Гражданин мира

Фото: pixebay

Трампиада-2: Кто любит Дональда?

Фото: pixebay

Фото: pixebay

Как гласит народная мудрость, между первой и второй перерывчик небольшой. Увы, вторая статья в серии об американских выборах подзадержалась, но у меня есть уважительные причины.

За эти дни я до тошноты наелся статей, выстроенных по одному лекалу: авторы с обеих сторон баррикад произвольно брали какой-либо заботящий лично их аспект этих выборов и объявляли, что именно из-за этого аспекта все так и получилось. “Народ Америки сказал «нет» либерализму”, — ликовали одни (как будто демократы никогда раньше не проигрывали). “Это все из-за продажности Клинтон”, — злорадствовали другие. “Демократическая партия проиграла, потому что оторвалась от народа”, — сетовали уже сами демократы.

Естественно, никто не утруждал себя доказательством своего тезиса, да и не могло такого доказательства быть. Выборы – слишком сложное явление со множеством граней и причин конечного результата. Единственную из них не вычленить. Можно попробовать выделить главную, но это требует кропотливой работы.

Анализируя причины исхода выборов, я сам себе стал казаться следователем из голливудского фильма, пытающимся составить цельную картину из разрозненных кусочков информации, развешивая их по стенам на клейких листочках и рисуя замысловатые схемы. Только в моем случае роль листочков выполняли закладки в браузере, число которых в какой-то момент перевалило за 50.

Однако любая попытка составить профиль избирателя Трампа упиралась в стену с надписью: “Половина американцев не может быть …” Подставьте сюда слова “расистами”, “сексистами”, “невеждами”, “идиотами”, «обиженными жизнью» и т.д. Действительно, учитывая, что множество людей проголосовало “за свою партию” или против демонизированной Клинтон, выделить именно тех, кто голосовал ЗА Трампа сложно. Но не невозможно.

В процессе работы я понял, что профиль избирателя Трампа надо искать в опросах, о которых большинство людей уже успело забыть – времен республиканских праймериз. (Я понимаю усилившийся вследствие выборов скептицизм по отношению к опросам, но он бывает двух видов: здоровый и нездоровый. Тотальное недоверие к опросам – признак того, что человек не знает, о чем говорит. Предвыборные опросы стараются предсказать будущее, а это всегда непросто. Ошибочно думать, будто они отвечают на вопрос “как люди проголосуют через N дней”. Они лишь фиксируют настроения, а реальный исход голосования может зависеть от множества факторов. Кроме того, как мы видим по общенациональным результатам голосования (преимущество Клинтон выросло до более чем двух миллионов голосов или почти до 2%), опросы оказались не так уж и неверны, а в результатах выборов стоит винить американскую избирательную систему, которая во второй раз за последние годы подвела демократов.). Ведь именно во время праймериз еще не было “партийной дисциплины”, еще не надо было голосовать против кого-то. Члены республиканской партии могли выбрать себе кандидата по вкусу. И даже самые высокие шансы победить на выборах были не у Трампа, а у Джона Касича, умеренного кандидата, стабильно опережавшего в опросах фаворита гонки у демократов — Хиллари Клинтон.

Хотите знать, кто голосовал за Дональда Трампа по велению души и сердца, искренне и даже (как казалось на тот момент) в ущерб интересам родной партии? Обратитесь к опросам времен праймериз. И помните: если бы эти люди не вырвали для Трампа победу на праймериз, от республиканцев выступал бы другой кандидат. По дороге к этой группе присоединились другие, голосовавшие за Трампа нехотя (как я писал в предыдущей статье, это их мало извиняет), но суть привлекательности образа, риторики, идеологии Трампа надо искать именно в его ядерном электорате.

Анализ данных нескольких исследований периода праймериз показывает, что республиканцы (как несложно догадаться) вовсе не одинаковы. И если по некоторым темам их взгляды относительно монолитны, то по другим кардинально расходятся. Так, согласно исследованию авторитетного Pew Center, 50% из проголосовавших за Трампа на праймериз были «сердиты на правительство». Среди избирателей Джона Касича таких всего 18%, немногим более, чем среди избирателей демократа Сандерса (13%). Вот еще один пример: лишь половина избирателей Теда Круза считала, что международные торговые соглашения вредят Америке (вновь, почти вровень с избирателями Сандерса), тогда как среди избирателей Трампа таких три четверти.

Фото: George Skldmore, flickr.com

Фото: George Skldmore, flickr.com

Избиратели Трампа, естественно, негативнее остальных относятся к иммигрантам: 69% считают их обузой для страны. Таких же взглядов придерживается лишь половина избирателей Круза и 40% избирателей Касича. Похожий расклад мы видим в вопросе о том, необходимо ли следить за американскими мусульманами пристальнее, чем за другими гражданами.

Похожую и столь же красноречивую картину рисуют и другие источники. К примеру, в исследовании RAND Corporation участников просили оценить верность таких высказываний как «Иммигранты угрожают американским традициям и ценностям» и «Женщины, жалующиеся на сексуальные домогательства, тем самым создают больше проблем, чем решают». Положительное отношение к этим утверждениям стало одним из наиболее сильных индикаторов поддержки Трампа. Это те самые люди, которые голосовали за Трампа не вопреки, а благодаря его ксенофобии и сексизму.

Впрочем, самым мощным предиктором, как отмечают авторы этого исследования, стало ощущение избирателей, что на вершинах власти их не слышат – сравните с «обидой на правительство» из исследования Pew Center. Я же для себя в качестве главного показателя отметил другой: среди избирателей Трампа больше всего считающих, что «за последние 50 лет таким людям как они стало тяжелее жить».

На роль общего знаменателя для голосовавших за Трампа не годятся ни уровень дохода, ни образование, ни раса, ни даже пол. Можно говорить о том, что его, относительно других республиканских кандидатов недавнего прошлого, поддержали заметно больше бедных, заметно меньше образованных, можно констатировать беспрецедентный разрыв между голосованием полов (24%). Все это – части большой картины, штрихи к портрету, к которым я, возможно, вернусь в других статьях. Но если мы ищем нечто более существенное, возможно, стоит обратиться к нестандартным «линиям раздела».

Так, одно исследование установило, что наиболее важным фактором, отличавшим избирателей Трампа как по всей стране, так и конкретно перед праймериз в Южной Каролине, является так называемая «шкала авторитаризма». Будь человек бедным или богатым, образованным или нет, мужчиной или женщиной – уровень авторитарности его мышления сильнейшим образом коррелирует с поддержкой им Трампа.

Хотя мы и договаривались не обращаться к общеамериканским исследованиям, позволю себе процитировать одно из них, отличающееся крайне широкой базой (125 тысяч человек) и интересной методологией. В этом исследовании Gallup ученые пытались выяснить причины не голосования за Трампа, а положительного к нему отношения (то есть, исключались голосовавшие за «меньшее из двух зол»), а также учитывали весьма тонкие географические и социальные аспекты.

В частности, выяснилось, что избиратели Трампа меньше контактируют с чернокожим населением и иммигрантами. Даже когда речь идет о жителях одной местности с похожим уровнем дохода, к Трампу лучше относятся те, кто реже сталкивается с иммигрантами. При этом поклонники Трампа намного больше боятся и ненавидят чужаков.

То же исследование показало, что у избирателей Трампа повышенный уровень опасений за свое материальное положение. То есть, из двух людей с одинаковым уровнем дохода, полом, цветом кожи, образованием, партийной принадлежностью и т.д. за Трампа с большей вероятностью проголосует тот, кто при этом испытывает больше опасений за свое финансовое будущее. Как выразился один из авторов исследования: “Такое впечатление, что зажиточные сторонники Трампа так же беспокоятся за свое экономическое положение, как и те представители нижней прослойки среднего класса, которые Трампа не любят».

Используя различные социальные индексы, ученые заключают, что поклонники Трампа, на самом деле, не более страдают от глобализации и иммиграции, чем его противники. «Протест рабочего класса» – обманка: то есть, среди избирателей Трампа больше необразованных белых мужчин не потому, что эта группа больше всех страдает экономически (при том, что в этом как раз есть изрядная доля истины – число рабочих мест для неквалифицированных рабочих на производстве стабильно сокращается, а их зарплата стагнирует), а, скорее, потому, что этой группе в большей степени свойственны авторитарное мышление, ксенофобия и сексизм. Вот простой пример: одним из мощнейших предикторов поддержки Трампа на этапе праймериз было стремление поднять налоги для богатых – но ведь именно Трамп был единственным, кто с самого начала обещал их резко снизить! Это далеко не единственный пример голосования избирателей Трампа против их собственных интересов и в угоду своим авторитарно-ксенофобским инстинктам — о других мы, возможно, еще поговорим.

Отдельную статью можно написать и о мифологичности мышления сторонников Трампа. Все мы были свидетелями того, с какой стойкостью они игнорировали факты и распространяли самые бредовые измышления – вроде статей о том, что преступная группа во главе с Хиллари Клинтон продает детей в сексуальное рабство через известную пиццерию. Исследования говорят о том же: так, согласно American National Election Study, главный предиктор голосования за Трампа – вера в то, что Барак Обама мусульманин (многократно разоблаченная бредятина). Авторы этого исследования также считают связь между поддержкой Трампа и социо-экономическими показателями весьма призрачной.

Итак, вот те люди, которые дали нам Трампа, железобетонное ядро его электората, инициативная группа, выведшая его в кандидаты от Республиканской партии: это действительно ксенофобы, сексисты, люди с авторитарным и мифологизированным мышлением, считающие, что за последние десятки лет жизнь для них значительно ухудшилась (а ведь так и есть!), и что «продажный истеблишмент» не представляет их интересы (опять же правы).

И все же, уважаемые читатели, не будем забывать: проблема не только в них, но и в тех, кто под них прогнулся. Проблема – она всегда не только в штурмовиках, вытаскивающих людей из домов, но и в бюргерах, безучастно наблюдающих за процессом из окон, утешая себя тем, что их суп (то ли по-настоящему, то ли исключительно в их воображении) стал немного гуще.

 *Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции. 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x