Женская территория

Фото: pixebay

Куда бежать, когда некуда бежать?

Фото: pixebay

Фото: pixebay

Во время сдачи экзаменов на аттестат зрелости у меня  была возможность  познакомиться с темой насилия в семье и тем, как официальные инстанции в Израиле противостоят этому явлению. У моей подруги был отец-наркоман, который так себя вел по отношению к матери. Акты насилия стали чаще после того, как мать решила подать на развод. Мать и дочь обратились в полицию и написали жалобу. Был даже издано судебное постановление, запрещающее отцу приближаться к дому.  Очень скоро отец нарушил этот запрет. Моя подруга с матерью и младшим братом были вынуждены в страхе бежать из дома.

Единственное решение проблемы, предложенное им официальными инстанциями, было размещение в убежище для женщин, подвергшихся насилию в семье. Моя подруга с мамой отказались переезжать в отдаленный город, обрывать связь со своим окружением, уходить в подполье. Они переехали жить к родственникам. Жить в тесноте было сложно. Началось давление со стороны родственников — “пойти на примирение”.  В подобной атмосфере подруге было сложно готовиться к экзаменам на аттестат зрелости. Ни один учитель, классный руководитель или социальный работник не счел необходимым вмешаться в ситуацию. Я предложила ей жить в нашем доме в течение двух недель. В один из дней она решилась посетить свою квартиру, ей понадобились какие-то вещи. Я пошла с ней.  Зайдя в дом, мы обнаружили, что он превратился в брошенный наркоманский притон – грязный черный пол, всюду были разбросаны ложки, зажигалки, фольга, пустые бутылки, оборудование для изготовления наркотиков. Нашему гневу не было предела. В то время, как жертвы  вынуждены скитаться по чужим углам, жить в страхе, мужчина-насильник свободно передвигается по городу и избегает наказания.

насилие против женщин

 

С тех пор всякий раз, когда достоянием гласности становятся все новые и новые истории гибели женщин от рук мужей и близких родственников-мужчин, я узнаю, что отношение властей к этому явлению ничуть не изменилось с тех пор, когда моя подруга скрывалась от отца-наркомана. Женщин, страдающих от насилия в семье, по-прежнему отправляют в убежища. Менее четверти всех мужчин, избивающих своих близких, запрещается приближаться к дому.  Лишь малая часть из этой четверти в итоге оказывается под арестом. Все остальные продолжают жить дома. Более того, в 2015 году были нарушены 515 судебных поставновлений о запрете приближаться к семье, подвергшейся насилию. Полиция ничего не сделала по этому поводу.

В эти дни кнессет рассматривает во втором и третьем чтении законопроект о предотвращении насилия в семье (поправка к закону, предусматривающая арест тех, кто нарушает судебное поставновление о запрете приближаться к семье). Инициаторы законопроекта – Захава Гальон (МЕРЕЦ), Нурит Корен (Ликуд), Ревиталь Свейд (Сионистский лагерь) и Шули Муалем-Рефаэли (Еврейский дом). Поправка к закону гласит: если полиция решила не задерживать мужчину, нарушившего постановление о запрете приближаться к семье, офицер, ведущий следствие, обязан письменно аргументировать это решение. Законопроект, составленный при участии Объединения центров помощи пострадавшим от сексуального насилия, призван бороться с полицейским равнодушием к проблеме насилия в семье. Он должен обратить внимание правоохранительных органов и судебных инстанций на эту проблему.

И хотя это важный шаг в правильном направлении, для максимально эффективной борьбы с этим трагическим явлением необходима подлинная революция. В 2015 году министр внутренней безопасности Гилад Эрдан пообещал в значительной степени увеличить число общежитий для мужчин, применяющих насилие в семье. Но ничего из обещанного министром выполнено не было. Управление тюрем с гордостью сообщает о том, что в заключении мужчинам, задержанным или осужденным за насилие против близких, предоставляются психологические услуги. Однако заниматься этой проблемой следует в самом начале, когда она только начинает проявляться. Но сегодня, как и в прошлом, единственное решение для избиваемых женщин –  судебное постановление о запрете для мужчин приближаться к семье и предоставление места в убежище.  Женщины, которые отказываются прятаться в убежище, автоматически лишаются защиты со стороны полиции и вынуждены жить в постоянном страхе. Беспомощность властей в решении этой проблемы отражается на положении детей. Согласно данным министерства социального обеспечения, из 30 тысяч детей женщин, подвергающихся насилию в семье, о которых известно социальным службам, лишь около тысячи получают помощь. Это объясняется отсутствием бюджетных средств и нехваткой социальных работников.

Кроме того, нужно бороться с дискриминацией со стороны социальных служб арабских и бедуинских женщин, страдающих от насилия в семье. Жертвы насилия в семье взывают к нам, к израильскому обществу, с просьбой не бросать их на произвол судьбы, бороться с этим ужасом – посредством соответствующего законодательства, соблюдения правоохранительных мер и  серьезного финансирования процесса социальной реабилитации женщин, мужчин и детей, вовлеченных в этот порочный круг.

Оригинал статьи на сайте «Гаарец»

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x