Ваши права

О проституции без идеологических разногласий

Фото: Ira Gelb, flickr.com

Фото: Ira Gelb, flickr.com

Одна из них – инициатор закона о легализации форпостов, вторая видит в нем легитимацию преступности. Одна правая, религиозная и консервативная, вторая называет себя левым флангом Израиля. Но во всем, что касается проституции, их взгляды схожи. Несмотря на оказываемое им сопротивление, депутаты Кнессета Захава Гальон и Шули Муалем работают вместе над революционным законом в этой области.

Практически нет такой темы, в которой депутат Захава Гальон, председатель партии «Мерец» согласна с депутатом Шули Муалем, председателем фракции «Еврейский дом». «Если бы вы спросили нас о законе о легализации форпостов, вы бы отсюда не вышли», — говорят они. Муалем продвигает закон о легализации форпостов, который придаст законный статус тысячам домов в поселениях. На этой неделе закон прошел в Кнессете в первом чтении. Гальон считает его законом, легитимизующем грабеж. Несмотря на идеологические противоречия между ними, в эти дни они совместно работают над законопроектом, который позволит привлекать к уголовной ответственности мужчин, обращающихся к проституткам, и осуществлять реабилитацию этих женщин.

Захава Гальон. Фото: википедия

Захава Гальон. Фото: википедия

После долгих лет, когда Гальон пыталась продвинуть подобный закон, обе женщины решили разработать совместный законопроект, который позволит бороться с проституцией. Муалем говорит: «Надо честно признать, что Захава работает в Кнессете намного дольше меня, и она уже давно пытается продвинуть этот закон. Он обсуждался в прошлую каденцию, но как справедливо заметила тогдашняя министр юстиции Ципи Ливни, пока закон говорит только об уголовной ответственности, но не о реабилитации женщин, он неполноценен. И тогда я предложила Захаве разработать более масштабный законопроект».

Гальон объясняет: «Закон о привлечении к уголовной ответственности за проституцию, приобретает сейчас особое значение. Во-первых, мы его изменили. Мы учли ошибки прошлого и поняли, почему нам не удалось продвинуть его. Во-вторых, мы продвигаем его вместе, и это не само собой разумеющееся явление. Но мы обе боремся за права женщин, а в данном случае – за права самых слабых женщин, женщин, занимающихся проституцией».

 Гальон и Муалем считают, что потребители услуг проституток являются основным движущим фактором этой индустрии. Согласно последнему исследованию на тему проституции, опубликованному в последнем мае, оборот этого рынка составляет не менее 1.2 миллиарда шекелей в год. Чтобы искоренить это явление, по их словам, надо дать мужчинам понять, что они поощряют проституцию и обеспечивают спрос на нее. «Мы считаем, что проституция — это сексуальное насилие, и общество не может смириться с этим позорным явлением, когда женщин приравнивают к вещи, которую можно купить или продать, когда их ежедневно насилуют», — говорит Гальон. «С одной стороны, закон говорит об уголовной ответственности, с другой стороны, мы ведем борьбу за то, чтобы к женщинам, занимающимся проституцией, отнеслись как к женщинам, нуждающимся в реабилитации и помощи. Задача состоит в том, чтобы помочь женщинам, занимающимся проституцией, и ослабить положение мужчин, являющихся движущей силой этой индустрии».

Шули Муалем. Фото: википедия

Шули Муалем. Фото: википедия

 Гальон и Муалем уверены, что закон полноценен, только если в нем говорится и об уголовной ответственности тех, кто пользуется услугами проституток, и о реабилитации женщин, занимающихся проституцией. Муалем говорит: «Закон должен включать обе этих составляющих, и мы не согласимся на разделение между ними».

 Проституция существует с библейских времен.

У этого закона очень много противников и противниц. От яростных консерваторов до адептов либерализма и свободного выбора. Консерваторы говорят о том, что проституция это древнейшая профессия, существующая уже 5000 лет, с библейских времен. «Проституция противоречит нормам еврейской и общечеловеческой морали», — говорит Муалем. «Убийства тоже существуют с библейских времен, но мы же не относимся к ним снисходительно и не переживаем о том, что людям, которые хотят кого-то убить, некуда обратиться, как говорят о тех, кто сегодня пользуется услугами проституток».

 «Трое мужчин за ночь – это не свободный выбор».

Противники закона говорят также о праве выбора, о том, что у  женщин есть право распоряжаться собственным телом и самой выбирать себе занятие. Но Муалем говорит: «Женщины сами выбирают, где работать и как зарабатывать. Но я не могу согласиться с тем, что трое мужчин за ночь являются результатом свободного выбора женщины». Отнюдь не являющаяся консерватором Гальон в этом полностью поддерживает Муалем: «Либеральные термины неприменимы в контексте проституции. Нельзя узаконить насилие, и мы не дадим легитимацию сексуальному насилию».

 Но как вы отвечаете на возражение, что выбор занятия проституцией является свободным выбором женщины?

«Женщины, занимающиеся проституцией, это самые слабые женщины, не замечаемые обществом», — говорит Гальон. «Многие из них наркоманки, многие пережили надругательство, насилие, инцест».

 «Городская легенда о студентках, подрабатывающих проституцией, не отражает всю картину», — говорит Муалем. Более 90% женщин, занимающихся проституцией, пережили сексуальное насилие или инцест. Это женщины, живущие на дне израильского общества. И вопрос в том, оставит ли их израильское общество в том же положение или возьмет на себя ответственность за них».

Гальон и Муалем

Гальон и Муалем

 Проведенное исследование позволяет лучше понять, кто в Израиле занимается проституцией. Большинство этих женщин еврейки, говорят на иврите. Большинство из них матери, и большинство из них не служили в армии. Среднее число клиентов в день: 5.5. Более 50% женщин занимаются этим 5-16 лет. Сложно назвать это временной подработкой.

 Муалем подчеркивает: «Мы обязаны выбирать. Если мы не привлекаем клиентов к уголовной ответственности и не реабилитируем женщин, мы узакониваем проституцию. Это два существующих варианта. Все остальное это умышленное игнорирование ситуации».

 Гальон и Муалем категорически отвергают также идею узаконенной проституции. Они считают проституцию явлением, которое не дает обществу развиваться. «Я не хочу получать такие налоги», — говорит Муалем. «Это грязные деньги, которые не нужны обществу. Общество, в котором существует это явление, не может считаться прогрессивным». «Проституция превращает женщину в не-человека», — продолжает Гальон. Тот, кто обращается к проститутке, не видит в ней женщину, а считает ее товаром, которым можно воспользоваться за деньги. Если бы мы хотя бы жили в абсолютно равноправном обществе, и женщина захотела бы выбрать заниматься проституцией, я бы готова была это обсуждать, хотя вряд ли бы изменила точку зрения, но наше общество не таково. А общество, в котором допустимо покупать и продавать женщин, допустимо пользоваться услугами женщин, занимающихся проституцией, это общество, которое закрепляет низкий статус женщины. Это ведь дает всем посыл о том, что все женщины это объекты для купли-продажи. Это приводит и к отсутствию женского представительства в общественных и политических кругах, приводит к неравенству в начислении заработной платы и многому другому».

Проституция. Фото: flickr.com

Проституция. Фото: flickr.com

 То, что вы совместно продвигаете этот закон, поможет ему пройти?

«Наше сотрудничество обеспечивает закону правильное позиционирование», -говорит Гальон. «У каждой из нас свое мировоззрение, но по этому вопросу у нас царит полное согласие, что не является само собой разумеющимся. Раньше закон был неполноценным, но мы объединились в «Штаб борьбы против торговли женщинами и проституции», исправили законопроект и расширили его».

 «Иногда такое ощущение, что мы состоим из разных племен, и каждое племя заботится только о себе. Вот, например, в национально-религиозном обществе нет проституции. Ну и что? Разве это освобождает нас от ответственности как представительниц общественности? Ключевые фигуры в национально-религиозном лагере согласны со мной. Я собрала десятки самых известных женщин в национально-религиозном лагере и привела их в поход по центрам проституции, который длился 4 часа. Эти женщины впервые побывали в таких местах».

 Политическая, но внепартийная борьба.

 Женская солидарность не очень проявляется при выборах в Кнессет, но она заметна при работе в самом Кнессете. Когда речь идет о правах женщин, представительницы разных партий, умело сотрудничают друг с другом. «Когда речь идет о борьбе за права женщин, представительницы разных партий отстраняются от идеологических противоречий и выступают единым фронтом», -говорит Гальон. «Это борьба политическая, но внепартийная. Это борьба за права женщин, придерживающихся разных взглядов, и эта борьба может объединить раввинов и представителей ислама, светских и религиозных, евреев и арабов».

 А когда речь заходит о территориях и поселениях, вы затыкаете уши?»

«Если ты пришел в Кнессет без идеологии, то, что ты там делаешь?», — говорит Муалем. «Ты должен продвигать, а не скрывать свою идеологию, для этого тебя выбрали. Мы можем сейчас часами спорить о статусе Иудеи и Самарии, но чем это нам поможет? Но мы не скрываем собственные взгляды». «Мы опытные женщины с четко обозначенной позицией», — продолжает Гальон. «Мы не отступаем ни на секунду от своей идеологии, но сотрудничаем там, где наши взгляды совпадают. В этих вопросах нужна широкая общественная поддержка, иначе ничего не получится».

 Министры и депутаты не ангелы, да и ангелы сегодня уже не те.

Многие политики не отрицают предлагаемый законопроект и даже высказываются в его поддержку. Министр юстиции Аелет Шакед, министр соцобеспечения Хаим Кац, министр внутренней безопасности Гильад Арден и генеральный инспектор полиции Рони Альшейх высказались в поддержку этого законопроекта. Но есть и много противников. «Министры и депутаты всего лишь люди, а не ангелы. А как сказал Йоси Сарид, и ангелы сегодня уже не те», — говорит Гальон. «Я понимаю, что всех убедить не удастся. Но это похоже на снежный ком. Если нам удастся уговорить тех, кого нужно, вопрос начнет продвигаться. Если удастся провести закон и возникнет общественный резонанс, люди захотят присоединиться к этому движению. Это общественный процесс. Поэтому не так важен тот факт, что всех убедить не удастся. Ключевые люди поддерживают этот законопроект».

 «Политики должны понимать, что речь идет о насилии над женщинами», — разъясняет Гальон. «Кроме того, речь идет о деньгах. Сколько государство готово потратить на этих женщин». Муалем и Гальон считают, что им удастся убедить большую часть нынешних противников законопроекта, поэтому их имена предпочитают пока не называть.

 Законопроект будет принят?

У законопроекта есть прецеденты. Подобные законы были приняты в некоторых европейских странах. Например, во Франции обращение за услугами к женщине, занятой проституцией, влечет за собой штраф в 1500 евро. Женщины, решившие прекратить заниматься проституцией, имеют право на поддержку социальных служб. Это позволило существенно снизить занимающихся проституцией в этой стране. «Наше общество помогает избиваемым и  изнасилованным женщинам», — говорит Гальон. Усилия в этом направлении принесли свои плоды. Согласно отчету американского МИДа, Израиль находится на первом месте по борьбе с торговлей людьми.

 «То, что Израиль сделал для борьбы с торговлей женщинами, должно стать нашим руководством к действию и во всем, что касается борьбы с проституцией», — говорит Муалем. «Мы были на последнем месте в том, что касается торговлей женщинами, но поняли, насколько это ужасно, и сегодня мы на первом месте по борьбе с этим».

 В результате совместных усилий Гальон и Муалем, министр юстиции Аелет Шакед приняла решение создать межминистерскую комиссию для рассмотрения этого вопроса. «У нас есть повод оптимистично считать, что правительство нас поддержит», — говорит Гальон. «Надо изменить стиль мышления некоторых министров, мужчин и женщин, но мы работаем над этим».

 Оригинал статьи на сайте Onlife

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x