Общество

"Борьба за права ЛГБТ– наш общий интерес"

 

Лана Айзенштадт

Лана Айзенштадт

Лана Айзенштадт, координатор русскоязычных репатриантов в отделе абсорбции муниципалитета Тель Авива-Яффо, уже почти год активно помогает репатриантам, принадлежащим к ЛГБТ-общине. Это, господа, прецедент.

В рамках израильского месяца Гордости, я взяла у Ланы интервью.

— Лана, ты работаешь в городском управлении абсорбции, и впервые в истории отделов абсорбции и репатриантов, ты инициируешь помощь и содействие ЛГБТ, особенно русскоязычным ЛГБТ-репатриантам. Почему? Откуда такая идея?

— Идея лично для меня вовсе не нова, и появилась задолго до начала моей нынешней работы. Не могу сказать точно, с каких пор, но уже много лет проблемы ЛГБТ — гомофобия, дискриминация, насилие над личностью — очень сильно меня волнуют. Мне вообще претит любая ксенофобия, но в современном обществе все-таки проявление других её видов– скажем, расизма — считаются неприличными, по крайней мере среди людей, претендующих на некоторую просвещённость. И вот среди этих же людей зачастую не считается зазорным сказать что-то про «пропаганду гомосексуализма», или «мне всё равно, кто с кем… но зачем выставлять это напоказ» и т.д. Эти просвещённые образованные люди не понимают, что они в этот момент ничем не отличаются от добропорядочного немецкого бюргера, рассуждающего о протоколах сионских мудрецов и засилии еврейского капитала где-то в 20-30 годах прошлого века. И когда я узнала, что буду работать в Тель Авиве с новыми репатриантами, то в первую очередь подумала именно о том, как это здорово, что теперь я смогу помогать русскоязычным ЛГБТ – как тем, кто уже репатриировался, так и потенциальным репатриантам. Как это важно – чтобы побольше людей узнало о том, какой Тель Авив открытый и гей-френдли город. Чтобы они поняли, что могут почувствовать себя здесь свободными, жить, не ломая себя и ни от кого не скрываясь.

Почему именно русскоязычным, думаю, очевидно – во-первых, моя должность заключается именно в работе с русскоязычными репатриантами, а во-вторых, в свете жуткой государственной гомофобной кампании, развязанной в России, и отравляющей, как ядовитое облако, всё пост-советское пространство, мне показалось особенно своевременным донести эту информацию до как можно большего количества людей.

Лана Айзенштадт с бывшим министром абсорбции Софой Ландвер

Лана Айзенштадт с бывшим министром абсорбции Софой Ландвер

— Как в отделе относятся к твоей инициативе? И как к ней относятся в министерстве абсорбции? Есть ли у тебя поддержка начальства и коллег?

— Сдержанно относятся. Не критикуют, конечно, и внешне не препятствуют, но и особого воодушевления не демонстрируют. Возможно, они не понимают, о чём речь. Как сказал мне на какой-то встрече один чиновник, с которым я завела об этом речь – «Я тоже был гомофобом, я не считал, что должен активно поддерживать гей-браки». Вот так вот. Мне часто приходится объяснять, что когда я говорю о гомофобии в России, я имею в виду нечто совершенно другое. Что на человека там могут напасть, избить его, иногда – убить, и когда подонок заявит в суде, что он это сделал потому, что его оскорбила сексуальная ориентация жертвы, он может вообще выйти сухим из воды.

— С какими особенными сложностями сталкиваются гей-репатрианты и в частности русскоязычные гей-репатрианты? Можешь дать примеры?

— Главная проблема, на мой взгляд – это вопрос юридического статуса однополых пар. Меня восхищает, когда я вижу, что приезжают люди, которые в тех условиях, при всех немыслимых трудностях и опасностях, о которых мы говорили выше, умудрились создать семью, прожить много лет с любимым человеком. Я ведь занималась семейной психологической консультацией и знаю, до какой степени трудно найти партнёра каждому из нас, такого, с которым удастся создать семью на долгие годы. А учитывая, что ЛГБТ количественно составляют, скажем, 5%, их шансы встретить «своего» человека в своём окружении ниже во много раз. А если ещё при этом приходится прятаться, скрывать свою ориентацию? Получается, что их семья – это настоящее чудо, которое возникло вопреки всему.  И теперь, когда стало ясно, что дальше там оставаться невозможно, они приезжают сюда – пары, в которых зачастую только один из двоих имеет право на возвращение. Если традиционная разнополая «смешанная» семья в такой же ситуации немедленно получает и статус, и корзину абсорбции, и все олимовские льготы на обоих, то однополой семье приходится бороться только за элементарное право не разлучаться, чтобы государство позволило нееврейскому мужу/жене остаться в стране. Ни о каких правах и льготах для «облагодетельствованного» члена семьи-нееврея уже даже речь не идёт.

— Какие решения видишь ты? Что следует предпринять?

— Разумеется, бороться с дискриминацией, за свои права и человеческое достоинство. В своё время, ты помнишь, мы много обсуждали в соответствующих сообществах в ФБ эти вопросы — например, поправку к закону, принятую в прошлой каденции Гидеоном Сааром. Будут ли признаваться семейными однополые пары, приехавшие из России, но зарегистрировавшие брак за её пределами (потому что в России это, естественно, невозможно сделать и даже дико об этом подумать)? Или если в стране исхода не признаны однополые браки, то и Израиль не признает такую семью? Или этот вопрос неясен и всё будет зависеть от расположения или нерасположения конкретных чиновников из МВД и их трактования закона? У нас прецедентное право, и исполнение закона будет развиваться в соответствии с тем, как разрешатся судебные иски, связанные с ним. Мне кажется, нужно стараться, чтобы появлялись подобные дела, нужно подключать адвокатов, готовых взяться за такое дело, и бороться за равноправие ЛГБТ в суде, с помощью прецедентных судебных решений, как в этом случае, так и во множестве других. Ведь существует огромное количество ситуаций с нарушением прав однополых пар, которых в правовом государстве быть не должно.

Кроме того, нужно стараться донести до всего израильского общество осознание этих проблем. Ведь это не только проблемы ЛГБТ – чем больше в обществе существует дискриминации, тем хуже там обстоят дела у всего общества, а не только ЛГБТ. Стало быть, борьба за права ЛГБТ, как любых дискриминируемых групп – это наш общий интерес, всех нас. Поэтому, мне кажется, так важны все мероприятия месяца гордости, в них должно принимать участие как можно больше представителей всевозможных групп общества, не только ЛГБТ.

— Ты собралась, кстати, тоже впервые в истории, выйти на тель-авивский прайд, чтобы поддержать новых репатриантов лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. Что бы ты хотела им передать посредством участия в прайде?

— Наверное, поскольку я представляю отдел абсорбции тель-авивского муниципалитета, мне важно показать новым репатриантам, что у них есть адрес, по которому они всегда могут обратиться со всеми своими проблемами, а не только с теми, о которых они не боятся спрашивать. Что вопросы, связанные со специфическими проблемами ЛГБТ не менее легитимны, чем любые другие. Ну и для потенциальных русскоязычных репатриантов, которые ещё только собираются уехать, возможно, ещё не решили куда – вас здесь ждут!

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x