Гражданин мира

На Голанах. Фото: Basel Awidot, Flash-90

Вокруг Сирии

В разгар драматических событий по всей Сирии Израиль сталкивается с непростой задачей: понять, чего хочет администрация Трампа. В израильских военных кругах спорят о том, сможет ли большая решительность американцев по отношению к Ирану и России заблокировать активность этих стран, или же это чревато риском прямой конфронтации между сверхдержавами, что может обернуться последствиями и для Израиля.

Заявление Белого дома, согласно которому США известно о приготовлениях Асада к новой химической атаке, за осуществление которой режим заплатит высокую цену? – ход не рядовой, но не беспрецедентный.

Израиль использовал сходную тактику между 2000 и 2006 годами, когда он получал агентурную информацию о намерениях Хезболлы совершить нападения на границе, по большей части в районе Хар Дов. Несколько раз Хезболла прислушивалась к предупреждениям и «замораживала» свои планы. В тех случаях приходилось соотносить серьезность планируемых Хезболлой акций и вероятность их предотвращения путем предупреждения – с опасностью раскрытия столь ценного источника разведданных.

Делая свое заявление, Белый дом рискует тем, что режим президента Асада обнаружит источник и примет соответствующие меры, независимо от того, получена эта информация от конкретных лиц или в ходе кибер-атак и наблюдения за каналами связи. Мы можем лишь надеяться, что американцы приняли все это во внимание, прежде чем сделать свое заявление, и что это не будет повторением утечки, которую Трамп допустил в отношении русских в середине мая. Та утечка, возможно, нанесла ущерб сбору информации против ИГИЛ и, согласно ряду сообщений, источником информации был Израиль.

Решение администрации Трампа похвально: подтвердить угрозу военной реакции на использование химического оружия, после того, как силы США уже обстреляли ракетами сирийскую военную базу в апреле в ответ на химическую атаку. В обоих случаях Трамп стремится занять более жесткую позицию против Асада – по сравнению с пустыми угрозами его предшественника Барака Обамы. Посол США при ООН Никки Хели даже добавила к заявлению Белого дома угрожающий намек в сторону союзников Асада, России и Ирана.

Но по мере того, как новая администрация выстраивает свою политику, по-прежнему сохраняется разрыв между ее угрозами и действиями, а также между тактическими акциями и политической стратегией на Ближнем Востоке. Верно, Трамп выглядит более решительным, чем Обама, но похоже также, что главный его мотив – вести политику, противоположную той, которой следовал его предшественник. Его действия призваны демонстрировать различия между ними.

Лагерь беженцев. Фото: Gili Yaari, Flash-90

На практике, через пять месяцев после инаугурации Трампа создается впечатление, что у американцев все еще нет последовательной ближневосточной политики. За исключением желания выглядеть агрессивными и высокого приоритета, который Трамп придает борьбе против ИГИЛ, остается неясным, чего именно американцы хотят добиться в Сирии и во всем регионе.

Угроза в сторону Асада следует в разгар драматических событий по всей Сирии: стягивание кольца вокруг самопровозглашенной столицы Исламского государства Ракки; столкновения между суннитскими отрядами, поддерживаемыми США, и шиитскими военными формированиями, связанными с Асадом и Ираном, на всех территориях, оставленных ИГИЛ; инциденты между американскими самолетами и самолетами режима Асада и Ирана в восточной Сирии; попытки Асада вернуть под свой контроль большие участки в южной Сирии вблизи иорданской границы.

По всем этим позициям Трампу, пусть он и дал своим боевым офицерам большую свободу рук (главным образом, ВВС, военным советникам и спецподразделениям), еще предстоит выработать политику, а не только цели. Израиль тоже сталкивается с непростой задачей: понять, чего хочет администрация Трампа. В израильских военных кругах спорят о том, сможет ли большая решительность американцев по отношению к Ирану и России заблокировать активность этих стран, или же это чревато риском прямой конфронтации между сверхдержавами, что может обернуться последствиями и для Израиля.

Проблема не только в том, что администрация США еще не назначила целый ряд чиновников в Государственном департаменте и Пентагоне, которые были бы ответственны за формулирование внешней политики. Израиль пока затрудняется наладить линии связи для обсуждения стратегических вопросов с Трампом и его командой.

В Израиле уже два года нет постоянного советника по вопросам национальной безопасности, после того как генерал (в отставке) Йаов Амидрор ушел с этого поста. Координация по другим каналам тоже не та, какой она была прежде.

Интересы Израиля и Америки в Сирии почти совпадают, однако двум государствам нужно упрочить свои отношения, чтобы согласовать общий подход к сирийской ситуации, которая в определенной степени становится все более проблематичной, заявил газете «Гаарец» генерал (в отставке) Амос Ядлин, возглавляющий Институт национальных стратегических исследований при Тель-Авивском университете.

Сирия. Вид с израильской стороны границы. Фото: Basel Awidot, Flash-90

Учитывая то, что происходит в других районах Сирии, события последних дней на Голанах носят второстепенный, почти маргинальный характер. С конца прошлой недели бои между силами режима Асада и суннитскими повстанцами, включая связанный с Эль-Кайдой Фронт Нусра, повысили напряженность на Голанских высотах и обернулись непреднамеренным обстрелом силами режима израильской территории.

Ответ Израиля был твердым и сопровождался прямыми угрозами, однако Израиль не видит причин увеличивать свою вовлеченность в события, происходящие там, или предпринимать какие-либо шаги кроме нескольких акций возмездия, когда сирийские снаряды разрываются на израильской территории.

Оригинал статьи на сайте » Гаарец»

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x