Нора АмзельтWP_Post Object ( [ID] => 27403 [post_author] => 203 [post_date] => 2017-03-26 12:39:47 [post_date_gmt] => 2017-03-26 09:39:47 [post_content] => [caption id="attachment_27407" align="alignnone" width="479"]Иллюстрация: pixebay Иллюстрация: pixebay[/caption] Просящему надо дать. Так меня воспитывали с детства. Если человек что-то у тебя просит,  ему это что-то очень нужно  и если у тебя есть возможность – дай. Помоги. Раньше, я так и делала. Собирала и отдавала ненужные вещи, одежду, относила на всяческие склады для малоимущих, клала пару шекелей в кружку уличного музыканта, с радостью тянула десятку  детям, собирающим пожертвования. Но в последнее время я даю все меньше и меньше. Не то, что нуждающихся стало меньше, просто параллельно с настоящими нуждающимися и попавшими в сложные жизненные ситуации пышным цветом процветают мошенники и разводилы всех мастей. И они уже не просят, они агрессивно вымогают помощь. Обращали внимание:  на каждом углу стоят бабушки/ дедушки/ тети и дяди со стаканчиками – дайте, дайте.  А попробуй не дать, тебе сразу объяснят, кто ты есть на земле этой грешной, и по какому адресу тебе идти дальше. Недавно со мной произошли два случая. Подошла ко мне на остановке хорошо одетая, молодая женщина с девочкой лет десяти и, постоянно извиняясь, чуть не плача, рассказала, что приехали они с дочкой в больницу Белинсон из Кирьят Гата, банкомат "сожрал" карточку и им не на что вернуться. Ей так неудобно просить, но хоть пару шекелей... Червячок сомнения куснул, но женщина выглядела вполне прилично, в жизни всякое бывает, и я высыпала ей в ладошку всю мелочь из кошелька.  Она рассыпалась в благодарностях и отошла. Через два дня, на той же остановке, подходит ко мне та же женщина с той же историей. Погоди-ка, перебиваю я, ты же два дня назад у меня просила. Женщина продолжая улыбаться и не меняя тона спрашивает, как пройти в библиотеку, простите в туалет и исчезает. Следующий случай.  Иду за ребенком в сад. Бабуля, довольно опрятная, пристает к прохожим, кто мол говорит по-русски. Останавливаюсь. Чем помочь?  Бабуля всплескивает руками: милая, помоги. Дай десять шекелей, я два дня не ела.  Я уже грамотная, ученая предыдущей дамой.  Пойдем, говорю, тут в магазин рядом, я куплю вам поесть. Что хотите? Шуарму, молочное с булочкой? Бабуля помедлила и говорит, а денег? Денег, говорю, не дам. Поесть могу купить. Да пошла ты, вежливо отвечает бабуля и семенит прочь... На фоне этих нахалов, бабушки и дедушки, которым действительно нечего есть и они вынуждены собирать бутылки по урнам  как-то теряются. И я тоже теряюсь, кому подать, а кому не стоит. И это не только на улице. Соцсети завалены флешмобами – помогите тому, дайте этому.  Причем некоторые их этих флешмобов многолетней давности,  больной давно уже или выздоровел, или умер, а флешмоб продолжается, и некоторые дают. Я не понимаю, где действительно сложная жизненная ситуация и человека надо спасать, а где меня в очередной раз пытаются развести. На каждой кассе в магазине стоят коробочки для пожертвований, на любой вкус и цвет. Кассирши заранее спрашивают, хочешь ли ты добавить в счет 10 шекелей на борьбу/ исследование/ лечение/ питание – выбирайте, что кому нравится.  И вот, положу я пятерку. Кому  на самом деле пойдет моя пятерка -  бабушке с бутылками, образно говоря, или той женщине из Кирьят Гата? Или может быть на карманные расходы генеральному директору общества по борьбе с чем-то там? Я не знаю. Конечно, есть НКО, которые держат финансовые отчеты в открытом доступе – например, Питхон Лев. Я зашла на их сайт. Там выложены четкие финансовые отчеты расходов- доходов. Правда за 2015 год, но я не мелочна. Все аккуратно расписано, и все равно ничего не понятно. Куда идут конкретно мои деньги? Какие зарплаты получают директора различных некоммерческих организаций – ни для кого не секрет. Большие зарплаты они получают, очень большие. Жирненькие. Но суть не в этом, пусть их, это на их совести. А моя совесть - да, говорит, просящему надо дать. Но как понять, кому? Я не меценат с огромными доходами, которому суммы, потраченные на благотворительность, списываются с налогов, я обычный человек, зарплата у меня небольшая, и на всех у меня не хватит.  Мне очень жалко  шекелей, отданных   предприимчивой даме из Кирьят Гата и ей подобным. Мне хочется знать, что я действительно помогаю по адресу, а не финансирую очередное разводилово для наивных.  Что же делать, не давать вообще? Мне посоветовали сайт группы Ха-Квуца. Там выложены конкретные истории реальных людей, причем рассказывают о них социльные работники. Там я могу сама выбрать, кому хочу помочь. И когда сумма денег собрана, организаторы присылают по мейлу сообщение и апдейт: купили то-то и там-то, вот благодарственное письмо от соцработника. Кроме того, чтобы не приучать людей что им все достается легко, человек должен сам внести определенную сумму на необходимое: к примеру, если неимущей семье нужен солнечный бойлер и он стоит 3000, то сайт амуты собирает 2700, а 300 это вклад самого человека, которому жертвуют. Я еще не пробовала, но готова рискнуть. Допишу и зайду посмотрю, может кому-то действительно нужна чистенькая и аккуратная одежда из которой вырос мой сын. Настоящему просящему хочется дать.   [post_title] => Помощь по адресу [post_excerpt] => Моя совесть говорит, что просящему надо дать. Но как понять, кому? Я не меценат с огромными доходами, которому суммы, потраченные на благотворительность, списываются с налогов, я обычный человек, зарплата у меня небольшая, и на всех у меня не хватит. Мне очень жалко шекелей, отданных жуликам. Мне хочется знать, что я действительно помогаю по адресу. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => pomosh-po-adresu [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2017-03-26 12:40:26 [post_modified_gmt] => 2017-03-26 09:40:26 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=27403 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

Помощь по адресу

Моя совесть говорит, что просящему надо дать. Но как понять, кому? Я не меценат с огромными доходами, которому суммы, потраченные на благотворительность, списываются с налогов, я обычный человек, зарплата у меня небольшая, и на всех у меня не хватит. Мне очень жалко шекелей, отданных жуликам. Мне хочется знать, что я действительно помогаю по адресу.

Нора Амзельт // 26/03 // ваши права, Мнения, Новые публикации, Социальные вопросы, Топ-тексты
Иллюстрация: pixebay

Иллюстрация: pixebay

Просящему надо дать. Так меня воспитывали с детства.

Если человек что-то у тебя просит,  ему это что-то очень нужно  и если у тебя есть возможность – дай. Помоги.

Раньше, я так и делала. Собирала и отдавала ненужные вещи, одежду, относила на всяческие склады для малоимущих, клала пару шекелей в кружку уличного музыканта, с радостью тянула десятку  детям, собирающим пожертвования.

Но в последнее время я даю все меньше и меньше. Не то, что нуждающихся стало меньше, просто параллельно с настоящими нуждающимися и попавшими в сложные жизненные ситуации пышным цветом процветают мошенники и разводилы всех мастей.

И они уже не просят, они агрессивно вымогают помощь.

Обращали внимание:  на каждом углу стоят бабушки/ дедушки/ тети и дяди со стаканчиками – дайте, дайте.  А попробуй не дать, тебе сразу объяснят, кто ты есть на земле этой грешной, и по какому адресу тебе идти дальше.

Недавно со мной произошли два случая. Подошла ко мне на остановке хорошо одетая, молодая женщина с девочкой лет десяти и, постоянно извиняясь, чуть не плача, рассказала, что приехали они с дочкой в больницу Белинсон из Кирьят Гата, банкомат «сожрал» карточку и им не на что вернуться. Ей так неудобно просить, но хоть пару шекелей…

Червячок сомнения куснул, но женщина выглядела вполне прилично, в жизни всякое бывает, и я высыпала ей в ладошку всю мелочь из кошелька.  Она рассыпалась в благодарностях и отошла.

Через два дня, на той же остановке, подходит ко мне та же женщина с той же историей. Погоди-ка, перебиваю я, ты же два дня назад у меня просила. Женщина продолжая улыбаться и не меняя тона спрашивает, как пройти в библиотеку, простите в туалет и исчезает.

Следующий случай.  Иду за ребенком в сад. Бабуля, довольно опрятная, пристает к прохожим, кто мол говорит по-русски. Останавливаюсь. Чем помочь?  Бабуля всплескивает руками: милая, помоги. Дай десять шекелей, я два дня не ела.  Я уже грамотная, ученая предыдущей дамой.  Пойдем, говорю, тут в магазин рядом, я куплю вам поесть. Что хотите? Шуарму, молочное с булочкой? Бабуля помедлила и говорит, а денег? Денег, говорю, не дам. Поесть могу купить. Да пошла ты, вежливо отвечает бабуля и семенит прочь…

На фоне этих нахалов, бабушки и дедушки, которым действительно нечего есть и они вынуждены собирать бутылки по урнам  как-то теряются. И я тоже теряюсь, кому подать, а кому не стоит.

И это не только на улице. Соцсети завалены флешмобами – помогите тому, дайте этому.  Причем некоторые их этих флешмобов многолетней давности,  больной давно уже или выздоровел, или умер, а флешмоб продолжается, и некоторые дают. Я не понимаю, где действительно сложная жизненная ситуация и человека надо спасать, а где меня в очередной раз пытаются развести.

На каждой кассе в магазине стоят коробочки для пожертвований, на любой вкус и цвет. Кассирши заранее спрашивают, хочешь ли ты добавить в счет 10 шекелей на борьбу/ исследование/ лечение/ питание – выбирайте, что кому нравится.  И вот, положу я пятерку. Кому  на самом деле пойдет моя пятерка —  бабушке с бутылками, образно говоря, или той женщине из Кирьят Гата? Или может быть на карманные расходы генеральному директору общества по борьбе с чем-то там? Я не знаю.

Конечно, есть НКО, которые держат финансовые отчеты в открытом доступе – например, Питхон Лев. Я зашла на их сайт. Там выложены четкие финансовые отчеты расходов- доходов. Правда за 2015 год, но я не мелочна. Все аккуратно расписано, и все равно ничего не понятно. Куда идут конкретно мои деньги?

Какие зарплаты получают директора различных некоммерческих организаций – ни для кого не секрет. Большие зарплаты они получают, очень большие. Жирненькие. Но суть не в этом, пусть их, это на их совести.

А моя совесть — да, говорит, просящему надо дать. Но как понять, кому? Я не меценат с огромными доходами, которому суммы, потраченные на благотворительность, списываются с налогов, я обычный человек, зарплата у меня небольшая, и на всех у меня не хватит.  Мне очень жалко  шекелей, отданных   предприимчивой даме из Кирьят Гата и ей подобным. Мне хочется знать, что я действительно помогаю по адресу, а не финансирую очередное разводилово для наивных.  Что же делать, не давать вообще?

Мне посоветовали сайт группы Ха-Квуца.

Там выложены конкретные истории реальных людей, причем рассказывают о них социльные работники. Там я могу сама выбрать, кому хочу помочь. И когда сумма денег собрана, организаторы присылают по мейлу сообщение и апдейт: купили то-то и там-то, вот благодарственное письмо от соцработника. Кроме того, чтобы не приучать людей что им все достается легко, человек должен сам внести определенную сумму на необходимое: к примеру, если неимущей семье нужен солнечный бойлер и он стоит 3000, то сайт амуты собирает 2700, а 300 это вклад самого человека, которому жертвуют.

Я еще не пробовала, но готова рискнуть. Допишу и зайду посмотрю, может кому-то действительно нужна чистенькая и аккуратная одежда из которой вырос мой сын. Настоящему просящему хочется дать.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы