Экономика

Армия для харедим

фото – Г.Франкович

Игорь Лернер

Министр обороны Моше Яалон в начале этой недели сделал два громких заявления по поводу нового закона о призыве ультраортодоксов в ходе заседания комиссии Шакед (проект закона вернулся туда на доработку после утверждения кнессетом в первом чтении в июле). Во-первых, глава военного ведомства сказал, что жесткая квота для освобождения от службы – 1800 ешиботников –  ни к чему его не обязывает, и он, как ответственный за реализацию нового закона, может увеличить ее. Во-вторых, министр также, по своему усмотрению, может увеличить переходный период, в течение которого армия и общество смогут полностью подготовиться к включению ультраортодоксов в систему призыва и службы (сейчас он составляет четыре года).

Особого волнения нежелание высокопоставленного государственного чиновника подчиняться букве закона не вызвало. Партия Еш Атид, чьей единственной козырной картой на сегодняшний день является пресловутый закон, заявила, что их поддерживает премьер, а значит волноваться нечего. Вместо партии, правда, волнуются офицеры и генералы. Главная декларируемая цель реформы армейской службы, выраженной в «проекте Пери» – по имени одного из лидеров Еш Атид, возглавлявшего комиссию по выработке нового закона – это интеграция ультраортодоксов в израильское общество.  То есть ЦАХАЛу предлагается  стать “воротами” – не просто в гражданское, но и в такое специфическое общество, как израильское. Это сама по себе гигантская задача, к которой нужно добавить неминуемую массу проблем, связанную с наказанием уклонистов и глав йешив, которые будут фальсифицировать данные по призыву.

ЦАХАЛ всегда был главным элементом “плавильного котла”, однако если ранее все элементы будущего “сплава” худо-бедно хотели пройти через это горнило, чтобы стать настоящими израильтянами, сейчас же, подобного массового желания со стороны религиозной части населения не наблюдается. Призыв огромной массы людей, живущих по иным, нежели другие призывники, правилам, неминуемо отвлечет массу армейских сил и средств. Армия просто не хочет абсорбировать огромное количество ультраортодоксов, и выражением этого нежелания и служат приведенные в начале этого материала замечания профессионального военного Яалона –  министра обороны, выросшего из недр армейской системы.

Обратим внимание еще и на то,  что армейские структуры не дают точных цифр – сколько человек нам точно нужно в рядах армии и других силовых структур для обеспечения безопасности отечества? Можно сказать, что подобные данные приводятся на совещаниях, проходящих под грифом “секретно”, однако в нашей стране, где говорят все и обо всем, и где у ультраортодоксов практически нет сторонников в среде мейнстримной прессы, отсутствие подобной информации настораживает.

Похоже также, что в армии просто не знают, что делать дальше, как конкретно реализовывать будущий закон. Я не думаю, что в ЦАХАЛе довольны созданием отдельных частей, набранных по этническому или религиозному признаку. Когда число религиозных призывников исчисляется сотнями, то еще можно найти какой-то отдельный выход – вроде создания батальона “Нецах Йегуда”, солдаты которого прекрасно несут службу (только что они прикрывали спецназ полиции во время опасной операции в лагере беженцев в Дженине). Но что делать, когда число религиозных призывников будет (хм, если будет) исчисляться тысячами? Создавать вторую армию?

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x