Интервью

Орна Шимони (слева) на демонстрации "Женщин за мир"

Одна из четырех

"После гибели сына я знала, что или буду продолжать бороться, или умру. И я продолжаю. Мой сын был прекрасным, добрым, умным, ему до всего было дело, он мечтал всем помочь. И я воплощаю его мечты. Мы построили «Дом Эяля» - специальное место для реабилитации солдат, а также для людей с особыми потребностями"... Орна Шимони - специально для РеЛеванта

Орна Шимони известна как одна из создателей организации «Четыре матери» (по аналогии с библейскими проматерями). Эта группа женщин (которых на самом деле, конечно, гораздо больше чем четыре) в конце 90-х годов прошлого века активно боролась за вывод израильских войск из Ливана — и одержала победу. В 2000 году Израиль вывел солдат из Южного Ливана.

Орна Шимони — одна из многих тысяч женщин, потерявших близких в израильских войнах. Младший сын Орны —  офицер ЦАХАЛ Эяль Шимони погиб в Ливане в 1997 году.  До того, в 1977, она потеряла старшего брата, который был летчиком и погиб во время учений.

После выхода Израиля из Южного Ливана Орна активно боролась за возвращение Гилата Шалита, а сегодня она участвует в мероприятих организации «Женщины за мир», выступающей за возобновление переговоров с палестинцами — с тем чтобы добиться государственного урегулирования конфликта.

Скажите, Орна, если бы не личное горе, Вы стали бы активисткой борьбы за вывод войск из Ливана?

— Конечно, гибель младшего сына, того, который всегда говорил братьям: «Когда вы разъедетесь, я останусь с мамой» ужасно повлияла на меня. Но моя борьба за вывод войск из Ливана началась не тогда. Уже в 1992 году, когда началась война в Ливане (1982 — 1985гг.) я писала в Кнессет письма, встречалась с политиками и простыми людьми и агитировала за то, чтобы израильские солдаты покинули Ливан. И действительно, война закончилась, но это еще не значит, что граница стала мирной. Израильские войска остались в «Зоне безопасности» и солдаты продолжали гибнуть. Но  тогда никто меня не принимал всерьез, все думали: что она может, женщина…

— А когда стали прислушиваться?

— Понимаете, каждый год, даже тогда, когда не было войны, на ливанской границе гибло 20-25 солдат в год. Страна «привыкла» к этому. Сами посудите, на дорогах гибнет в 10 раз больше людей. Но 1997 год был особенным. Мы потеряли 112 человек, в том числе и моего сына. И это была уже слишком высокая цена. Даже в армии, структуре очень закрытой, задумались.

— Что на самом деле могли сделать «Четыре матери» — просто группа женщин?

— Мы попадали в СМИ не потому, что кому-то очень нравились. Но мы проводили очень необычные акции. Велопробеги, пикеты, демонстрации на джипах. Мы делали акции по всей стране от Метулы до Димоны. Нас невозможно было не заметить — мы были очень громкими. СМИ и политики просто вынуждены были давать нам микрофоны. До мая 2000 года, когда израильские солдаты покинули Ливан, мы устраивали акции чуть ли не каждый день.

— СМИ писали о том, что выход из «зоны безопасности» Ливана был слишком поспешным…

— Нет, это не так. Перед выборами будущий премьер Эхуд Барак пообещал, что если за него проголосуют, он выведет войска из Ливана.  И что вместо контроля над ливанской территорией стоит сосредоточиться на борьбе на международной арене — информационной. И Барак стал премьером. Он за год подготовился и действительно вывел войска. Я считаю, что это ставит Барака в один ряд с самыми знаменитыми политиками современности, которые сделали больше всего для поколения израильтян. Тогда писали, что израильтяне все побросали и убежали, но это не так. Все было очень организованно. Об этом можно судить прежде всего по тому, что не погиб ни один солдат. Ни наш, ни ливанский… никто, даже из ХИЗБАЛЛА. Думаю, это самый лучший маркер.

— Чем вы и «Четыре матери» занимаетесь сейчас?

— После гибели сына я знала, что или буду продолжать бороться, или умру. И я продолжаю. Мой сын был прекрасным, добрым, умным, ему до всего было дело, он мечтал всем помочь. И я воплощаю его мечты. Мы построили «Дом Эяля» — специальное место для реабилитации солдат, а также для людей с особыми потребностями. Те, кто приходят к нам, платят только половину стоимости наших услуг.

— А кто финансирует остальное, как и строительство реабилитационного центра?

— Филантропы. За 17 лет строительства мы собрали 35 миллионов пожертвований, чтобы нуждающиеся могли получать самую лучшую помощь. И продолжаем искать благотворителей — есть планы построить еще 2 корпуса. Теперь мы уже не так интересны СМИ — ведь мы не устраиваем пикетов и велопробегов. Но поверьте, то, что мы делаем сейчас, не менее важное дело.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x