Конфликт

Фото: pixebay

Прыжок из зоны комфорта 

Фото: pixebay

Как известно, Дональд Трамп придумал новое определение термину «фальшивый»: это такой, который ему не нравится. «Фальшивые новости» – это обычные новости, только выставляющие Трампа в неприглядном свете.

Впрочем, я не о Трампе. Подобное манипулирование терминами старо как мир (смотри «Наши доблестные разведчики и  коварные шпионы») и неизменно деструктивно, поскольку мешает видеть действительность такой, какая она есть. Конечно, все мы прячемся в коконе своих представлений о действительности, но нельзя не признать, что у кого-то он тоньше и прозрачнее. Например, у мальчика, в буквальном смысле слова разоблачившего короля. В сторону: как жаль, что с возрастом мы забываем сказки, излагающие прописные истины просто и безыскусно.

По моим наблюдениям, качество восприятия реальности у людей резко падает по мере отдаления от круга важных для них проблем и явлений. Никто не назовет свой диагноз фальшивой новостью. Никто не скажет, что вчерашние данные из отдела продаж – ложь, а сегодняшние — правда. Начальник живо расставит все по местам.

А вот при отсутствии личной ответственности наступает торжество нас возвышающего обмана. Если реальность не может до тебя дотянуться, почему бы ее не приукрасить? Более того: в ближней перспективе это вполне логичное поведение. Правда, в дальней — реальность нередко все же дотягивается.

Мало в какой из так называемых свободных стран восприятие реальности так мифологизировано как в Израиле. Мало где люди, пытающиеся как-то унифицировать понятия, подвергаются столь единодушному остракизму. Вот за эту статью, безусловно, подвергнусь остракизму и я.

Возьмем то, что у нас называется терактом. Конечно, понятие террора еще не вполне определено. Тем не менее, и в большинстве словарей, и в людском восприятии пролегает четкая грань между нападением на мирных граждан и на вооруженные силы противника. А если кто-то в Израиле будет говорить вам, что это не так, спросите его, как он относится к еврейскому террору 30-40-х годов прошлого века. В большинстве случаев ваш собеседник возмутится: мол, какой же это террор, если они нападали на британских солдат и полицейских (нападали и на гражданское население, но это отдельный разговор)?

Тут самое время подсунуть ему любой из многочисленных заголовков, в которых нападения на израильских солдат названы терактами. Например, в нашем коллективном сознании Эльор Азария застрелил террориста, и весь спор только о том, можно убивать обезвреженных террористов или нельзя. Но, простите, почему человек, напавший на военнослужащих оккупационной армии – террорист? Назовите его партизаном, боевиком – назовите его так, как вы называете членов ЭЦЕЛь и ЛЕХИ. Они были борцами за свободу? Тогда и этот палестинец – борец за свободу. Думаете, у них было меньше свободы, чем у него? Как раз наоборот.

Здесь вам могут сказать, что «ему было все равно, на кого нападать». Однако, если только фамилия собеседника не Нострадамус, подобный аргумент нельзя воспринимать всерьез. Действительность не стоит не только искажать, но и додумывать. Факт остается фактом: «террорист» мог с куда более высокими шансами на успех напасть на безоружного мирного еврея, а напал на солдат. Что там творилось в его голове, простреленной нашим «героем» – вопрос. А его поступок – часть действительности.

К этому моменту я, возможно, уже потерял львиную долю читателей, возмущенных моей непатриотичной позицией. Объективность вовсе не считается у нас неоспоримой добродетелью. Многие люди уверены, что единственная моральная позиция и, более того, залог нашего выживания – именно необъективность, когда своих жальче. Попытка понять противника приравнивается в этой системе координат к предательству.

О логических неувязках этой позиции можно написать диссертацию, я же ограничусь несколькими фразами. Во-первых, между позициями «своих жальче» и «жалко только своих» лежит моральная пропасть, которую многие, к сожалению, не замечают. Во-вторых, мне своих тоже жальче. Просто я не готов довольствоваться жалостью ко все новым и новым жертвам. Мне еще и очень хочется попробовать сделать так, чтобы их не было. Много лет назад именно таким стал мой первый шаг влево: осознание того, что я не могу спасти своих, не поняв чужих.

У нас с палестинцами – конфликт. Для улаживания конфликтов обычно прибегают к помощи беспристрастных посредников – судьи, арбитра, семейного психолога, наконец. А как иначе? И если бы Израиль и палестинцы вверили свою судьбу подобному беспристрастному посреднику, мне не пришлось бы играть его роль, навлекая на себя гнев соотечественников. Но посредников мы тоже не признаем – они же все антисемиты. Что же, тогда объективный взгляд на действительность приходится вырабатывать внутри общества. И пусть это выглядит не патриотично, но лично я других вариантов не вижу. Я считаю, что именно совершенный мной когда-то прыжок из моральной зоны комфорта в сторону более беспристрастного взгляда и есть патриотизм.

Почему в рамках работы с фактами так важно унифицировать терминологию? Прежде всего потому, что, усматривая аналогии в действиях сторон, вы начинаете видеть напротив не монстров с искаженной психологией и какой-то совершенно другой пирамидой Маслоу, а людей – в чем-то отличающихся от вас, а в чем-то очень похожих. Легитимно утверждать, что существует степень разности, при которой договориться очень трудно или даже невозможно. Но эту степень надо правильно оценивать. Называя евреев, убивавших британских полицейских, борцами за свободу, а палестинцев, убивающих наших солдат, террористами, вы искажаете эту оценку в угоду своему душевному комфорту.

Этой статьей я вовсе не пытаюсь доказать верность выводов, которые я делаю из фактов. Речь идет только о работе с самими фактами. В конце концов, мрачные прогнозы правых могут подтвердиться. Но если это случится, то не благодаря трезвой оценке фактов, а вопреки ей. Такое, безусловно, бывает – подчас чутье, интуиция оказываются точнее логики. Но даже чутье с фактами всегда работает лучше, чем чутье без фактов. Поэтому давайте стараться уважать факты. К тому же, так у нас будет хоть один общий знаменатель.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x