Женская территория

Кого волнует убийство женщин. Photo by Tomer Neuberg/Flash90

Кто, если не полиция?

Даже когда соседи звонят и жалуются, когда соцслужбы говорят, что семья им знакома и есть проблема, а организации, оказывающие помощь женщинам в подобной ситуации, приходят подать жалобу в полицию вместе с женщиной - когда дело доходит до полиции, там сделают все, чтобы закрыть дело и оставить домашнего абьюзера гулять на свободе.

Четыре женщины были убиты на этой неделе в Израиле.

В ответ на эту беспрецедентную вспышку насилия, министр внутренней безопасности Гилад Эрдан оставил два статуса на Facebook о том, что полиция должна быть более жесткой и активно действовать в арабских деревнях (потому что одна из убитых женщин арабка. Убитых же евреев можно проигнорировать), а в интервью СМИ он высказал идею, исключительную в своей простоте и незамутненности:

«В борьбе с насилием в отношении женщин не вся ответственность лежит на полиции».

Я понимаю сложную ситуацию, в которую попал Эрдан: что еще можно сделать, когда тема, которой ты не уделил ни минуты внимания или размышления, и уж тем более ни шекеля бюджета, внезапно самовозгорается прямо у тебя на голове? Естественно, надо переложить  ответственность на кого-то другого. В конце концов, что на самом деле полиция может сделать с убийством? Тем более — убийством женщин? Если араб с ножом – то это да, это к нам, а просто нервный муж и его несчастная жена, которая подвернулась под горячую руку? С чего бы полиции заниматься подобной ерундой?

А если серьезно — Эрдан, видимо, имел в виду, что дабы предотвратить следующее убийство, есть необходимость в сотрудничестве нескольких учреждений — полиции, служб социального обеспечения, женских НГО, да и просто соседей, которые заметят и сообщат, а также необходимы воспитательные программы и т.д., и т.п. Все это правда. Все это необходимо — и образование, и социальные услуги. Тогда в чем проблема? Да в том, что даже если все эти службы действуют, все равно полицейские под руководством Эрдана и Альшеха не могут и даже не очень пытаются обеспечить безопасность женщин. Даже когда соседи звонят и жалуются, когда соцслужбы говорят, что семья им знакома и есть проблема, а организации, оказывающие помощь женщинам в подобной ситуации, приходят подать жалобу в полицию вместе с женщиной — когда дело доходит до полиции, там сделают все, чтобы закрыть дело и оставить домашнего абьюзера гулять на свободе.

Примеры? Да легко.

Январь 2017, 66-летняя женщина была убита в Ашдоде. В настоящее время сын обвиняется в убийстве. Кто мог предсказать, что такое случится? Ну, к примеру, полиция, потому что сын уже был осужден в прошлом за нападения, причем трижды, в двух случаях – он совершил нападение на мать. Тем не менее, не было никакого требования по отношению к нему не приближаться к дому матери — и в результате он убил ее.

В 2016 году была убита Теила Нагар. Обвинение в убийстве было предъявлено ее бойфренду. Кто мог предположить, что такое может случиться? Полиция. За несколько недель до убийства Теила подала жалобу в полицию, заявив, что ее бойрфнед ударил ее и издевался над ней. Но полиция ничего не предприняла, и, сюрприз сюрприз, он ее убил.

Сентябрь 2016, Дуа Абу Шарах убита на глазах своих детей. Сегодня, почти год спустя, до сих пор неясно, кто убийца, обвинительное заключение даже не было подано. Один из подозреваемых, который был задержан – ее бывший муж, который в 2014-ом похитил ее и пытался убить, наносил ей побои и препятствовал ее встречам с детьми.

Август 2016, беременная женщина Амана Ясин убита, ее бойфренд был арестован по подозрению в убийстве. Кто мог предполагать такое? Полиция. Против него уже подавались жалобы на бытовое насилие, и ранее он отсидел восемь месяцев в тюрьме за насилие в отношении своей жены.

Май 2016, Анастасия Русанов была застрелена. До этого бывший бойфренд угрожал убить ее несколько раз после того, как они расстались. За три дня до убийства она пожаловалась в полицию, заявив, что следил за ней и пытался убить. Анастасия также ранее жила в шалтере для женщин, пострадавших от насилия в семье.

Январь 2016, Ренин Рахаль, 19-летняя девушка, была убита, обвиняется в убийстве ее брат. Брат угрожал Ренин еще в августе 2015 года, но ему удалось бежать от сил безопасности и он не был задержан.

Это лишь некоторые примеры за последние полтора года. Есть многие десятки таких случаев: женщина подавала жалобу, мужчина был известен полиции, и все равно никто ничего не предпринял.

Есть много факторов, которые могут помочь на ранних стадиях борьбы с насилием в семье. Но в конечном счете, есть представители только одного органа , которые могут взять мужчину, представляющего угрозу для жизни женщин из числа его близких, и посадить его за решетку — единственное место, где он не сможет убить свою жену, сестру, мать. Это израильская полиция, за функционирование которой отвечают генинспектор Альшех и министр внутренней безопасности Эрдан. Ответственность лежит именно на них, но они предпочитают не выполнять свои обязанности и делают преступно мало для сохранения безопасности женщин.

 

Оригинал публикации на сайте Давар Ришон

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x