Неизвестная история

Еврей вернулся домой

Солдат защитил родину, защитил мир от нацизма. Но своих родных он защитить не смог. Наоборот, его, скорее всего, спасло лишь то, что он был далеко от них, на фронте. Шансы выжить на фронте у еврея были выше, чем на оккупированной территории. После победы он возвращается в родной город или деревню и понимает, что никого из родных не осталось в живых...

Сегодня исполняется 72 года со дня Победы над нацизмом во Второй мировой войне. Как, наверное, многие выросшие в СССР израильтяне, в этот день я всегда вспоминаю своих дедушку и бабушку, и думаю о евреях — солдатах Советской Армии. Об их особенной судьбе.

По официальным данным, в рядах Советской Армии воевали около полумиллиона евреев, более 160 тысяч из них – офицеры, включая генералов, множество еврейских фамилий встречается также в списках предоставленных к наградам (хотя в СССР было негласное распоряжение о том, чтобы евреев пореже предоставлять к наградам и званиям). Звание Героя Советского Союза было присвоено 157 воинам-евреям, а всего на фронте погибло более 200 тысяч евреев. Другой стороной Дня Победы является ситуация в тылу, но прежде всего – то, что происходило на оккупированных фашистами территориях. За период ВОВ было уничтожено около 3 миллионов евреев, что означает, что на оккупированных территориях еврейское население было уничтожено почти полностью — 97%. «Геноцида еврейского народа такого размаха не было ни в одной из оккупированных нацистами стран. Для контраста — в полностью оккупированной Франции нацистам удалось уничтожить только 25% французских евреев. Эти цифры красноречиво говорят о «вкладе» населения СССР в уничтожение своих еврейских сограждан», — пишет блоггер Alex Shulman в своем ЖЖ. И это все еще до того, как мы посчитали погибших в эвакуации — и по дороге в эвакуацию.

Итак, защитник Родины возвращается в родной город или деревню и понимает, что никого из родных не осталось в живых. Иногда остался хоть кто-то – к примеру, брат или сестра, которые успели эвакуироваться и чей молодой здоровый организм смог вынести голод, холод и болезни. Это уже было огромное счастье — что остался хоть кто-то.

Солдат защитил родину, защитил мир от нацизма. Но своих родных он защитить не смог. Наоборот, его, скорее всего, спасло лишь то, что он был далеко от них. На фронте. Шансы выжить на фронте у еврея были выше, чем на оккупированной территории.

За документами архива Яд ва-Шем, которые передали музею советские евреи, стоят трагедии, о каждой из которых можно было бы написать роман. Краткость и сухость документов еще больше подчеркивает трагичность изломов судьбы. Вот одна из таких историй. Жил-был в Кишеневе молодой человек по имени Мойше. Моисей Шперберг, урожденный Шпербер. Родился в 1919-ом году, женился на любимой женщине в 1940-ом. А в январе 1943-го года его жена Ракилия получила «похоронку» – сообщение о его гибели из военного комиссариата.

Только похоронка оказалось ошибкой, Мойше выжил, хотя был ранен. На деле, видимо, его спасло то, что он ушел на фронт – так как вся его семья, его родители, братья и сестры погибли. Жене Ракилии удалось бежать в Узбекистан. К тому времени она была беременна, ребенок родился в Узбекистане, но умер в возрасте 9 месяцев. После войны Мойше вернулся домой и не нашел никого из родных, в том числе жену. Ракилия тоже считала его погибшим, ведь она получила сообщение о его смерти. Они встретились только спустя годы, благодаря знакомой, которая рассказала Мойше, что его жена жива. В 1947 году родился их сын Израиль, в 1959 – дочь Дора, которая и передала в Музей Яд ва-Шем документы, в том числе ошибочную «похоронку», ктубу – брачный документ своих родителей, и описание семейной истории.

Еще один потрясающий документ, находящийся в архиве Яд ва-Шем – дневник солдата Семена Портного, уроженца Киева. Семен вел дневник, находясь на фронте – он воевал на Воронежском и Курском фронте. В дневнике он цитирует письмо матери: «Киев пал, но это не значит, что Родина потеряна». Семен больше не увидел своих родителей – они погибли. В ноябре 1942 года он пишет о вестях из Сталинграда, отдельно упоминая радость по поводу тысяч пленных немцев. Перед боем Семен пишет о том, что не боится смерти, даже если пытается думать о ней намеренно, но в конце 1942 года пишет о страшном, проклятом годе, надеясь на лучший 1943-ий. А 1943-ий принес с собой бои за Воронеж при минус 50 градусах мороза… Наивный дневник молодого человека, который с восторгом говорит о том, что увидел после долгого периода «настоящую живую женщину» из санитарных войск, и желает всем своим родным дожить до 2000 года. Приведу еще цитату из его дневника: «Проклятые немцы! Что они натворили у нас. Сейчас каждый из нас клянется в будущем, если мы попадем в Германию, так же поиздеваться над немецкими женщинами, как и немцы над нашими. Этого требуют и приказывают нам все: девушки, замужние женщины, старухи и дети. Но я знаю, что мы, русские, слишком милосердны и не сможем так бессердечно обходиться с беззащитными женщинами. И от этого становится еще обиднее».

«Парадигма защитника», солдата, который рискует собой ради более слабых, защищая жену, детей, других членов семьи, существует и сегодня — но, видимо, во все времена тыл, мирные жители, женщины, дети платят за войну не меньшую цену. В Израиле есть такое понятие «милхемет эйн брира» — война «без выбора». Вторая Мировая, безусловно, была праматерью всех «войн без выбора», и советские солдаты спасли мир от нацизма — это бесспорно. Но я все равно продолжаю думать о тех, кто в войну был оптимистичней, чем после нее. Потому что тогда он еще надеялся, что его близкие живы, в безопасности, и будут ждать его, когда он вернется после Победы. Он еще не знал, что они заплатили самую дорогую цену в этой войне. День Победы не стал для еврейского солдата праздником, но стал днем скорби. И в этом контексте еще более циничным кажется то, как использует тот героизм и те страдания путинский режим, с его риторикой, завязанной на русском национализме. Для меня — георгиевская полосатая ленточка стала символом этого цинизма, не символом победы дедов.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x