Надя АйзнерWP_Post Object ( [ID] => 23586 [post_author] => 198 [post_date] => 2016-10-28 12:10:53 [post_date_gmt] => 2016-10-28 10:10:53 [post_content] => [caption id="attachment_23595" align="aligncenter" width="474"]Иллюстрация: Renate Meijer Иллюстрация: Renate Meijer[/caption] На волнах очередного витка конфликта между "старыми" и "новыми" олим, который не только не утихает, но разрастается и превращается в мощное идеологическое противостояние, до меня донеслось неожиданное сравнение: новую волну алии "бежавших от Путина" сравнили с группой "Полуторное поколение", вокруг которой тоже велись бурные дебаты пару лет назад. Некоторые даже задались вопросом, а что произойдет, если две эти группы русскоязычных граждан "споются", то бишь объединятся. Идея, к сожалению, малореальная, так как слишком мало общего у 30-40 летних ребят, приехавших в Израиль детьми и даже не всегда читающих по-русски (а некоторые и говорят с трудом), и людей постарше, новых репатриантов, пока не очень хорошо владеющих ивритом. Но само сравнение интересное. Дело, как мне кажется, в том, что и "Полуторные",  и новые репатрианты 2010-х совершили нечто, что заставило многих представителей алии 90-х отреагировать, иногда чересчур эмоционально. Они, извините за канцелярит, расширили дискурс. Другими словами, две эти группы пишут или говорят то, что не принято или было не принято, пользуются другими терминами, представляют иную точку зрения, не всегда очень приятную для читателя или зрителя (не скрою, что и мне далеко не все нравится). Что же происходит потом? Вслед за появлением "Полуторного поколения", появились другие люди и группы, которые выступили против нового нарратива, заявленного этим объединением, при этом используя ту же терминологию для дискуссии - к примеру, как называть наш приезд в Израиль: эмиграция (агира) или репатриация (алия)? Да, мнения разделились, но до того, как тему подняло "Полуторное поколение", никто просто не думал о термине "репатриация" и о том, что за ним стоит, никто не формулировал для себя свое отношение к этому термину, никто не рефлексировал на тему индоктринации, которая была общепринята в начале 90-х (а местами и сегодня). То есть даже если вы не считаете, что есть "стеклянный потолок" или дискриминация по отношению к русскоязычным, если вас коробит от слова "агира" и вы категорически несогласны с многими другими постулатами членов "Полуторного поколения", вы были вынуждены задуматься на эти тему, выработать свой нарратив, найти аргументы для своей точки зрения. Именно это и есть "расширение дискурса", и это очень полезно для любого общества. Что касается новых репатриантов, процитирую ивритскую пословицу: "Гость, зашедший на минуту, видит все недостатки" ("Ореах лерега роэ коль пега"). Я, конечно, не считаю большинство репатриантов "гостями на минуту", но даже если вдруг это так, и кто-то собирается уехать (и это его право, кстати) - важно то, что человек приносит с собой свежий взгляд на обыденные вещи. А, этот взгляд не всегда восхищенный? Тяжело, я понимаю, но такова реальность. Возьмем те же проверки в аэропортах (раз уж именно с них начался сыр-бор). Пока новые репатрианты не написали об этом по-русски (даже если это было сделано очень неприятным для нас образом), я никогда не задумывалась о том, что в нашем аэропорту существует совсем другая процедура проверки "для чужих", не говоря уж о процедуре "для арабов"... А вы задумывались? А ведь это часть нашей реальности. Что плохого в том, что "новенькие" пишут о вещах иначе, видят их иначе, чем мы, даже если они критикуют что-то, к чему мы привыкли и принимаем как данность? Общество только выигрывает от расширения дискурса. Предвижу вопрос - ведь многие из нас, включая "РеЛевант", возмущенно выступают против публичных высказываний, к примеру таких, в которых мы видим расизм, сексизм или гомофобию? Что же нас так возмущает? Разве это не расширение дискурса? Ответ делится на две части. Возможно, это кого-то удивит, но я, хотя не считаю расизм, ксенофобию, гомофобию, сексизм и антисемитизм (и другие виды предрассудков) "мнением", так как они, на мой взгляд, абсолютно иррациональны - все же думаю, что таким высказываниям есть место в общественной дискуссии. У человека есть право высказывать свои мысли или чувства, а мое право этим возмутиться или отказаться общаться с таким человеком, считать его нерукопожатным. Как ни странно, но высказанная вслух ксенофобия также заставляет нас встретиться со своим "внутренним фашистом", помогает уничтожить расизм в себе - а ведь он есть во всех нас. Пока общество не избавилось от ксенофобии, невозможно полностью избавиться от нее в дискурсе, хотим мы этого или нет. Но тут есть и второй момент, а именно - такие высказывания почти всегда  оскорбляют конкретных людей. А оскорбления, как и любой Hate speech, не говоря уж о прямых угрозах, ругательствах и словесном насилии, в дискурсе, на мой взгляд, недопустимы. И это правило касается, или хотя бы должно касатся, всех: новых, старых, молодых, "полуторных", столичных, заслуженных или никому не известных простых граждан. И бичом нашей общественной дискуссии является именно Hate speech, а вовсе не критика, высказанная "Полуторным поколением" или новыми репатриантами 2010-х, как бы резко она ни звучала.   [post_title] => Право на взгляд [post_excerpt] => Что плохого в том, что "новенькие" пишут о вещах иначе, видят их иначе, чем мы, даже если они критикуют что-то, к чему мы привыкли и принимаем как данность? Общество только выигрывает от расширения дискурса. Бичом нашей общественной дискуссии является именно Hate speech, а вовсе не критика, высказанная "Полуторным поколением" или новыми репатриантами 2010-х, как бы резко она ни звучала. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => new-repatriants [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2016-10-28 11:11:18 [post_modified_gmt] => 2016-10-28 09:11:18 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=23586 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

Право на взгляд

Что плохого в том, что "новенькие" пишут о вещах иначе, видят их иначе, чем мы, даже если они критикуют что-то, к чему мы привыкли и принимаем как данность? Общество только выигрывает от расширения дискурса. Бичом нашей общественной дискуссии является именно Hate speech, а вовсе не критика, высказанная "Полуторным поколением" или новыми репатриантами 2010-х, как бы резко она ни звучала.

Надя Айзнер // 28/10 // Новые публикации, Топ-тексты
Иллюстрация: Renate Meijer

Иллюстрация: Renate Meijer

На волнах очередного витка конфликта между «старыми» и «новыми» олим, который не только не утихает, но разрастается и превращается в мощное идеологическое противостояние, до меня донеслось неожиданное сравнение: новую волну алии «бежавших от Путина» сравнили с группой «Полуторное поколение», вокруг которой тоже велись бурные дебаты пару лет назад. Некоторые даже задались вопросом, а что произойдет, если две эти группы русскоязычных граждан «споются», то бишь объединятся.

Идея, к сожалению, малореальная, так как слишком мало общего у 30-40 летних ребят, приехавших в Израиль детьми и даже не всегда читающих по-русски (а некоторые и говорят с трудом), и людей постарше, новых репатриантов, пока не очень хорошо владеющих ивритом. Но само сравнение интересное.

Дело, как мне кажется, в том, что и «Полуторные»,  и новые репатрианты 2010-х совершили нечто, что заставило многих представителей алии 90-х отреагировать, иногда чересчур эмоционально. Они, извините за канцелярит, расширили дискурс. Другими словами, две эти группы пишут или говорят то, что не принято или было не принято, пользуются другими терминами, представляют иную точку зрения, не всегда очень приятную для читателя или зрителя (не скрою, что и мне далеко не все нравится).

Что же происходит потом? Вслед за появлением «Полуторного поколения», появились другие люди и группы, которые выступили против нового нарратива, заявленного этим объединением, при этом используя ту же терминологию для дискуссии — к примеру, как называть наш приезд в Израиль: эмиграция (агира) или репатриация (алия)? Да, мнения разделились, но до того, как тему подняло «Полуторное поколение», никто просто не думал о термине «репатриация» и о том, что за ним стоит, никто не формулировал для себя свое отношение к этому термину, никто не рефлексировал на тему индоктринации, которая была общепринята в начале 90-х (а местами и сегодня).

То есть даже если вы не считаете, что есть «стеклянный потолок» или дискриминация по отношению к русскоязычным, если вас коробит от слова «агира» и вы категорически несогласны с многими другими постулатами членов «Полуторного поколения», вы были вынуждены задуматься на эти тему, выработать свой нарратив, найти аргументы для своей точки зрения. Именно это и есть «расширение дискурса», и это очень полезно для любого общества.

Что касается новых репатриантов, процитирую ивритскую пословицу: «Гость, зашедший на минуту, видит все недостатки» («Ореах лерега роэ коль пега»). Я, конечно, не считаю большинство репатриантов «гостями на минуту», но даже если вдруг это так, и кто-то собирается уехать (и это его право, кстати) — важно то, что человек приносит с собой свежий взгляд на обыденные вещи. А, этот взгляд не всегда восхищенный? Тяжело, я понимаю, но такова реальность. Возьмем те же проверки в аэропортах (раз уж именно с них начался сыр-бор). Пока новые репатрианты не написали об этом по-русски (даже если это было сделано очень неприятным для нас образом), я никогда не задумывалась о том, что в нашем аэропорту существует совсем другая процедура проверки «для чужих», не говоря уж о процедуре «для арабов»… А вы задумывались? А ведь это часть нашей реальности. Что плохого в том, что «новенькие» пишут о вещах иначе, видят их иначе, чем мы, даже если они критикуют что-то, к чему мы привыкли и принимаем как данность? Общество только выигрывает от расширения дискурса.

Предвижу вопрос — ведь многие из нас, включая «РеЛевант», возмущенно выступают против публичных высказываний, к примеру таких, в которых мы видим расизм, сексизм или гомофобию? Что же нас так возмущает? Разве это не расширение дискурса?

Ответ делится на две части. Возможно, это кого-то удивит, но я, хотя не считаю расизм, ксенофобию, гомофобию, сексизм и антисемитизм (и другие виды предрассудков) «мнением», так как они, на мой взгляд, абсолютно иррациональны — все же думаю, что таким высказываниям есть место в общественной дискуссии. У человека есть право высказывать свои мысли или чувства, а мое право этим возмутиться или отказаться общаться с таким человеком, считать его нерукопожатным. Как ни странно, но высказанная вслух ксенофобия также заставляет нас встретиться со своим «внутренним фашистом», помогает уничтожить расизм в себе — а ведь он есть во всех нас. Пока общество не избавилось от ксенофобии, невозможно полностью избавиться от нее в дискурсе, хотим мы этого или нет.

Но тут есть и второй момент, а именно — такие высказывания почти всегда  оскорбляют конкретных людей. А оскорбления, как и любой Hate speech, не говоря уж о прямых угрозах, ругательствах и словесном насилии, в дискурсе, на мой взгляд, недопустимы. И это правило касается, или хотя бы должно касатся, всех: новых, старых, молодых, «полуторных», столичных, заслуженных или никому не известных простых граждан. И бичом нашей общественной дискуссии является именно Hate speech, а вовсе не критика, высказанная «Полуторным поколением» или новыми репатриантами 2010-х, как бы резко она ни звучала.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы