направлявшийся в Газу в 2010-м году».

Из высказываний членов группы можно заключить, что отъезд из Израиля для вас – больше, чем просто поиск места работы и приятного времяпрепровождения на несколько лет. Это принципиальный выбор. Верно ли это? Какие причины заставили вас сделать выбор в пользу «диаспоры»?

 «Причины отъезда из Израиля – любопытство, желание учиться, развиваться, участвовать в широком культурном дискурсе. Художники, с которыми я работаю, заняты мыслями о том, что в них есть израильского, а что – европейского, чему они принадлежат. Видимо, в Израиле каждому из них чего-то не хватает. Из личного знакомства могу сказать, что у каждого была своя, совершенно особая, причина уехать. У одного – политическая идеология, у другого – стремление к спокойствию, которого в Израиле нет. Кто-то хотел сосредоточиться на творчестве, кто-то искал финансовых возможностей, которых Израиль не предлагает, а за границей они есть, например, в виде разнообразных стипендий, призванных поддерживать студентов, художников, ученых. Только я не уезжаю, живу параллельно в двух местах. Эта жизнь позволяет обращаться и к израильской публике, и к международной. Сложности и путаница в итоге заставляют меня развиваться».

 

Gabriel S Moses - Emo 1, Enhancement series

Gabriel S Moses — Emo 1, Enhancement series

Расскажите о своих первых впечатлениях от Берлина.

«У меня заняло какое-то время привыкнуть к порядку. Я душой – жительница Тель-Авива, привыкла к архитектурному хаосу, к спешной, импровизированной застройке, к психологии импровизации. Берлин огромен, он тщательно построен и отреставрирован. Ценность, которую здесь придают сохранению прошлого, уважение к традиции и жесткие бюрократические законы – все это действительно полная противоположность израильской культуры. Хорошо запомнились визиты к врачам. Кстати о бюрократии. Можно назначить очередь и все равно прождать у кабинета врача целый день. И все кругом сидят молча, в полной тишине, послушно. Со строгим видом терпят, и ни звука – ни слова жалобы. Возможно, тут дело в коммунистических традициях Восточного Берлина, которые по-прежнему давлеют над общественным сектором. Зато, помню, когда наконец пришла моя очередь и меня окликнули «фрау Виленчик», я тут же смягчилась, почуствовала себя важной и изящной».

 

Michael Steindel, Photography,  Unwegsam markierte Wege

Michael Steindel, Photography, Unwegsam markierte Wege

Чем еще Тель-Авив отличается от Берлина?

 «Холод и пасмурная погода, которая здесь царит большую часть года, влияют на поведение людей. Люди здесь гораздо более закрыты, сдержаны. Вообще, израильтяне бьют рекорды теплоты, открытости и нарушения чужого права на частную жизнь. В Берлине бесконечно бурная культурная жизнь. Здесь гигантское количество музеев, потрясающие международные ретроспективные выставки – особенно рекомендую музей Gropius bau. Зато тесный Тель-Авив более открыт для приключений и уж точно гораздо сексуальнее Берлина».

В пояснениях к вашим выставкам вы пишете о какой-то идеальной ностальгической Европе, что-то времен Прекрасной эпохи. Удовлетворяет ли настоящая Европа вашим высоким требованиям? Может быть, вы проецируете на Европу свои идеализированные представления, так же, как ваши отцы проецировали их на Эрец-Исраэль?

 «В наших выставках проявляется ностальгия и по Израилю, и по Европе, но, вместе с тем, мы относимся и к тому, и к другому со скепсисом и юмором. Мы не предлагаем практической альтернативы – ни идеологической, ни политической. Мы только изучаем реальность. В искусстве можно фантазировать, переодеваться, преувеличивать. И, тем самым, самовыражаться и делать глупости».

Глядя на творчество группы Die asporas, подчас кажется, что бывшие израильтяне, проживающие в Берлине (вопрос о том, бывают ли израильтяне бывшими, оставим открытым) все же немного слишком серьезны. Возможно, это один из побочных  эффектов эмигрантского одиночества. У Дорит Биалер для одичавших от одиночества израильтян есть добрый совет: поговаривают, что в Берлине проживает около 10 тысяч выходцев из Израиля. В крайнем случае – выберите себе одного из них. В конце концов, именно так решили проблему ваши родители, утверждает она.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x