Гражданин мира

Агентства ООН могут заставить Асада сдать позиции?

Фото: World Humanitarian Summit. flickr.com

Фото: World Humanitarian Summit. flickr.com

Различные организации ООН направляют огромные ресурсы (в настоящий момент они исчисляются 4 миллиардами долларов) на борьбу с гуманитарным кризисом в Сирии. Их помощь миллионам сирийцев заслуживает высокой оценки, однако мы не можем игнорировать и тот факт, что с первых дней восстания в Сирии, позже перешедшего в гражданскую войну, агентства ООН, действующие в Сирии, начали подчиняться требованиям режима.

 Их деятельность в Сирии должно согласовываться с базовыми принципами оказания гуманитарной помощи, среди которых — независимость, нейтральность и отсутствие пристрастности в помощи населению. Тем не менее, их деятельность поддерживает незаконные тактики ведения Гражданской войны, используемые режимом — такие, как, например, голод среди миллионов жителей Сирии, находящихся под действием блокады и подвергающихся этническим чисткам в суннитских общинах, восставших против режима. Более того, часть помощи переходит к правительственным организациям и приближенным к правительству лицам, напрямую причастным к укреплению его военной мощи.

 Характер отношений между сирийским режимом и агентствами ООН установился уже в самом начале народного восстания в Сирии. Народные волнения начались в городе Даръа на юге Сирии в марте 2011 года и распространялись оттуда. Чтобы подавить восстание, силы режима начали блокаду города в апреле 2011 года. Спустя несколько недель после начала блокады, в рамках которой режим запретил выезд жителей из города и ввоз туда продуктов первой необходимости, одно из агентств ООН попыталось провезти в город гуманитарную помощь, но высокопоставленные лица правительства Асада, среди которых был и заместитель министра иностранных дел Фейсал Макдад, дали понять, что визы сотрудников ООН будут аннулированы,и им придётся покинуть Сирию. С тех пор политика ООН в Сирии диктуется прежде всего страхом изгнания организации из страны, что помешает ООН и дальше распределять гуманитарную помощь в Сирии.

Сирия. Дети. Фото: Beshr Abdulhadl, flickr.com

Сирия. Дети. Фото: Beshr Abdulhadl, flickr.com

 Ни в коем случае не злить

Во время гражданской войны в Сирии режим Асада допустил множество грубых нарушений прав человека, включая военные преступления (пытки, принуждение к голоду гражданского населения, использование “живых щитов”, намеренное разрушение коммуникаций и инфраструктур, стрельба по гражданскому населению, смертная казнь, мародерство, использование химического оружия, насилие над пленными) и преступления против человечества (геноцид, рабство, этнические чистки, сокрытие пленных). Несмотря на грубые нарушения международного права, агентства ООН не решаются критиковать режим из-за опасений депортации.

В тюрьмах режима, о которых известно, что в них происходит систематическое уничтожение заключенных, находятся 35 сотрудников ООН, и организация никогда не критиковала за это режим в открытую. Можно проиллюстрировать эту нерешительность, сравнив резкую реакцию UNRWA на новость о бомбе, которую Израиль сбросил на школу в Газе в ходе операции “Нерушимая скала”, с реакцией на бомбежки режимом Асада детского центра в лагере палестинских беженцев Хан эш-Шейх, находящегося под блокадой режима, в июле 2016 года. В сообщениях UNRWA вообще не упоминалось, кто ответственен за бомбежку, не упоминался и факт блокады лагеря.

 Режим Асада систематически морит голодом мирное население в блокированных районах, чтобы навязать им соглашения о капитуляции под именем “соглашений о прекращении огня”; в их рамках допускается поставка в населенные пункты гуманитарной помощи в обмен на капитуляцию населения перед режимом или полную или частичную его эвакуацию. ООН контролирует эти перемещения суннитского населения в рамках ряда соглашений о капитуляции. Агентства ООН, ответственные за поставку помощи, служат орудием в руках режима: если люди сдаются — они получают пищу, а тем, кто продолжает бороться, помощи не полагается, и люди умирают от голода.

 Более миллиона сирийцев сегодня живут в условиях блокады, 99% из них — в блокаде, устроенной режимом Асада. Правительство Асада уже ответственно за гибель 995 своих граждан в результате блокады — большинство из них умерли от голода, остальные — от отсутствия медицинской помощи. Также ООН искусственным образом занижает число людей, находящихся в условиях блокады в Сирии, чтобы удовлетворить запросы режима: по официальным данным ООН, “всего” 586 000 сирийцев живут в условиях блокады. К примеру, город Мадаиа не определяется ООН как осажденный, в то время как десятки его жителей умерли от голода один за другим в конце 2015 — начале 2016 гг.

 В публикациях ООН практически не упоминается тот факт, что режим Асада запрещает организации доступ в осажденные районы. Изначально организации ООН и не просили у режима такого доступа — из опасений “разозлить” власти. К примеру, в сентябре 2016 года режим отклонил 80% из немногих прошений ООН о предоставлении доступа в осажденные местности. Более того, в ООН не упоминают о том, что режим Асада изымает необходимое оборудование у колонн с гуманитарной помощью, которым удается проникнуть на нуждающиеся в ней территории. Так, например, в сентябре 2016 года у колонны, вошедшей в города Мадаиа и Эз-Забадани, находящиеся в состоянии прекращения огня, которое было навязано населению при помощи блокады, было изъято 1,5 тонны медицинского оборудования. У колонны, ехавшей в район Альвар в Хомсе, также находящемся сейчас в состоянии перемирия, изъяли семена для выращивания овощей, которые могли бы помочь населению пережить голод, и оборудование для выполнения медицинских операций.

В лагере беженцев. Фото: flickr.com

В лагере беженцев. Фото: flickr.com

 В первые три года гражданской войны в Сирии агентства ООН отказывались доставлять гуманитарную помощь в районы, находящиеся вне контроля Асада, утверждая, что на это не имеется законных оснований. Даже после того, как в июле 2014 года была принята резолюция СБ ООН, открытым текстом позволяющая пересекать границы Сирии без разрешения правящего режима, чтобы доставить гуманитарную помощь населению, ООН не делает этого из опасений “разозлить” власти. Около 80% всей гуманитарной помощи ООН по-прежнему поступает в районы под контролем режима, а остальное — в районы, контролируемые повстанцами. Часть помощи приходит из районов, контролируемых Асадом, в районы повстанцев. Процесс получения разрешения на это от властей — громоздкая и медленная процедура. В 2015 году положительный ответ был получен всего на 10% просьб. При этом даже получение разрешения не означает, что режим или его союзники не попытаются помешать людям, везущим помощь. Это было видно по российской бомбежке гуманитарного конвоя сирийского “Красного полумесяца” на окраинах Алеппо в прошлом месяце, в результате которой погибли 11 человек.

 Массовая помощь, предоставляемая ООН, позволяет поддерживать уровень жизни в районах, контролируемых Асадом, в то время как в повстанческих районах положение намного хуже. Из-за сильных бомбежек в повстанческих районах и концентрации гуманитарной помощи в районах под контролем режима миллионы сирийцев были вынуждены покинуть свои дома и отправиться на территории под властью режима. Так агентства ООН “помогают” режиму в его стратегии изгнания населения с повстанческих территорий как вне границ Сирии, так и в ее пределах.

Сила ультиматума 

По внутренней оценке управления по координации гуманитарных вопросов ООН в Сирии в 2016 году, ООН не следит за распределением помощи в Сирии и не всегда знает, куда именно идет помощь. Во многом, в том числе в распределении пищи, ООН полагается на сирийский “Красный полумесяц” — “правую руку” сирийского режима. Всемирная продовольственная организация, действующая в рамках деятельности ООН, уполномочена режимом заниматься распределением пищи, однако в каждом случае решается отдельно, когда сотрудникам агентства можно заниматься распределением, а когда — нет. Поэтому часто правительство Асада перенаправляло гуманитарную помощь на военные нужды. Так, помощь, направленная в Дайр эз-Заур, осаждённый ИГИЛ, раз за разом передавалась сторонникам режима, после чего то, чем они не воспользовались, перепродавалось жителям города по невероятно высоким ценам. На фотографиях, сделанных на военных базах  режима часто можно увидеть палатки управления ООН по беженцам и коробки с гуманитарной помощью ООН.

Дети Алеппо. Фото: Freedom house, flickr.com

Дети Алеппо. Фото: Freedom house, flickr.com

 Режим Асада определяет, с какими организациями в районах, контролируемых им, может работать ООН. Хотя часть таких организаций относительно аполитичны для Сирии, другие подконтрольны правительству или управляются высокопоставленными чиновниками режима и их приближенными лицами, и ООН не раз снабжала эти организации деньгами. Их главы находятся под санкциями ЕС и США. Переводы денег этим людям и организациям ООН оправдывает тем, что она обязана подчиняться лишь санкциям ООН. Россия, являющаяся членом СБ ООН, блокирует любые резолюции, связанные с наложением санкций на функционеров режима Асада и тех, кто содействует им в грубых нарушениях прав человека.

 Журналистское расследование, проведённое газетой The Guardian, показало, что агентство ООН по делам беженцев и управление по координации гуманитарных вопросов перевели уже 8,5 миллионов долларов благотворительной организации, возглавляемой Асмой аль-Асад, женой президента Сирии.

 Всемирная организация здравоохранения перевела 5 миллионов долларов сирийскому банку крови, находящемуся под контролем министерства обороны Сирии, и есть свидетельства того, что солдатам, служащим режиму Асада, отдается предпочтение при распределении донорской крови. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН перечислила около 13 миллионов долларов министерству сельского хозяйства Сирии за семена. Самым скандальным было решение ЮНИСЕФ, агентства ООН, занимающегося детьми, перечислить 267 933 долларов на гуманитарные проекты организации “Аль-Бустан” под руководством Рами Махлуфа, кузена Башара Асада, самого богатого человека в Сирии. Организация “Аль-Бустан” официально является благотворительной организацией, действующей в основном в алавитских районах, но также она финансирует партизанские отряды, борющиеся за власть режима, главным образом в районе Хамы и Хомса, и известна в этом качестве также под названием “Аль-Бустан”. Махлуф лично финансирует как минимум три партизанские организации, борющиеся за власть Асада. Эти отряды ответственны за ужасающую резню суннитского населения. Выходит, что ЮНИСЕФ перечисляет деньги организации, которая распределяет немалую часть своих ресурсов военным преступникам.

 Агентства ООН, работающие в Сирии, стоят перед очень тяжелым выбором, и их опасения в отношении того, что их выгонят из страны, и они не смогут оказать помощь миллионам нуждающихся, понятны. Тем не менее, особенно на нынешнем уровне конфликта, режим становится зависимым от массовой помощи, которую агентства ООН направляют государству. Эта помощь позволяет перенаправлять ресурсы, предназначенные для снабжения населения едой и необходимыми товарами, на военные цели. В этой ситуации единство позиций организаций, действующих в Сирии, и ультиматум, согласно которому, если у организаций не будет возможности распределять помощь по всей территории Сирии, включая осажденные районы, они прекратят свою деятельность, — могут вынудить власти уступить, пусть и не полностью.

 При отсутствии накоплений в иностранной валюте, под бременем санкций ЕС и США сирийская власть не может позволить себе тратить новые миллиарды долларов, которых у нее нет, на те услуги, которые сейчас предоставляются агентствами ООН.

Оригинал статьи на сайте Maariv

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x