Общество

Салман Рушди. Фото: википедия

"Сатанинские стихи" и "богоугодные убийства"  

«Кощунство – одна из основ западной культуры» - говорит Салман Рушди, писатель, который уже почти тридцать лет живет с вынесенным ему смертным приговором. До сих пор время от времени духовные лидеры Ирана заявляют, что убийство кощунника Рушди — это «богоугодное действие», а значит любой стремящийся к пресловутым 70 девственницам в раю, должен стремиться его укокошить. В прошлом году к цене за убийство Салмана Рушди назначили надбавку в $600 тыс. Теперь это 3 миллиона 600 тысяч.

Салману Рушди исполнилось 70 лет. Почти половину из них он прячется и, фактически, живет в подполье и под охраной. Причиной этого стал успех его книги.

Стефан Цвейг говорил, что есть книги незаслуженно незамеченные и забытые, но не бывает, чтобы книга имела незаслуженный успех. Если все общество стоит на ушах в связи с книгой, то это не случайно. Значит, она отвечает каким-то потребностям общества, культуры, текущего момента. Или… что ещё вернее, затрагивает острые проблемы, наступает на какие-то застарелые мозоли, «троллит» ценности, шокирует представления.

30 лет под охраной

Бурная шумиха вокруг произведения — это явление не новое и не всегда благотворное для автора. Мусульманский мир угрожающе сплотился в связи с «Сатанинскими стихами». И автор вот уже тридцать лет вынужден скрываться от возможных мстителей из числа ревнителей. И если он где-нибудь появляется (на книжной ярмарке, литературном конгрессе, дружеской вечеринке), то в сопровождении предоставленных ему телохранителей. Рушди был защищен программой Британского правительства по защите свидетелей.

Власти Индии, Судана, Египта, Саудовской Аравии и многих других мусульманских стран запретили издавать книги человека, оскорбившего Ислам. Иранский фонд 15-Khordad Foundation объявил вознаграждение за убийство Рушди в размере $2 млн., позднее увеличенное до $2,5 млн. Потом до трех миллионов. Как сказал глава фонда: награда не обязательно полагается мусульманину — её получит любой, кто убьёт Рушди.

Иранский аятолла Хомейни публично проклял Рушди в своей фетве и приговорил его, а также всех лиц, причастных к изданию книги, к смертной казни. Вот текст знаменитой фетвы: «Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного. Един Аллах, к которому мы все вернемся. Я хочу сообщить неустрашимым мусульманам всего мира, что автор книги, называемой «Шайтанские суры», написанной, отпечатанной и выпущенной в свет в качестве вызова Исламу, Пророку и Корану, равно как и те издатели, которые были осведомлены о ее содержании, приговорены к смерти.

Я призываю всех ревностных мусульман казнить их быстро, где бы они их ни обнаружили, чтобы никто более не смел оскорблять принципы Ислама. Кто бы ни был при этом убит, будет, с Божьей помощью, рассматриваться как мученик.

Кроме того, всякий, кто имеет доступ к автору книги, но не имеет сил казнить его, должен сообщить о нем людям, чтобы того можно было покарать за его действия.

Благословение Аллаха да пребудет с вами».

И на Западе, вполне прогрессивные и либеральные журналисты осыпали Рушди упреками, оскорблениями, обвиняли в том, что он стравливает друг с другом народы и религии, призывали к публичному покаянию и попрекали тем, что на его защиту приходится тратить слишком много казенных средств. В парламенте вытащили на свет божий древний закон о богохульстве; англиканская церковь, а вслед за ней и Ватикан тоже выразили мусульманам сочувствие и понимание…

Книга Салмана Рушди » Сатаннские стихи»

Приговор останется неизменным

Через год после публикации скандальной книги Рушди издал заявление, в котором выразил сожаление. Автор «Сатанинских стихов» выразил сожаление, что оскорбил мусульман, затронул их чувства и пр. Аятолла Хомейни ответил на это: «Обязанностью каждого мусульманина является использование всего, чем он владеет, его жизни и богатства для того, чтобы отправить Рушди в ад». Преемник Хомейни, аятолла Али Хаменеи отверг покаяния писателя и заверил, что смертный приговор в отношении Рушди останется неизменным, «даже если он раскается и станет самым благочестивым человеком своего времени».
После того как исламский фундаментализм отверг полукапитуляцию, его вынудили (все равно терять нечего!) занять жесткую позицию, отказавшись от уступок и компромиссов.
До сих пор время от времени духовные лидеры Ирана заявляют, что убийство кощунника Рушди — это «богоугодное действие», а значит любой стремящийся к пресловутым 70 девственницам в раю, должен стремиться его укокошить. В прошлом году к цене за убийство Салмана Рушди назначили надбавку в $600 тыс. С учетом инфляции…

От рук религиозных экстремистов погиб переводчик «Сатанинских стихов» на японский язык, были ранены итальянский переводчик и норвежский издатель. В Англии были взорваны бомбы у магазина фирмы «Penguin Books», где книга была выставлена на продажу. В английском городе Бредфорде было устроено ритуальное сожжение книги, в библиотеке Британского совета в Карачи взорвали бомбу…

Аллах-то, похоже, и вправду акбар!

Нет ничего странного, что эту книгу боятся издавать. Тимур Кибиров написал о «Сатанинских стихах»: «А Аллах-то, похоже, и вправду акбар! Вот англоязычный писатель Рушди вольтерьянское что-то такое накропал. И что характерно — Вольтера-то я давно прочитал, и ему-то вполне удалось «раздавить гадину», а вот Рушди мне почитать не пришлось и, видать, не придётся. Вот теперь и решай, кто акбар, а кто не от мира сего, века сего».
Книгу по-русски всё-таки издали. Но в России (и в некоторых других странах) «Сатанинские стихи» были изданы анонимно. То есть издательство предпочло, на всякий случай остаться неизвестным. Не указан ни адрес редакции, ни имя переводчика. Формально этого издания вроде бы как и не существует: на нем нет ни принятой в России стандартной библиотечной маркировки, ни международного знака ISBN, ни даже указания тиража. Эта книга – как человек без паспорта. Физическое тело есть, а юридический статус – отсутствует.

Политик по необходимости

Свои испытания Рушди переносит очень достойно. Рушди утверждает, что писатель по своей природе неизбежно входит в конфликтные отношения с обществом, становится политической фигурой по необходимости.

«Серьезный писатель не может отстраниться от мира: он должен погрузиться в него, проникнуть в самые разные его уголки, посмотреть, что там происходит на самом деле, узнать судьбы, которые совсем не похожи на его собственную. Никому не пожелал бы испытать на себе фетву, но именно в тот период я был вынужден пройти столько политических коридоров, что теперь отлично представляю себе, как там все выглядит и что происходит. Писатель должен входить в каждую незапертую дверь» — сказал он в интервью журналистке Мите Капур.

Дверь, в которую он вошел в «Сатанинских стихах» была запертой. Собственно говоря, это вообще была не дверь. Он сделал пролом в стене, который до сих пор зияет незаделанной дырой, и туда страшно устремиться множеству других авторов. Что впрочем, понятно.

«Считаете ли вы себя ответственным за их смерть?»

Зиновий Зиник в эссе описал один случай. На одном из светских ужинов в Лондоне наивный поклонник Салмана Рушди спросил у него то, чего спрашивать не следовало: в какой степени Рушди ощущает себя ответственным за гибель тех, кто был связан с переводом и публикацией его «Сатанинских сур» на разные языки мира? Любопытный вопрос. Как, скажем, чувствовал себя Ницше, если бы узнал, как воспользовался его концепцией «сверхчеловека» Гитлер? Как, скажем, чувствовал себя Солженицын, когда узнал, что машинистка, у которой органы конфисковали экземпляры «ГУЛАГа», повесилась? Для любопытствующего молодого человека на ужине это был вопрос философско-теоретический. Для Салмана Рушди вопрос автоматически подразумевал обвинительный приговор: его личные, мол, словесные счеты с мусульманским миром привели к гибели невинных людей. Вопрос сам по себе подразумевал в качестве виновного не того, кто осуществил злодейство, а того, кто заговорил открыто о существовании злодейства как такового. Присутствующие еще не успели понять, о чем, собственно, спор, как Салман Рушди с лицом бледным от бешенства уже направлялся к дверям. Ошарашенные хозяева салона пытались его удержать, извинялись за бестактность случайного гостя, но Рушди громогласно заявил, что ни минуты не останется под крышей этого дома. Однако в холле его встретили два телохранителя и сообщили ему, что в данную минуту покинуть этот дом он не может ни под каким видом: машина заказана на одиннадцать, менять расписание и маршруты его передвижения строжайше запрещено, и, поэтому ему придется провести остальную часть вечера в компании телохранителей в предбаннике: обратно возвращаться к обеденному столу было для Салмана слишком унизительно.

Как часто, когда речь идет о подобных случаях, люди, которые пытаются «выглядеть объективными», готовы приравнять потенциальных убийц и потенциальную жертву, постараться в равной степени возложить вину, сложить ноги и голову, чтобы оказаться в обычной постмодернистской заднице…

«Вы знаете, кто такой Олесь Бузина?»

Сейчас в сети обсуждают интервью, которое без разрешения Светланы Алексиевич опубликовал «Регнум». Интервью опубликовано с нарушением российского законодательства и правил журналисткой этики. Кроме всего прочего, разговор с Гуркиным — это вообще не интервью. Он с самого начала не пытается выяснить позицию писательницы, а просит выслушать его возмущенные суждения. Вслед за публикацией началась кампания очернения в российских СМИ, социальных сетях, «подвиги» пранкеров Лексуса и Вована. Иначе как позорной и позорящей Россию эту травлю назвать нельзя.

Алексиевич в Тель-Авиве. Фото: Давид Эйдельман

Но и в словах Алексиевич есть вещи недостойные. Например, когда она говорит об убийстве Олеся Бузины.

«— Вы знаете, кто такой Олесь Бузина?
— Которого убили?
-— И таких примеров сотни.
— Но то, что он говорил, тоже вызывало ожесточение.
То есть таких надо убивать?
— Я этого не говорю. Но я понимаю мотивы людей, которые это сделали. Так же, как мне совершенно не нравится, что убили Павла Шеремета, который любил Украину. Видимо, были какие-то разборки или что-то»

Конечно, тут нет однозначного оправдания (ещё не хватало, чтоб он было!). Но выглядит этот отрывок гадко.

Помню, что сразу после убийства писателя один израильский русскоязычный журналист, который всегда отстаивает свободу слова в Израиле, написал, что, конечно, убийство, но… ведь идет информационная война, а на войне — как на войне.

Свобода слова — это всегда свобода слова, которое нам не нравится.  Поскольку со словами, которые нам нравятся — и так все понятно. Борьба за свободу слова – это борьба за право говорить таким, как Олесь Бузина (где таких сейчас найдешь?!) в Украине. И это борьба против дискредитации нобелевского лауреата Алексиевич в России или Белоруссии.
Верность принципам свободы слова левых проверялась, например, во время попыток закрыть «ИзРус». А правых — во время постоянных нападок на «Гаарец». И, лично мне кажется, что, допустим, левый, который выразил бурную радость по поводу закрытия «ИзРуса» и уничтожения архива этого сайта (39 тысяч публикаций) не может называть себя сторонником свободы слова.

Рушди и Трамп

Как известно, Олесь Бузина был убит 16 апреля 2015 года в Киеве во дворе многоквартирного дома, в котором жил.

Тридцать лет, находясь под фатвой, Рушди работал. И выпустил множество новых книг. И критиковал в них не только мусульманскую религию. Его упрекали и в «неоправданно негативном описании роли Америки в современном мире», и неуважении к европейским ценностям. Он «обижал» Индию и Европу, либералов и консерваторов, эмигрантов и принимающие их общества, бывших колонизаторов и страны, которые они оставили.

В сентябре нынешнего года Рушди обещает выпустить новый роман об эпохе Барака Обамы, которая сменилась эпохой Трампа. В книге будет уделено много внимания американским правым фундаменталистам из «Чайной партии». Будет в ней и описание жизни «влиятельного и самовлюбленного злодея с крашеными волосами»…. Ждем.

 

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией сайта

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x