Алла БорисоваWP_Post Object ( [ID] => 26409 [post_author] => 203 [post_date] => 2017-02-09 13:31:17 [post_date_gmt] => 2017-02-09 11:31:17 [post_content] => [caption id="attachment_26416" align="alignnone" width="487"]Фото: страница в Facebook Фото: страница в Facebook[/caption] Что мы знаем о них? О своих соседях – о тех, кто физически живет так близко от нас, а на самом деле - так далеко? Во всяком случае, нам иногда  кажется, что груз исторических противоречий, взаимной вины, гнева и недоверия так велик, что нам никогда не понять друг друга. Но есть отважные люди, пытающиеся это сделать. Отважные – потому что в обществе взаимной вражды выживать с такой позицией не просто.  Среди тех, кто 19 октября  стоял на сцене у Дома правительства в Иерусалиме , обращаясь к сотням израильских и палестинских женщин – была и Риман Баракат, палестинская активистка в борьбе за мир, участница движения « Женщины за мир» -«Нашим осот шалом», активно поддержавшая «Марш надежды». Риман – директор и основатель организации Experience Palestine и член совета  организации ALLMEP ( The Alliance for Middle East Peace). Училась в Иерусалиме, Каире и получила вторую степень  в США в области международных отношений. - Риман, каким было ваше детство, что особенно запомнилось и может быть повлияло на ваше настоящее? - Я родилась в Восточном Иерусалиме, в Бейт-Ханина. У меня статус постоянного жителя Иерусалима, но нет гражданства ни Израиля, ни Палестины. Статус разрешает  мне жить в Иерусалиме и передвигаться по Израилю, быть на Западном берегу, но не в  Газе - для этого требуется специальное разрешение. Моя семья жила сначала в Западном Иерусалиме, потом в 1948 они переехали в Восточный, а вообще они родом из Хеврона. На меня сильно повлияла первая интифада, мне тогда было 7 лет, то есть я очень рано ощутила этот конфликт. Моя частная школа (она была христианско-мусульманская) была рядом с Воротами Дамаска, где происходило очень много столкновений  арабов с израильскими солдатами. И иногда, когда я выходила из школы, я видела кровь на улице. Родители тогда боялись отпускать меня одну. - Что думали ваши родители о том, что происходило? -Ну, родители не разговаривали со мной об этом, хотя был момент, когда я полгода не ходила в школу вообще. Но главное – все были в страхе, я это чувствовала. Смотрели новости – хотя тогда была всего пара телевизионных каналов на иврите и арабском. Помню, родители обсуждали все это, когда у соседей арестовали дочь – она была политической активисткой. - Они поддерживали эти действия, которые вы называете политическим активизмом? - Да, какое-то время поддерживали, они не видели другого пути. Но всегда пытались уйти от этого в разговорах с соседями. Они не хотели в этом участвовать. Во время столкновений у мечети Аль-Акса мой брат захотел пойти туда с друзьями, и я помню, что мама стояла у двери и не пустила его, потому что он мог погибнуть или попасть в тюрьму. - А почему он хотел в этом участвовать? Что им двигало? -Он был молодым и страстным…. И вел себя так, как вели себя его друзья. Когда их призвали защищать Аль-Аксу, где стояли израильские солдаты, он считал, что должен  вот так бороться. Кроме того, молодежи просто не было, чем заняться в Восточном Иерусалиме. Он ведь очень отделен от Западного, кроме всего прочего - огромным психологическим барьером. Дети могли только ходить в школу, не было никаких других занятий. Я помню, что все время искала возможность быть частью чего-то, что-то делать вместе. Для меня же был только телевизор и школа. И книги. [caption id="attachment_26417" align="alignnone" width="520"]Фото: официальная страница в Facebook Фото: официальная страница в Facebook[/caption] - Что изменилось в палестинском обществе сейчас? Израильтяне не так много знают об этом, существует множество мифов. И иногда трудно отделить их от правды. Например: это правда, что палестинские матери учат своих детей убивать? -  Я думаю, что палестинское общество очень сильно изменилось в последнее время. Я возглавляю компанию, которая дает возможность желающим посещать людей с палестинской стороны и общаться. И сейчас, когда посещаешь палестинские территории, то видишь и бизнесменов, и художников, и вообще множество людей, которые смотрят в будущееe с надеждой. Конечно, не в любой точке Западного берега это так, но факт, что появилось много людей, у которых есть надежда на разрешение конфликта. Да, это не исключает тяжелейших социальных проблем – и в лагерях беженцев, и в районах Иерусалима, где не разрешено развивать какую-либо инфраструктуру, и прямо на улицах видно, что там происходит.  Ты сажаешь яблоню, и вряд ли на ней вырастут апельсины. Необходимы некие базовые условия, которые просто должны быть, чтобы у людей были разные возможности для жизни. В некоторых местах ПА они есть, в других – нет. Я знаю, что большинство палестинских матерей не учат своих детей быть шахидами и убивать. И не гордятся детьми-шахидами, как это было когда-то в прошлом. Я не знаю матерей. которые захотели бы потерять своего ребенка. Это страшная боль. И задумывая наше движение за мир, мы думали об этих молитвах матерей, об их слезах.  И из глубины их душ идет это стремление остановить насилие, найти возможность мира. -Насколько сильна пропаганда ХАМАСа? И как именно влияет ХАМАС на происходящее? - Я не живу в Газе, мне сложно об этом говорить, но я встречаю некоторых людей оттуда, и кажется, что ХАМАС набирает популярность тогда, когда вовлекает Израиль в войну. Израиль начинает активные бомбардировки, и тут же ХАМАС получает большую поддержку палестинцев. Я слышу от знакомых, что меньшинство там производит очень много шума, а остальные – 75% - это молчащее большинство.  На Западном берегу народ не особо поддерживает ХАМАС, но объединяется с ними, когда видит какие-то действия со стороны Израиля. Тогда они думают: «Ок, сделаем что-то в ответ». Чтобы израильтяне видели силу. Это опасно. Но большинство людей устали от войны, они прошли интифады, им ничего этого не нужно… А в Газе – они просто не могут жить нормально, мысли многих только о том, как достать еду детям. Да, экстремистское меньшинство производит много шума, но в любой стране есть экстремисты… и важно не зацикливаться на них, потому что это только подталкивает их к действиям. Важно фокусироваться на тех, кто хочет иметь свое государство и делать прагматичные шаги в эту сторону. [caption id="attachment_26420" align="alignnone" width="440"]На " Марше мира". Фото: кадр видео На " Марше мира". Фото: кадр видео[/caption] - Во время так называемой «интифады ножей» были такие случаи… Вот девочки или девушки бросаются на израильтян с ножами … Что это? Они слышат об этом в семье, от братьев, смотрят ролики в интернете? Хотят стать знаменитыми? - Могут быть разные причины. Знаю несколько случаев, когда они страдали от какого-то прессинга, и это был их путь выхода. Ведь они (палестинки с ножами – прим. РеЛевант) знают, что скорее всего не смогут убить, и что результатом будет их смерть.  Это как самоубийство, но не только. Социальный и политический прессинг тоже влияет на это чувство отчаяния. Я никак не оправдываю их действия, могу только сказать, что жестокость и страх в обществе мешает позитивным изменениям. - Вспомним «Марш надежды», который состоялся в октябре…Это для вас лишь некий месседж обществу,  или это реальный шанс изменить ситуацию? -У нас нет пока строгой стратегии. Этот марш начинался, как израильское движение «Женщины за мир», а моя роль и роль других палестинок заключалась в том, чтобы поддержать израильское движение. У нас только что была встреча – трехдневный семинар о том, какими будут наши следующие действия. В прошлом году важно было донести до сознания людей, что мир – возможен.  И главное, что поняли израильские женщины –  то, что может быть впервые за много лет у них появился партнер на другой стороне. И я видела шок на лицах этих женщин, когда они видели, сколько палестинок идут вместе с ними. И даже те, кто не вышли, видели это на видео. - Сколько палестинских женщин приняли участие в этом Марше? - Был день, когда мы шли все вместе. И в одном месте, в Неве-Шалом собралось 4000 женщин, половина из них - палестинки. Из Хеврона, Восточого Иерусалима Рамаллы, Восточного Иерусалима , Дженина, Бейт-Лехем - отовсюду. И больше 2000 и тех, и других собрались в Иерусалиме. [caption id="attachment_21797" align="alignnone" width="505"]Фото: сайт движения "Женщины за мир" Акция "Посмотри в глаза". Фото:  сайт движения "Женщины за мир"[/caption] - А как к этому относятся мужчины? В Иерусалиме я видела, что многие поддержали вас. Но думаю, скепсис на самом деле очень силен с обеих сторон. - Они были впечатлены, но не верили, что это может что-то изменить. И сейчас они не принимают это движение всерьез. Но в чем-то это даже хорошо. Мы их не пугаем, и возможно, это наш шанс что-то сделать. Главное - мы смогли привлечь голоса, которые раньше не были слышны в обсуждении проблемы. Это голоса поселенцев, представителей палестинского общества, семей тех, кто пострадал в конфликте с обеих сторон…. И нужно время для диалога, мы должны узнать друг друга, услышать разные голоса.  Мы не считаем, как некоторые, что мирного решения можно достичь до того, как мы услышим всех этих людей. Это несколько иное отношение, чем то, что существует сейчас  – государство для двух народов, и на этом все. [post_title] => Риман Баракат: «У израильских женщин есть партнер на другой стороне» [post_excerpt] => "Я знаю, что большинство палестинских матерей не учат своих детей быть шахидами и убивать. И не гордятся детьми-шахидами, как это было когда-то в прошлом. Я не знаю матерей, которые захотели бы потерять своего ребенка. Это страшная боль. И задумывая наше движение за мир, мы не забывали об этих молитвах матерей, об их слезах." Интервью с палестинской активисткой в борьбе за мир Риман Баракат. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => you-have-partner [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2017-02-09 16:22:54 [post_modified_gmt] => 2017-02-09 14:22:54 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=26409 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )
Главная > Арабский мир, Мир в доме, Мнения, Новые публикации, Политика, Социальные вопросы, тема, Топ-тексты > Риман Баракат: «У израильских женщин есть партнер на другой стороне»

Риман Баракат: «У израильских женщин есть партнер на другой стороне»

"Я знаю, что большинство палестинских матерей не учат своих детей быть шахидами и убивать. И не гордятся детьми-шахидами, как это было когда-то в прошлом. Я не знаю матерей, которые захотели бы потерять своего ребенка. Это страшная боль. И задумывая наше движение за мир, мы не забывали об этих молитвах матерей, об их слезах." Интервью с палестинской активисткой в борьбе за мир Риман Баракат.

Алла Борисова // 09/02 // Арабский мир, Мир в доме, Мнения, Новые публикации, Политика, Социальные вопросы, тема, Топ-тексты
Фото: страница в Facebook

Фото: страница в Facebook

Что мы знаем о них? О своих соседях – о тех, кто физически живет так близко от нас, а на самом деле — так далеко? Во всяком случае, нам иногда  кажется, что груз исторических противоречий, взаимной вины, гнева и недоверия так велик, что нам никогда не понять друг друга. Но есть отважные люди, пытающиеся это сделать. Отважные – потому что в обществе взаимной вражды выживать с такой позицией не просто.  Среди тех, кто 19 октября  стоял на сцене у Дома правительства в Иерусалиме , обращаясь к сотням израильских и палестинских женщин – была и Риман Баракат, палестинская активистка в борьбе за мир, участница движения « Женщины за мир» -«Нашим осот шалом», активно поддержавшая «Марш надежды». Риман – директор и основатель организации Experience Palestine и член совета  организации ALLMEP ( The Alliance for Middle East Peace). Училась в Иерусалиме, Каире и получила вторую степень  в США в области международных отношений.

— Риман, каким было ваше детство, что особенно запомнилось и может быть повлияло на ваше настоящее?

— Я родилась в Восточном Иерусалиме, в Бейт-Ханина. У меня статус постоянного жителя Иерусалима, но нет гражданства ни Израиля, ни Палестины. Статус разрешает  мне жить в Иерусалиме и передвигаться по Израилю, быть на Западном берегу, но не в  Газе — для этого требуется специальное разрешение.

Моя семья жила сначала в Западном Иерусалиме, потом в 1948 они переехали в Восточный, а вообще они родом из Хеврона. На меня сильно повлияла первая интифада, мне тогда было 7 лет, то есть я очень рано ощутила этот конфликт. Моя частная школа (она была христианско-мусульманская) была рядом с Воротами Дамаска, где происходило очень много столкновений  арабов с израильскими солдатами. И иногда, когда я выходила из школы, я видела кровь на улице. Родители тогда боялись отпускать меня одну.

— Что думали ваши родители о том, что происходило?

-Ну, родители не разговаривали со мной об этом, хотя был момент, когда я полгода не ходила в школу вообще. Но главное – все были в страхе, я это чувствовала. Смотрели новости – хотя тогда была всего пара телевизионных каналов на иврите и арабском. Помню, родители обсуждали все это, когда у соседей арестовали дочь – она была политической активисткой.

— Они поддерживали эти действия, которые вы называете политическим активизмом?

— Да, какое-то время поддерживали, они не видели другого пути. Но всегда пытались уйти от этого в разговорах с соседями. Они не хотели в этом участвовать. Во время столкновений у мечети Аль-Акса мой брат захотел пойти туда с друзьями, и я помню, что мама стояла у двери и не пустила его, потому что он мог погибнуть или попасть в тюрьму.

— А почему он хотел в этом участвовать? Что им двигало?

-Он был молодым и страстным…. И вел себя так, как вели себя его друзья. Когда их призвали защищать Аль-Аксу, где стояли израильские солдаты, он считал, что должен  вот так бороться. Кроме того, молодежи просто не было, чем заняться в Восточном Иерусалиме. Он ведь очень отделен от Западного, кроме всего прочего — огромным психологическим барьером. Дети могли только ходить в школу, не было никаких других занятий. Я помню, что все время искала возможность быть частью чего-то, что-то делать вместе. Для меня же был только телевизор и школа. И книги.

Фото: официальная страница в Facebook

Фото: официальная страница в Facebook

— Что изменилось в палестинском обществе сейчас? Израильтяне не так много знают об этом, существует множество мифов. И иногда трудно отделить их от правды. Например: это правда, что палестинские матери учат своих детей убивать?

—  Я думаю, что палестинское общество очень сильно изменилось в последнее время. Я возглавляю компанию, которая дает возможность желающим посещать людей с палестинской стороны и общаться. И сейчас, когда посещаешь палестинские территории, то видишь и бизнесменов, и художников, и вообще множество людей, которые смотрят в будущееe с надеждой. Конечно, не в любой точке Западного берега это так, но факт, что появилось много людей, у которых есть надежда на разрешение конфликта. Да, это не исключает тяжелейших социальных проблем – и в лагерях беженцев, и в районах Иерусалима, где не разрешено развивать какую-либо инфраструктуру, и прямо на улицах видно, что там происходит.  Ты сажаешь яблоню, и вряд ли на ней вырастут апельсины. Необходимы некие базовые условия, которые просто должны быть, чтобы у людей были разные возможности для жизни. В некоторых местах ПА они есть, в других – нет.

Я знаю, что большинство палестинских матерей не учат своих детей быть шахидами и убивать. И не гордятся детьми-шахидами, как это было когда-то в прошлом. Я не знаю матерей. которые захотели бы потерять своего ребенка. Это страшная боль. И задумывая наше движение за мир, мы думали об этих молитвах матерей, об их слезах.  И из глубины их душ идет это стремление остановить насилие, найти возможность мира.

-Насколько сильна пропаганда ХАМАСа? И как именно влияет ХАМАС на происходящее?

— Я не живу в Газе, мне сложно об этом говорить, но я встречаю некоторых людей оттуда, и кажется, что ХАМАС набирает популярность тогда, когда вовлекает Израиль в войну. Израиль начинает активные бомбардировки, и тут же ХАМАС получает большую поддержку палестинцев. Я слышу от знакомых, что меньшинство там производит очень много шума, а остальные – 75% — это молчащее большинство.  На Западном берегу народ не особо поддерживает ХАМАС, но объединяется с ними, когда видит какие-то действия со стороны Израиля. Тогда они думают: «Ок, сделаем что-то в ответ». Чтобы израильтяне видели силу. Это опасно. Но большинство людей устали от войны, они прошли интифады, им ничего этого не нужно… А в Газе – они просто не могут жить нормально, мысли многих только о том, как достать еду детям. Да, экстремистское меньшинство производит много шума, но в любой стране есть экстремисты… и важно не зацикливаться на них, потому что это только подталкивает их к действиям. Важно фокусироваться на тех, кто хочет иметь свое государство и делать прагматичные шаги в эту сторону.

На " Марше мира". Фото: кадр видео

На » Марше мира». Фото: кадр видео

— Во время так называемой «интифады ножей» были такие случаи… Вот девочки или девушки бросаются на израильтян с ножами … Что это? Они слышат об этом в семье, от братьев, смотрят ролики в интернете? Хотят стать знаменитыми?

— Могут быть разные причины. Знаю несколько случаев, когда они страдали от какого-то прессинга, и это был их путь выхода. Ведь они (палестинки с ножами – прим. РеЛевант) знают, что скорее всего не смогут убить, и что результатом будет их смерть.  Это как самоубийство, но не только. Социальный и политический прессинг тоже влияет на это чувство отчаяния. Я никак не оправдываю их действия, могу только сказать, что жестокость и страх в обществе мешает позитивным изменениям.

— Вспомним «Марш надежды», который состоялся в октябре…Это для вас лишь некий месседж обществу,  или это реальный шанс изменить ситуацию?

-У нас нет пока строгой стратегии. Этот марш начинался, как израильское движение «Женщины за мир», а моя роль и роль других палестинок заключалась в том, чтобы поддержать израильское движение. У нас только что была встреча – трехдневный семинар о том, какими будут наши следующие действия. В прошлом году важно было донести до сознания людей, что мир – возможен.  И главное, что поняли израильские женщины –  то, что может быть впервые за много лет у них появился партнер на другой стороне. И я видела шок на лицах этих женщин, когда они видели, сколько палестинок идут вместе с ними. И даже те, кто не вышли, видели это на видео.

— Сколько палестинских женщин приняли участие в этом Марше?

— Был день, когда мы шли все вместе. И в одном месте, в Неве-Шалом собралось 4000 женщин, половина из них — палестинки. Из Хеврона, Восточого Иерусалима Рамаллы, Восточного Иерусалима , Дженина, Бейт-Лехем — отовсюду. И больше 2000 и тех, и других собрались в Иерусалиме.

Фото: сайт движения "Женщины за мир"

Акция «Посмотри в глаза». Фото:  сайт движения «Женщины за мир»

— А как к этому относятся мужчины? В Иерусалиме я видела, что многие поддержали вас. Но думаю, скепсис на самом деле очень силен с обеих сторон.

— Они были впечатлены, но не верили, что это может что-то изменить. И сейчас они не принимают это движение всерьез. Но в чем-то это даже хорошо. Мы их не пугаем, и возможно, это наш шанс что-то сделать. Главное — мы смогли привлечь голоса, которые раньше не были слышны в обсуждении проблемы. Это голоса поселенцев, представителей палестинского общества, семей тех, кто пострадал в конфликте с обеих сторон…. И нужно время для диалога, мы должны узнать друг друга, услышать разные голоса.  Мы не считаем, как некоторые, что мирного решения можно достичь до того, как мы услышим всех этих людей. Это несколько иное отношение, чем то, что существует сейчас  – государство для двух народов, и на этом все.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы