Женская территория

Кадр из фильма 2008 г. "Визит старой дамы"

Визит старого миллиардера

Кадр из фильма 2008 г. "Визит старой дамы"

Кадр из фильма 2008 г. «Визит старой дамы»

Помните такую пьесу Фридриха Дюрренматта «Визит старой дамы»? По ней еще в перестроечный период был поставлен великолепный фильм с Васильевой и Гафтом в главных ролях. Это произведение для меня всегда было одним из самых пугающих, куда более пугающим, чем любой самый жуткий триллер. И даже зная концовку, я зачастую не мог заставить себя дочитать пьесу или досмотреть фильм до конца.

Напомню вкратце сюжет. Некая миллиардерша приезжает в бедный городок, в котором родилась, и объявляет о том, что готова пожертвовать жителям этого городка миллиард долларов, если они согласятся убить одного человека. Вначале они с негодованием отвергают подобную сделку. Мы, мол, цивилизованные люди, и ни за что на свете на это не пойдем. Но их первоначальная решимость постепенно угасает под давлением бедственного экономического положения городка. И, в конце концов, его население склоняется к тому, что предложение миллиардерши не столь уж неприемлемо. Оно выносится на всеобщее голосование и принимается единогласно.

Событие, произошедшее на днях в США, четко ассоциируется у меня с этой пьесой. И именно этим объясняются подавленность и пессимизм, которые я испытываю, а вовсе не личностью избранного президента. Дело не в миллиардере Дональде Трампе, как и не в дюрренматтовской миллиардерше Кларе Цаханассьян. Дело в том, что значительные массы людей с величайшим энтузиазмом согласились на предложенную им сделку: ваше экономическое положение будет поправлено, если вы поступитесь принципами, базисными для цивилизованного общества.

В отличие от госпожи Цаханассьян, Трамп, конечно же, вряд ли сумеет выполнить данное им обещание. Но даже если сумеет, это произойдет ценой существенного попрания прав и защищенности женщин, а также различных стигматизированных меньшинств. Я ни в коей мере не сравниваю Трампа и США с Гитлером и нацистской Германией, но приходится признать, что Гитлер в свое время предложил немецкому народу ту же самую сделку. И он таки сдержал свое обещание – экономическая ситуация в Германии и положение немецких рабочих заметным образом улучшились после его прихода к власти. А на момент назначения Гитлера канцлером вполне можно было утверждать, что его антисемитские выпады – это всего лишь предвыборная риторика. Мало ли, что он там писал в своей книге или заявлял в ораторском пылу на митингах. Главное, что он эффективный управленец и способен привести к экономическому процветанию Германии. Так дайте же ему шанс! Так, кстати, рассуждали в то время многие голосовавшие за него евреи, равно как и немцы, которым в принципе претил гитлеровский антисемитизм.

Кадр и фильма 2008 г "Визит старой дамы"

Кадр и фильма 2008 г «Визит старой дамы»

То же самое и в случае с Дональдом Трампом. Отовсюду приходится слышать: ну какое имеет значение то, что он кого-то там насиловал или домогался, а затем публично бахвалился своими «подвигами» на этом поприще? Какое имеет значение то, что он брутальный сексист, ни в грош не ставящий женщин, отказывающихся быть исключительно сексуальными объектами или то, что он многократно унижал своими высказываниями те или иные меньшинства? Главное то, что люди хотят перемен, а как он поведет себя, оказавшись в Белом доме, никто не знает. Верно, никто не знает. Но это и не столь важно. Важно то, что допуcк к выборам такого человека, как Трамп, а затем и избрание его президентом, придало легитимацию сексистскому и ксенофобному дискурсу в западном социуме. И это, к несчастью, уже свершившийся факт, разом перечеркнувший все достижения последних десятилетий в сфере борьбы с ксенофобией и – в наибольшей степени – в противостоянии гендерному угнетению и насилию.

Основной момент, который, увы, никак не способны усвоить социальные преобразователи различного толка, будь то анархисты, социалисты или социал-демократы, заключается в следующем: различные системы угнетения не сводимы к единому знаменателю, так как причины, обуславливающие их существование, принципиально различны. И тот, кто является угнетенным в одной системе, зачастую оказывается еще более жестоким, лишенным эмпатии угнетателем в другой.

Экономическая система угнетения институционализирована и лежит на поверхности. Поэтому с ней проще и привлекательнее бороться. Система гендерного угнетения залегает куда глубже – на уровне представлений, стереотипов, мировоззренческих установок и норм. Экономически угнетенный представитель рабочего класса, точно так же как и «белый воротничок» или успешный бизнесмен, издевается над своей женой, возвращаясь с работы домой, прибегает к оплаченному изнасилованию, посещая проституток, или домогается, унижает, а зачастую и насилует женщин, проводя досуг с друзьями, не потому что подобные вещи приемлемы с точки зрения формально-законодательного устройства социума. Он делает это потому, что такое мужское поведение приемлемо и воспринимается как нечто само собой разумеющееся в его мировоззренческой системе координат.

Более того, и это, возможно, самое печальное: множество женщин также воспринимают свою униженность перед мужчинами и насилие с их стороны, будь то словесное или физическое, как непреложную данность. Подобное восприятие продиктовано гендерной социализацией, уходящей корнями в раннее детство и заставляющей их считать мужское насилие столь же неизбежным, как законы природы, и непременно идущим в совокупности с такими «сугубо мужскими» достоинствами, как сила и решительность. Так зачем же пытаться этому противостоять? – говорят они себе. А вот экономическое угнетение – это не природная данность, а произвол правящих элит, и с ним вполне можно вступить в борьбу. Этим и объясняется столь высокий процент женщин, проголосовавших за Трампа, несмотря на его безобразно сексистское поведение и риторику, которой ужаснулись бы и в первой половине 20-го века.

Фото: Gage Skldmore, flickr.com

Фото: Gage Skldmore, flickr.com

Главное достижение того общества, которое я до недавних пор именовал «цивилизованным», в деле обеспечения прав и достоинства женщин, равно как и прав сексуальных и прочих меньшинств, заключается не в законодательных мерах, закрепляющих формальное равенство, хотя и это немаловажно. Главное достижение состоит в том, что определенные взгляды и представления были лишены легитимности, а исповедующие их люди маргинализировались и в любых социально значимых кругах становились «персонами нон грата». Но даже в самых продвинутых странах развитие общества не зашло настолько далеко, чтобы сексистские и ксенофобные представления были искоренены на личностном уровне. Тем не менее, их носители в большинстве своем сдерживали себя. Они не решались открыто проявлять подобное мировоззрение в публичных высказываниях или действиях, испытывая при этом понятный дискомфорт из-за необходимости себя усмирять. И можно было надеяться, что в следующем поколении будет куда больше людей, естественным образом избегающих сексизма, так же как современные немцы инстинктивно избегают любых проявлений нацизма.

С избранием Трампа, который на всем пути своего восхождения к президентству никоим образом себя не сдерживал, эта надежда умерла. Свидетельство тому – уже сейчас раздающиеся со всех сторон радостные возгласы «конец феминистическому диктату! долой политкорректность!». Американское общество, как и городок Гюллен в пьесе Дюрренматта, согласилось на сделку, предоставив «карт-бланш» патриархальному и ксенофобному насилию во имя химерных экономических перемен. Трамп, скорее всего, уйдет через четыре года, а возможно и раньше. Однако пагубное наследие этого выбора, отбросившего западное общество на многие десятилетия назад, будет сказываться еще очень долго.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x