Дженифер ПоляковаWP_Post Object ( [ID] => 21163 [post_author] => 198 [post_date] => 2016-07-22 12:32:23 [post_date_gmt] => 2016-07-22 09:32:23 [post_content] => [caption id="attachment_21173" align="alignnone" width="481"]Фото: Vladimir Lozinsky, flickr.com Фото: Vladimir Lozinsky, flickr.com[/caption] Крушение элитарного кемалистского клуба В пятницу на прошлой неделе, 15 июля, армия Турциנ объявила, что берет в свои руки бразды правления и будет осуществлять власть в стране ради сохранения демократического порядка, утверждая одновременно, что президент и его правительство правили автократическими методами. Эта неудавшаяся попытка переворота ввергла страну в круговорот насилия и актуализировала все факторы нестабильности, с которыми Турция сталкивалась в последние годы. Турецкие граждане и правительства стран Запада выразили опасения, что теперь все внутренние проблемы, например, противостояние с курдами, угрозы со стороны ИГИЛ и интеграция беженцев из Сирии, будут решаться более жесткими средствами, чем до попытки переворота. Следует прояснить несколько моментов в связи с концепцией армии как оплота светскости в Турции. Армейская верхушка – это в большинстве своем кемалисты, осуществлявшие контроль над религией в турецком обществе, отдававшие явное предпочтение суннистскому исламу. Иными словами, религия всегда играла свою роль в турецком государстве, но роль эта подразумевала контроль и управление со стороны армии. Армия – элитарный закрытый клуб, независимая корпорация, с собственной системой образования и жилья, отделенная от гражданского общества. Я бы пошла еще дальше и сказала, что у турецкой армии есть собственная религия – кемализм. Кемалистская армия превратилась в главный центр силы в Турции и пользуется поддержкой турецких элит и городского населения. Пока за армией сохранялся жесткий контроль в вопросах статуса религии в государстве, она позволяла правительствам действовать по их усмотрению, но как только то или иное правительство проявляло какую-то инициативу, которая могла восприниматься как посягательство на монополию кемалистской армии в вопросах религии, армия пробуждалась и совершала переворот. Кемалистская армия – кнопка «рестарт» для Турции Основатель современной Турции Мустафа Кемаль Ататюрк придал армии статус органа, гарантирующего сохранение светского характера конституции – даже если это противоречит программе правительства, избранного на свободных выборах. Я сознательно использую слово «свободные», а не «демократические», потому что дух турецкой конституции, предоставляющей армии самые широкие полномочия, нельзя назвать демократическим. Можно даже сказать, что Турция никогда не была демократией, тем более в годы правления правой консервативной Партии справедливости и развития, возглавлявшейся нынешним президентом Реджепом Тейипом Эрдоганом. В условиях нынешнего руководства Турция превратилась в автократию, в государство, отмеченное заметными признаками популистской диктатуры, поддерживаемой более чем половиной населения Турции. И это не удивительно, потому что большинство турок настроено консервативно, и Эрдоган, чтобы быть избранным, обращался к турецким гражданам на языке, близком их сердцам и убеждениям. [caption id="attachment_21175" align="alignnone" width="267"]Мустафа Кемаль Ататюрк. Фото: википедия Мустафа Кемаль Ататюрк. Фото: википедия[/caption] До прихода к власти Партии справедливости и развития в 2003 году турецкая армия была всемогуща. Ее полномочия, зафиксированные в конституции, были таковы, что всякий раз, когда правительство получало (в глазах армии) слишком религиозную окраску или оказывалось неспособным вести должным образом государственные дела, армия вмешивалась. Это случалось примерно раз в десятилетие, и возникал переходный военный режим, после которого власть возвращалась в руки народа. В периоды военного режима видные политические и религиозные деятели высылались, арестовывались, а иногда и уничтожались. После того, как армия выбирала подходящего для нее кандидата, она возвращала власть гражданскому правительству и отменяла временное военное положение. Последний раз армия вмешалась в деятельность правительства в 1997 году, а последний случай, когда армия  вывела на улицы танки, был в 1980 году, с целью прекратить гражданскую войну, которая предшествовала этому вмешательству. Конец господства кемализма: власть народа, деспотизм большинства или популистская диктатура? Когда Эрдоган в ходе интервью в живом эфире призвал своих сторонников выйти на улицы и выступить против армии, это был очень опасный шаг, который мог привести к началу гражданской войны. Ибо на этот раз, по сравнению с предыдущими военными переворотами, правила игры изменились, и на сей раз турки не остались сидеть по домам, несмотря на призывы армии, а вышли на улицы, чтобы поддержать Эрдогана. Можно назвать четыре причины такого поведения населения: был преодолен барьер страха перед столкновением с вооруженными солдатами; раньше, до волн чисток в высших армейских эшелонах, люди не выходили на улицы из-за уважения, которое они испытывали (и до сих пор испытывают) к самому сильному и важному институту турецкого государства; в прошлом отсутствовали достаточно популярные лидеры, с которыми люди могли солидаризироваться и следовать их указаниям; и, разумеется, важным фактором стало искусное использование Эрдоганом популярных социальных сетей, которые помогли ему быстро донести свое «послание» до сторонников. [caption id="attachment_20998" align="alignnone" width="522"]Эрдоган на встрече с Путиным. Фото: википедия Эрдоган на встрече с Путиным. Фото: википедия[/caption] В противоположность своим предшественникам, Эрдоган пользуется беспрецедентной популярностью и поддержкой по меньшей мере половины граждан Турции, поэтому не удивительно, что его сторонники вышли ради него на улицы. Ситуация после неудачной попытки переворота еще не прояснилась окончательно. А переворот провалился в том числе и по техническим причинам, среди которых, например, обращение к гражданскому населению только по государственным СМИ, посредством которых  население и оповестили о взятии власти армией. Эти государственные каналы – подобие израильского Первого канала в плане рейтинга и популярности, поэтому эффективность такого оповещения была близка к нулю, в отличие от призывов Эрдогана в социальных сетях и его видеообращений с сотового телефона. В заключение – можно ли сказать, что провал попытки военного переворота означает победу демократии, или это установление «диктатуры большинства»? Предпочтительнее ли временный военный режим, нежели нынешние автократия и диктатура? На мой взгляд, можно сказать, что гражданский бунт в Турции стал невозможен со времени прихода к власти Партии справедливости и развития, и жестокое подавление народных выступлений против Эрдогана три года назад говорит само за себя. Может быть, нынешняя попытка переворота была последней возможностью противостоять автократическому режиму Эрдогана, и тот факт, что примерно половина граждан Турции поддерживает его, не означает, по крайней  мере, в моем понимании, что речь идет о режиме демократическом или легитимном. [caption id="attachment_21180" align="alignnone" width="508"]Фото: Silvapef, flickr.com Фото: Silvapef, flickr.com[/caption] Так или иначе, трагические последствия попытки переворота очевидны уже сегодня: попытки линча солдат из подразделений, выступивших против Эрдогана, тысячи задержанных, среди которых видные деятели - турецкие юристы и журналисты, вооруженные атаки против курдского меньшинства, волна арестов противников режима, чистки в судебной системе, разгром независимых СМИ, националистические лозунги на улицах. Все внутренние противоречия и раны Турции обнажились и стали кровоточить с новой силой. На данный момент похоже, что провалившаяся попытка переворота будет использована для укрепления существующего режима, который намерен проводить еще более жесткую политику по отношению к своим оппонентам, журналистам, курдскому меньшинству, судьям и армейскому руководству. Дженифер Полякова – докторантка Школы исторических исследований имени Цви Явеца Тель-Авивского университета [post_title] => В Турции побеждает диктатура? [post_excerpt] => Трагические последствия попытки переворота очевидны уже сегодня: попытки линча солдат из подразделений, выступивших против Эрдогана, тысячи задержанных, среди которых видные деятели - турецкие юристы и журналисты, вооруженные атаки против курдского меньшинства, волна арестов противников режима, чистки в судебной системе, разгром независимых СМИ. Все внутренние противоречия и раны Турции обнажились и стали кровоточить с новой силой. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => turky-dictatorship [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2016-07-21 14:33:56 [post_modified_gmt] => 2016-07-21 11:33:56 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=21163 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

В Турции побеждает диктатура?

Трагические последствия попытки переворота очевидны уже сегодня: попытки линча солдат из подразделений, выступивших против Эрдогана, тысячи задержанных, среди которых видные деятели - турецкие юристы и журналисты, вооруженные атаки против курдского меньшинства, волна арестов противников режима, чистки в судебной системе, разгром независимых СМИ. Все внутренние противоречия и раны Турции обнажились и стали кровоточить с новой силой.

Дженифер Полякова // 22/07 // Гражданин мира, Динамика событий, Мнения, Новые публикации, Политика
Фото: Vladimir Lozinsky, flickr.com

Фото: Vladimir Lozinsky, flickr.com

Крушение элитарного кемалистского клуба

В пятницу на прошлой неделе, 15 июля, армия Турциנ объявила, что берет в свои руки бразды правления и будет осуществлять власть в стране ради сохранения демократического порядка, утверждая одновременно, что президент и его правительство правили автократическими методами. Эта неудавшаяся попытка переворота ввергла страну в круговорот насилия и актуализировала все факторы нестабильности, с которыми Турция сталкивалась в последние годы. Турецкие граждане и правительства стран Запада выразили опасения, что теперь все внутренние проблемы, например, противостояние с курдами, угрозы со стороны ИГИЛ и интеграция беженцев из Сирии, будут решаться более жесткими средствами, чем до попытки переворота.

Следует прояснить несколько моментов в связи с концепцией армии как оплота светскости в Турции. Армейская верхушка – это в большинстве своем кемалисты, осуществлявшие контроль над религией в турецком обществе, отдававшие явное предпочтение суннистскому исламу. Иными словами, религия всегда играла свою роль в турецком государстве, но роль эта подразумевала контроль и управление со стороны армии. Армия – элитарный закрытый клуб, независимая корпорация, с собственной системой образования и жилья, отделенная от гражданского общества. Я бы пошла еще дальше и сказала, что у турецкой армии есть собственная религия – кемализм. Кемалистская армия превратилась в главный центр силы в Турции и пользуется поддержкой турецких элит и городского населения. Пока за армией сохранялся жесткий контроль в вопросах статуса религии в государстве, она позволяла правительствам действовать по их усмотрению, но как только то или иное правительство проявляло какую-то инициативу, которая могла восприниматься как посягательство на монополию кемалистской армии в вопросах религии, армия пробуждалась и совершала переворот.

Кемалистская армия – кнопка «рестарт» для Турции

Основатель современной Турции Мустафа Кемаль Ататюрк придал армии статус органа, гарантирующего сохранение светского характера конституции – даже если это противоречит программе правительства, избранного на свободных выборах. Я сознательно использую слово «свободные», а не «демократические», потому что дух турецкой конституции, предоставляющей армии самые широкие полномочия, нельзя назвать демократическим. Можно даже сказать, что Турция никогда не была демократией, тем более в годы правления правой консервативной Партии справедливости и развития, возглавлявшейся нынешним президентом Реджепом Тейипом Эрдоганом. В условиях нынешнего руководства Турция превратилась в автократию, в государство, отмеченное заметными признаками популистской диктатуры, поддерживаемой более чем половиной населения Турции. И это не удивительно, потому что большинство турок настроено консервативно, и Эрдоган, чтобы быть избранным, обращался к турецким гражданам на языке, близком их сердцам и убеждениям.

Мустафа Кемаль Ататюрк. Фото: википедия

Мустафа Кемаль Ататюрк. Фото: википедия

До прихода к власти Партии справедливости и развития в 2003 году турецкая армия была всемогуща. Ее полномочия, зафиксированные в конституции, были таковы, что всякий раз, когда правительство получало (в глазах армии) слишком религиозную окраску или оказывалось неспособным вести должным образом государственные дела, армия вмешивалась. Это случалось примерно раз в десятилетие, и возникал переходный военный режим, после которого власть возвращалась в руки народа. В периоды военного режима видные политические и религиозные деятели высылались, арестовывались, а иногда и уничтожались. После того, как армия выбирала подходящего для нее кандидата, она возвращала власть гражданскому правительству и отменяла временное военное положение. Последний раз армия вмешалась в деятельность правительства в 1997 году, а последний случай, когда армия  вывела на улицы танки, был в 1980 году, с целью прекратить гражданскую войну, которая предшествовала этому вмешательству.

Конец господства кемализма: власть народа, деспотизм большинства или популистская диктатура?

Когда Эрдоган в ходе интервью в живом эфире призвал своих сторонников выйти на улицы и выступить против армии, это был очень опасный шаг, который мог привести к началу гражданской войны. Ибо на этот раз, по сравнению с предыдущими военными переворотами, правила игры изменились, и на сей раз турки не остались сидеть по домам, несмотря на призывы армии, а вышли на улицы, чтобы поддержать Эрдогана. Можно назвать четыре причины такого поведения населения: был преодолен барьер страха перед столкновением с вооруженными солдатами; раньше, до волн чисток в высших армейских эшелонах, люди не выходили на улицы из-за уважения, которое они испытывали (и до сих пор испытывают) к самому сильному и важному институту турецкого государства; в прошлом отсутствовали достаточно популярные лидеры, с которыми люди могли солидаризироваться и следовать их указаниям; и, разумеется, важным фактором стало искусное использование Эрдоганом популярных социальных сетей, которые помогли ему быстро донести свое «послание» до сторонников.

Эрдоган на встрече с Путиным. Фото: википедия

Эрдоган на встрече с Путиным. Фото: википедия

В противоположность своим предшественникам, Эрдоган пользуется беспрецедентной популярностью и поддержкой по меньшей мере половины граждан Турции, поэтому не удивительно, что его сторонники вышли ради него на улицы. Ситуация после неудачной попытки переворота еще не прояснилась окончательно. А переворот провалился в том числе и по техническим причинам, среди которых, например, обращение к гражданскому населению только по государственным СМИ, посредством которых  население и оповестили о взятии власти армией. Эти государственные каналы – подобие израильского Первого канала в плане рейтинга и популярности, поэтому эффективность такого оповещения была близка к нулю, в отличие от призывов Эрдогана в социальных сетях и его видеообращений с сотового телефона.

В заключение – можно ли сказать, что провал попытки военного переворота означает победу демократии, или это установление «диктатуры большинства»? Предпочтительнее ли временный военный режим, нежели нынешние автократия и диктатура? На мой взгляд, можно сказать, что гражданский бунт в Турции стал невозможен со времени прихода к власти Партии справедливости и развития, и жестокое подавление народных выступлений против Эрдогана три года назад говорит само за себя. Может быть, нынешняя попытка переворота была последней возможностью противостоять автократическому режиму Эрдогана, и тот факт, что примерно половина граждан Турции поддерживает его, не означает, по крайней  мере, в моем понимании, что речь идет о режиме демократическом или легитимном.

Фото: Silvapef, flickr.com

Фото: Silvapef, flickr.com

Так или иначе, трагические последствия попытки переворота очевидны уже сегодня: попытки линча солдат из подразделений, выступивших против Эрдогана, тысячи задержанных, среди которых видные деятели — турецкие юристы и журналисты, вооруженные атаки против курдского меньшинства, волна арестов противников режима, чистки в судебной системе, разгром независимых СМИ, националистические лозунги на улицах. Все внутренние противоречия и раны Турции обнажились и стали кровоточить с новой силой. На данный момент похоже, что провалившаяся попытка переворота будет использована для укрепления существующего режима, который намерен проводить еще более жесткую политику по отношению к своим оппонентам, журналистам, курдскому меньшинству, судьям и армейскому руководству.

Дженифер Полякова – докторантка Школы исторических исследований имени Цви Явеца Тель-Авивского университета

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы