Гражданин мира

Вулканю Фото:Tom Hodgkinson

Жизнь на вулкане

 

Вулканю Фото:Tom Hodgkinson

Вулкан. Фото:Tom Hodgkinson

Принятая 23 декабря Совбезом ООН резолюция номер 2334 не содержит в себе почти ничего нового. В мире никогда не признавали ни израильское право на бессрочную оккупацию Западного Берега, ни аннексию Восточного Иерусалима и Голанских высот, всегда считали любую поселенческую активность незаконной, всегда требовали, чтобы Израиль как оккупирующая сторона строго соблюдал положения Четвертой женевской конвенции.

Чтобы понять официальную позицию мирового сообщества по нашему вопросу, надо поговорить об аннексии и оккупации.

В послевоенном мире отношение к захвату земли постепенно ухудшалось. Передел границ в Европе стал финальным аккордом, после которого сказали: «Хватит». Был сформулирован и стал нормой международного права так называемый «принцип недопустимости захвата территории силой».

Этот принцип претерпел эволюцию: примерно до конца 60-х годов в международном праве боролись два мнения. Согласно первому, захват территории незаконен в любом случае, даже ничейной, даже в ходе оборонительной войны. Противники этого подхода утверждали, что отсутствие страха перед потерей территории развяжет руки потенциальным агрессорам (что, впрочем, не подтвердилось), и что захват территории допустим в результате справедливой, оборонительной войны.

Уроки Шестидневной войны

Интересно, что доминировать более жесткая форма запрета стала вскоре после Шестидневной войны. Мы привыкли считать эту войну оборонительной, и не без оснований. Но есть поводы думать и по-другому: Египет действительно мобилизовал войска на границе с Израилем и перекрыл Тиранский пролив, но первым не напал. Перекрытие пролива, в целом, подходит на роль казус белли, но это тот случай, когда миролюбивое государство могло бы и воздержаться от активных действий, не исчерпав все возможности для дипломатии – особенно учитывая, что о блокаде страны речи не шло: через Эйлатский порт проходила лишь небольшая часть грузов.

Шестидневная война. Фото: википедия

Шестидневная война. Фото: википедия

Израиль не воздержался. В результате его превентивных ударов египетская армия понесла огромные потери и была отброшена за Суэцкий канал. Иордания и Сирия вступили в войну неохотно, из-за наличия союзнических обязательств перед Египтом, и, несмотря на ограниченный характер военных действий, также потеряли обширные территории.

Таким образом, в результате войны, оборонительный характер которой был спорным, Израиль расширил подконтрольную ему территорию в несколько раз, что мало смахивает на легитимную заботу о безопасности. Возможно, именно этот случай подтолкнул юристов-международников к более жесткому варианту запрета. Дипломатия тоже сказала свое слово: резолюция Совета безопасности ООН за номером 242 потребовала от Израиля отступить «с захваченных территорий» – правда, в обмен на мирный договор. Этот принцип лег в основу всех последующих резолюций ООН по арабо-израильскому конфликту.

Под военным контролем

Начался период израильской оккупации. Заметим, что это слово не несет в себе никакой заведомо отрицательной коннотации и означает всего лишь военный контроль страны над некоей территорией. Союзники после Второй мировой оккупировали Германию. США оккупировали Японию. Запад использовал оккупацию с толком: помог создать в оккупированных странах демократические правительства и превратил бывших врагов в союзников. Израиль использовал оккупацию для строительства поселений.

Так или иначе, оккупация не может быть постоянной, поскольку в этом случае она нарушает множество положений международного права, в том числе Всемирной декларации прав человека, прежде всего ст. 15, п. 1 – «Каждый человек имеет право на гражданство» – и ст. 21, п. 1 – «Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей». Впрочем, любой знакомый с действительностью израильской оккупации легко обнаружит, что она нарушает добрую половину статей конвенции. Грубо говоря, люди под оккупацией бесправны. Конечно, люди бесправны и в некоторых странах, но эти страны обычно не называют себя демократическими.

Фото: Орен Зив, Активстиллз

Фото: Орен Зив, Активстиллз

Для защиты прав населения оккупируемой территории существует принятая в 1949 году и ратифицированная Израилем Четвертая женевская конвенция. Среди прочего, она запрещает перемещение гражданского населения оккупирующей стороны на оккупируемую территорию и действия, направленные на какое-либо изменение ее статуса. Впрочем, есть загвоздка: изначальный текст конвенции говорит лишь о ситуации, когда одна страна-подписант оккупирует территорию другого. Израиль утверждает, что положения конвенции не распространяются на оккупируемые им территории, так как до войны они не были общепризнанной частью какого-либо государства (после Войны за независимость их аннексировала Иордания, но аннексия не была признана почти никем).

Тем не менее, любая судебная норма не имеет смысла вне органа, способного и уполномоченного ее толковать. Различные международные органы неоднократно подчеркивали, что в данном случае речь идет о лакуне, и, согласно духу конвенции, целью которой является защита прав жителей оккупированной территории, никто не может быть лишен подобной защиты. Прочие израильские контраргументы вкратце изложены здесь, однако легко заметить, что все они объясняют — не почему действия Израиля не наносят оккупируемому населению вред, который должна предотвращать конвенция, а почему Израиль имеет право таковой вред наносить. То есть, международное сообщество стремится защитить людей, Израиль же хитроумным крючкотворством пытается лишить их защиты.

Представьте себе, что на вас напали, и вы заперли нападавшего в подвал. Вы имеете на это право в рамках самообороны, но лишь временно, до нахождения более законного и цивилизованного решения проблемы. При этом вы не имеете права принуждать его к труду и конфисковывать его собственность.

Аннексия, как известно – это присоединение территории к государству. При этом жители территории чаще всего становятся полноправным гражданами государства, что решает гуманитарную проблему, создаваемую оккупацией. Однако, поскольку аннексия есть изменение постоянного статуса территории, она уже точно подпадает под действие принципа «неприемлемость приобретения территории силой». То есть, это грабеж. Причем Израиль аннексировал Восточный Иерусалим и Голанские высоты в 1980 году, через десяток лет после того, как жесткое толкование этого принципа (см. выше) окончательно утвердилось в мировом праве.

 Уважать или не уважать?

Как видите, отнюдь не надо быть антисемитом, чтобы если и не принять мнение мирового сообщества то, по крайней мере, понять его логику в рамках международного права. Конечно, можно презирать саму концепцию международного права, отрицать его существование, охаивать ООН, как это делает сейчас наш премьер-министр, но подобное поведение обычно чревато. Кроме того, интеллектуальная честность требует от правых изъять из своего арсенала аргументов рекомендательную резолюцию Генассамблеи ООН 1947 года по разделу Палестины. Знаете, если уж не уважать решения ООН, так все.

В ситуации с оккупированными территориями Израиль давно идет к лобовому столкновению с мировым сообществом. Мы сделали неправильно все, что только могли. К примеру, к самой по себе оккупации, возможный максимальный срок которой в международном праве не указан, мы добавили строительство поселений, открыто нарушив закон. А сверху — еще и аннексию территорий. Резолюция 2334 напомнила нам о том, что с тех пор мы так и сидим на тлеющем вулкане международного осуждения, надеясь на авось. В целом, рассуждения вроде «полвека так жили, еще поживем», «у мира есть проблемы поважнее» и «я не верю в возможность санкций против Израиля» легитимны, но когда строишь на них целое государство конструкция получается шаткая, а жители нервничают и все норовят свалить в более стабильную среду. Мы живем сегодняшним днем, от одного американского президента к другому (вот сейчас у нас ликование – в Белый дом въезжает произраильский жилец) Ну, положим, на нашем веку санкций и принуждения к миру не будет, в чем лично я очень сомневаюсь. А дети? А внуки?

В начале статьи я сказал, что резолюция 2334 не несет в себе почти ничего нового. Однако один важный новый элемент в ней все-таки есть: рекомендация всем странам четко разделять в своих отношениях с Израилем его суверенную территорию и оккупированную, в том числе Восточный Иерусалим. Безусловно, шаги в этом направлении принимались и до того, но сейчас ЕС может заметно их интенсифицировать, особенно если администрация Трампа займет откровенно произраильскую позицию. Подобные меры – например, в банковской и торговой сфере – могут быть очень болезненными. Возможно, все обойдется. Но, как поет Семен Слепаков в своем хите «Песня про нефть», «а че, …, если нет?»

  *Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x