Общество

Прогулка по минному полю

Арад. Фото: википедия

Арад. Фото: википедия

Пока министр Моше Кахлон пытается замедлить безудержный рост цен на жилье, народ изобретает свои собственные, оригинальные рецепты. Точнее, не весь народ, а отдельная его часть под названием «гурские хасиды».

Вот уже более полувека на границе с Негевом стоит город Арад. В восьмидесятых годах он считался вполне качественным местном для проживания, но затем, с закрытием нескольких «градообразующих» предприятий, утратил былую репутацию.

К настоящему времени тут обосновались порядка 950 «гурских» семей, что составляет 11% от общего числа домашних хозяйств. По указанию руководства, члены движения продолжают наращивать свое присутствие в городе, покупая всё новые квартиры.

Однако израильская действительность такова, что даже в глубинке цены кусаются. К примеру, три комнаты общей площадью в 78м2 стоят в Араде 420 тысяч шекелей. Пять с половиной комнат на земле (141м2) – полтора миллиона. А ведь это все-таки не Тель-Авив и даже не Беэр-Шева.

И вот что «гурские» придумали – вместе дружно вывесили объявления о продаже своих квартир. Зачем? Чтобы создать у потенциальных покупателей ложное впечатление о чрезмерном предложении на городском рынке жилья и искусственно сбить цены. Не обошлось и без творческого подхода: кое-где объявления «На продажу» перемежаются плакатами, вещающими о кашерности, кипах и прочих важных атрибутах городской жизни.

Более того, в среде хасидов установлен свой, «правильный» прейскурант от рава: не более 350 тысяч за квартиру в общем доме, не более 600 тысяч за квартиру на земле и не более миллиона за виллу.

В ответ на эту кампанию мэр Арада Нисан Бен-Хамо разразился острой критикой в местном еженедельнике. Он помянул недобрым словом и представителя хасидов в Кнессете министра здравоохранения рава Яакова Лицмана, и «его радикального посланца» в городе рава Цви Бялостоцки, и вообще, назвал происходящее «войной на истощение».

Очевидцы – продавцы квартир  рассказывают:

«Ортодоксы действуют методически. Они засылают одну семью в светский квартал, дожидаются продажи квартиры в этом районе и так приводят следующую семью. Ортодоксы предоставляют светским выстроить город, а затем постепенно прибирают его к рукам, будь то Тверия, Бейт-Шемеш или Арад. Если бы не война с арабами – недалеко было бы до войны с ними».

Война?

Рассказывая об «арадской операции», издание «Исраэль а-йом» нарочито использует военную терминологию:

«В последнее время Арад превратился в пороховую бочку, в настоящее поле боя, в арену борьбы и конфликтов, грозящих завершиться катастрофой».

Кажется, что во всем, что касается статус-кво между светским и религиозным населением, закон бессилен. Здесь действуют «понятия» и силовые расклады. Как следствие, статус-кво неуклонно смещается в сторону ортодоксов , проявляющих намного больше решительности и организованности при достижении своих целей».

Конечно, этот конфликт — светских и религиозных — не единственный в израильском обществе. Есть и другие пропасти, не менее опасные. Самая заметная из них, хотя отнюдь не единственная – перманентная политическая конфронтация между правым и левым лагерями.

Куда ни взгляни, у нас повсюду такая риторика, словно мы на ножах. Мы просто терпеть друг друга не можем. И единственное, что удерживает всю эту  систему от разложения, прессуя нас, как орехи в мешке, – постоянная внешняя угроза. Не было бы врагов, мы перегрызлись бы между собой.

На самом деле беда Израиля не в разобщенности. Беда в том, что он не считает свою разобщенность бедой.

Мы игнорируем опасность. Боимся накликать ее. Само освещение этой темы превращается в прогулку по минному полю.

Вот почему нас «кормят» политикой, террором, ценами на жилье, европейским антисемитизмом, американскими выборами. Отмотав новости на десять лет назад, мы увидим те же самые заголовки.

Об одном нам не говорят: все они вызваны нашей главной бедой – мы чужие друг другу. И при текущем подходе нам никогда не найти общего знаменателя.

Ведь у каждого своя правда. Тот же житель квартала «Меа шаарим» может рассказать про долгие века, на протяжении которых именно «харедим» спасали народ от уничтожения, тогда как светские, откалываясь, уходили в небытие. И что такое семьдесят лет существования Израиля по сравнению с двумя тысячелетиями?

Никогда мы не переспорим друг друга и ничего друг другу не докажем. Потому что мы разные, у нас разные взгляды и интересы, мы получили разное образование и живем разной жизнью, порой, словно в параллельных мирах, совершенно не соприкасаясь между собой. Нет надежды на общее согласие, на приемлемый для всех компромисс. Пора взглянуть правде в глаза: нет ничего, что объединит нас по-настоящему.

И вот тогда, признав это, мы увидим, что выход остается только один – семья. Любовь. Нет правых, и нет виноватых. Мы все ответственны друг за друга. У нас общая судьба,

Долой статус-кво. Нам нужно настоящее единство.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x