Мир в доме

Похороны Адара Гольдин. Фото автора

Один из легиона

Каждый год в этот день, как в другие дни памяти мы слышим очень верную, очень правильную фразу «У каждого есть имя». Да, в Израиле называют всех. И скрупулезно ведут скорбный мартиролог. Все жертвы многочисленных войн и терактов известны поименно. Хотя нет, все же мы называем не всех. Потому что жертвами можно назвать и их детей – родившихся и не родившихся, их родителей, жен, мужей… Имя им – легион.

Для меня три года назад ярко выcветилось одно имя – 23-летнего Адара Гольдина, уроженца Кфар-Сабы. Просто посреди изматывающих сирен и мрачных сообщений о новых жертвах военной операции «Нерушимая скала» я пришла на старое военное кладбище, где хоронили Адара — его семья живет на соседней улице. Он погиб в туннеле – об этих наступательных туннелях, как вы помните, мы узнали совершенно неожиданно, и складывалось отчетливое впечатление, что и в армии никто не был к этому ужасу готов. Однако операция была в самом разгаре. И вот в ту роковую пятницу произошло следующее: сразу же после договоренности о временном перемирии из туннеля на территорию Израиля в районе Рафиаха вылез террорист-смертник и взорвал себя рядом с тремя солдатами военного отряда «Гивати». Двое были убиты, а судьба Адара Гольдина оставалась неизвестной, полагали, что его могли взять в плен , и семья день оставалась в неведении, надеясь, что сын, брат, жених – жив. Однако чудо не случилось. Вещи в туннеле, куда утащили тело, детали, фрагменты были доставлены на экспертизу, которая признала, что Адар мертв. Раввинатский суд признал Адара мертвым и позволил провести церемонию похорон, на которые пришли тысячи израильтян.

Тогда на похороны шел весь город, автобусами приезжали израильтяне других городов, хотя в те дни в Израиле похороны солдат проходили практически ежедневно. Люди оплакивали жизнь молодого парня, собиравшегося вскоре жениться… Мне трудно, практически невозможно представить себе последние секунды его короткой жизни. О том, что чувствуют родители, я молчу.

И трудно, почти невозможно представить огромное количество жертв в Газе после каждой подобной операции. Но дело в не в числе. Ведь для нас ценна жизнь каждой жертвы. И эти жертвы – с обеих сторон.

И вот прошло три года.  У нас неспокойно, уже начали поговаривать о грядущей операции, о новых выборах, о какой-то бесконечной изматывающей рутине. Для кого-то – рутина, для кого-то конец жизни.

«Я не знаю, что нужно сделать, но сделайте уже хоть что-нибудь!» — сказал мне однажды араб — владелец маленькой гостиницы в Акко. Его любимая женщина – израильтянка, родственники – в Газе, и он – посередине, в полной растерянности… Я его понимаю.

В эти дни, когда будут звучать сирены памяти о погибших (обычай, который далеко не все религиозные евреи признают), я вчитываюсь в строчки из Устной Торы «Если произошло несчастье — задумайся, какая лично твоя и/ или твоих предков (а, значит, и лично твоя — раз до сих пор не наступило искупление и долгожданная геула) вина, что данное несчастье произошло». Мне кажется, на нас всех есть эта вина. На тех, кто использует войну в своих политических интересах; на тех, кто с любой стороны саботирует мирные переговоры и вообще разговоры о мире; на тех, кто выкрикивает агрессивные лозунги в интернете, сидя на диване в тепле и покое. Кто хочет войны — не своими руками, ценой не своей смерти. На тех, кто не может сопротивляться этой волне, призывам к новым войнам. Страна разделена, а гражданская война будит в людях самое страшное – жажду крови.

«Устанавливающий мир в высях, да ниспошлёт мир нам и всему Израилю» (Псалом 23,Пасхальная Агада)

А пока противостояние продолжается. Но не для Адара, будь Благословенна его память.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Поезд Мира в Бейт-Шеане 

    Ехали в поезде левая, правая и центристка... Нет, это не анекдот, а Поезд мира, который проехал в Песах от Тель-Авива до Бейт Шеана. В поезде ехали и жительницы юга, и поселенки, живущие за зеленой чертой, и те, кто живут на границе с Газой. Состав выступающих тоже должен был показать, что это движение нельзя поместить на левый край политической карты, как делает это привычный глаз читателя, увидев в названии слово «мир». На сцену выходили политики от разных партий, мэры, и, конечно, активистки движения, в том числе представительница города Офаким...

    Мир в доме
  • Молитва матерей — история одного клипа

    Что произошло, когда Яэль встретилась с участницами движения Женщины за мир?

    Мир в доме
  • Все дети – равны, но некоторые - равнее 

    Один из аспектов расизма по отношению к подросткам – излишнее внимание полиции к тем или иным общинам, которые проходят под профилем «потенциально опасные». Это касается и русскоязычных ребят, и выходцев из Эфиопии. Более 88% эфиопских подростков были задержаны и помещены под стражу хотя бы один раз. То есть почти все прошли через полицию. А школьные программы не учитывают того, что в классах занимаются подростки из разных общин, что все они - носители своей культуры.

    Мир в доме
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x