Гражданин мира

О месте женщины в горящей избе

whatsapp-image-2016-10-20-at-9-16-10-am

Ей жить бы хотелось иначе,
Носить драгоценный наряд…
Но кони — всё скачут и скачут.
А избы — горят и горят. (Наум Коржавин)

К сожалению, мы живем с мире, где периодически в разных точках нашего глобуса загораются избы. Огонь быстро распространяется на соседние избы, хозяин подожженной избы поджигает избы поджигателей — и начинается цепная реакция. Мы видели, как это происходило в разных странах. Сейчас страшней всего полыхают избы в Сирии, горят избы на Украине. Периодически в прямом и в переносном смысле горит под ногами земля и в наших Палестинах.

Такой же костер из многих изб пылал в Либерии в1999-2003 годах . Речь идет о второй гражданской войне в той стране, в которой погибло , по разным оценкам, от 50 000 до 300000 человек. В этом конфликте сталкивались финансовые, политические, религиозные и другие интересы разных государств и военизированных группировок, он подпитывался дровами религиозного противостояния между христианами и мусульманами, социальными проблемами между бедными и богатыми — и казалось, что не будет конца кровопролитию.  Но была одна женщина, Лейма Гбови, которая смогла сделать невозможное.

Вот что рассказывает сама Лейма о том периоде в документальном фильме «Загнать дьявола обратно в ад» (показанном в рамках мероприятий движения » Женщины за мир»):

«Когда мой дом загорелся, я с двумя маленькими детьми вынуждена была бежать. Мой трехлетний сын попросил у меня бублик . У нас к тому времени несколько дней не было никакой еды. Он сказал: » Я знаю, что ты не можешь дать мне бублик, но дай мне хотя бы помечтать о бублике».  Тогда я поняла, что больше так продолжаться не может, я должна что-то сделать».

Самая основная, «примитивная» мотивация матери — бороться за выживание детей — сделала свое дело. Лейма смогла объединить вокруг себя множество либерийских женщин, христианок и мусульманок, которые сумели заставить мужчин сесть за стол переговоров. А когда переговоры зашли в тупик и делегации хотели покинуть зал, женщины забаррикадировали все выходы из гостиницы. В конце концов было подписано мирное соглашение, и кровопролитная война была прекращена. Лейма  Гбови была удостоена Нобелевской премии мира.

Лейма Гбови на митинге в Иерусалиме, 19.10.16

Лейма Гбови на митинге в Иерусалиме, 19.10.16

Пример либерийских женщин вдохновил группу израильтянок последовать их примеру, и в 2014 году, после операции «Нерушимая скала», возникло движение «Женщины за мир».

«Мой сын участвовал в боевых действиях во время операции, — говорит Лили Вайсбергер, одна из организаторов движения, — Я жила тогда только новостями с фронта. От каждого стука в дверь мне становилось плохо. Однажды мимо проехала полицейская машина и я упала в обморок. Мой сын вернулся целым и невредимым и тогда я сказала себе: «Я обязана сделать все чтобы это больше не повторилось, для себя и для других матерей.»

У каждой из женщин, участниц движения, есть своя причина, которая заставила их присоединиться к движению. Всех нас объединяет одно: мы не хотим больше жить в горящей избе, не хотим, чтобы наши дети сгорали в этом пламени. И если женщины смогли остановить кровопролитие в Либерии, почему это невозможно у нас?

Колонна участниц митинга в Касер Эль-Ехуд

Колонна участниц митинга в Касер Эль-Ехуд

Важно знать, что в движении участвуют много арабских женщин, палестинок и израильтянок. В финальном мероприятии «Марша надежды», о котором я расскажу позже, приняли участие около 1000 палестинских женщин. Возможно, пока их голос слаб, и они не могут серьезно влиять на политику страны. Но ведь и в Либерии женщины были слабыми и не участвовали в политической жизни страны. Когда они объединились, выяснилось, что они обладают силой.

Я бы хотела поделиться своими впечатлениями от участия в «Марше надежды»,  который состоялся в рамках движения  4-19 октября. Марш проходил от Рош а никра до Иерусалима, мы шли к дому главы правительства. Утром в районе Касер эль-Еуд, в предгорьях Иерихо, на берегу реки Иордан, по которой проходит граница с Иорданией,  в самом низком месте в мире, состоялся первый митинг. Представьте себе: две тысячи женщин в белых одеждах под палящим солнцем спускаются к Иордану. К ним присоединяются около 1000 палестинок и все вместе на разных языках поют, молятся , просят о мире — в движении назвали это «молитва матерей»:

Так это описывает Нава Лотан: «Я держала за руку Маджнин, сын которой — ровесник моего сына, он служит в палестинской полиции, а мой сын служит в ЦАХАЛ»… На импровизированном митинге, в котором приняла участие Лейма Гбови, приехавшая по приглашению движения специально чтобы участвовать в «Марше надежды», прозвучали взволнованные речи на английском, арабском и иврите, совместное пение и совместные молитвы. У присутствующих создалось ощущение, что именно здесь, в самой низкой точке земного шара, рождается нечто новое — взаимопонимание, прощение и готовность строить новое будущее на фундаменте любви и доверия.

nwp1

А потом был многотысячный митинг в Иерусалиме, возле дома главы правительства, в котором приняли участие около 10 000 женщин и мужчин. Выступала Лейма Гбои, выступала Анат Фаркаш, активистка движения, потерявшая сына во второй Ливанской войне, выступала вдова раввина Фрумана Адас Фруман, жительница поселения Ткоа, потерявшая мужа в теракте несколько месяцев назад, Михаль Фруман, раненная в теракте, и другие израильтяне, которые заплатили высокую цену в нашем многолетнем кровавом конфликте.

Возможно, что эта и другие акции не приведут к подписанию соглашения, и даже подписанное соглашение не гарантирует нам, что войн больше не будет. Но мы не можем сидеть сложа руки. Уж если мы живем в горящей избе, то должны сделать все возможное, чтобы потушить пожар, пока огонь не поглотил нас и наших близких.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x