Женская территория

Никто не застрахован от домогательств

women knesset

На днях на 2-ом  телеканале вышел репортаж, в рамках которого женщины — депутаты Кнессета рассказали о пережитых ими сексуальных домогательствах . Речь не идет о единичных случаях, речь идет о 90% депутатов!

Аелет Нахмиас Вербин рассказывает, что будучи маленькой девочкой пережила сексуальную агрессию со стороны знакомого человека. “Я никогда этого не забуду. Это было отвратительно. Я  кричала и  отталкивала его изо всех сил”.

Депутат кнессета от Ликуда Шарен Хескель рассказывает, что в юности стала жертвой человека, которого знала и которому доверяла. Она никому об этом не рассказала, а позже выяснилось, что ее знакомая также пострадала от сексуальной агрессии, причем со стороны того же самого человека. Мало того, что она пережила тяжелую травму, Хескель много лет чувствовала себя виноватой из за того, что ей не удалось защитить свою подругу.

Депутатам кнессета  приходилось сталкиваться с такими случаями  и будучи взрослыми. Рахель Азарии, например, пришлось выслушивать  грубые сексуальные шутки в свой адрес прямо на заседании в Иерусалимсом муниципалитете. Мерав Бен Ари  добавяет,  что такие ситуации происходят с ней и в Кнессете. Однако, сказала она: “я не хочу говорить о ком идет речь, ведь тогда все узнают”. Абсурдная ситуация — ей же приходится и прикрывать агрессора.

Шарен Хескель

Шарен Хескель. Фото: официальная страница депутата на Facebook

Депутат Ксения Светлова (Сионистский лагерь) пишет:

«Мне было 14 лет, я только-только репатриировалась в Израиль из Москвы, и почти сразу же столкнулась, впервые в моей жизни, с домогательствами мужчин. Им было наплевать, что я ещё ребёнок, идущий с мамой по улице, девочка, одетая к тому же в соответствии с нормами религиозной школы, в которой училась. Для них я, 14-летняя девочка, любящая мультсериал «Денвер — последний динозавр», была уже женщиной, вернее, вещью с атрибутами женщины».

Почему так важно, что депутаты открыто рассказали о том, что с ними случилось? Потому что многие женщины чувствуют, что если они стали жертвой сексуальной агрессии, то, значит, они что-то сделали не так — не так оделись, проявили слабость, не сказали вовремя нет. И вот перед нами десятки сильных высокопоставленных женщин, депутатов Кнессета, которые говорят — да, это случилось и со мной. Реакции (в основном мужские) на статью предсказуемые — “мол, почему не остановили, что значит были в шоке? Да вы трусихи”… “Да они вообще страшные, кому они нужны”… “Почему не пошли в полицию?”

Неудивительно, что большинство женщин молчат или рассказывают о случившемся только самым близким, именно потому, что в ответ  они не только не получают поддержку, но и сталкиваются с унизительными и оскорбительными комментариями.

Аелет Нахмиас-Вербин

Аелет Нахмиас-Вербин. Фото: официальная страница депутата на Facebook

 

А что происходит с русскоязычными женщинами? В рамках сюжета Ксения Светлова рассказывает о том, как просто не могла выйти на улицу из-за того, что мужчины постоянно трогали ее за волосы и делали ей предложения сексуального характера.На каком-то этапе, говорит Ксения, она даже решила покрасить волосы в темный цвет. «Я хорошо помню то чувство стыда, которое охватывало меня каждый раз, когда я слышала с свой адрес сексистские замечания на улице. Иногда одними замечаниями не ограничивалось, были недвусмысленные непристойные предложения. Я чувствовала себя одинокой, ведь я не знала, перед кем излить свою душу, кому рассказать, о протягивающихся ко мне руках, о сальных улыбках, о раздевающих взглядах. Мне было стыдно рассказать маме о том, что я боюсь идти на базар, потому что там наверняка услышу отвратительные замечания прохожих, связывающих мое происхождение с моей сексуальностью», пишет она на своей странице Facebook.

Ксения Светлова

Ксения Светлова. Фото: официальная страница депутата на Facebook

Ксения — не исключение. Напомню, что по результатам исследования “Индекса безопасности женщин”, русскоязычные женщины и девочки страдают от сексуальной агрессии в Израиле в два раза чаще, чем те кто, родились в Израиле.

Почему? Во первых, любые иммигрантки  всегда менее защищены, хуже ориентируются, им труднее за себя постоять. Кроме того,  светлые волосы и глаза для Израиля “экзотическая” внешность (хотя жертвами сексуальных атак становятся, конечно, и брюнетки). По прежнему расспростанен стереотип “проститутка”, с которым сталкиваются даже школьницы, которые родились в Израиле в семье выходцев из СНГ.

Кроме того, в  среде русскоговорящих нередко принято считать, что сексуальные домогательства — это вообще не проблема. Даже когда речь идет об изнасиловании, это нередко становится поводом для шуток. Что уж говорить о прикосновениях, оскорбительных комментариях сексуального характера, неуместных предложениях секса со стороны незнакомых людей — это вообще, якобы, мелочи.

Что далеко ходить — буквально вчера продавец в магазине, в который я хожу уже несколько лет, услышав по радио новость об изнасиловании молодой девушки, сказал, цинично улыбаясь “Ох  уж эти девушки! Прям куда не пойдут, везде-то их насилуют!”

А вот еще пример: недавно я читала лекцию русскоязычной группе слушателей. Одна из участниц сказала — “СМИ все время обсуждают сексуальные домогательства. Что за грязь такая! Что в стане нет проблем поважнее?” А другая добавила — “Ну так схватил он ее за коленку, тоже мне большое дело!”

То есть такие случаи воспринимаются либо как выдумка, либо как мелочь не заслуживающая внимания. Получается, что если русскоязычная девочка или женщина пережила сексуальную травму, то велики шансы, что семья и близкие скажут ей — “не обращай внимания, не делай из мухи слона, ты наверное сама его спровоцировала”. Или  “Надо было сразу сказать нет, и тогда ничего бы не было”.

Бесконечное количество раз я слышала соображения типа: “А вот женщины придумывают такие истории, чтобы отомстить ни в чем неповинным мужчинам”… “Надо было сразу сказать нет, и тогда ничего бы не было”… “Ну и что, наверное, сама получила от этого удовольствие”.

Достаточно прочитать отчет о ходе допроса пострадавшей от изнасилование в суде, чтобы стало понятно, какая это унизительная процедура и почему абсолютное большинство даже реальных жалоб не доходит до суда. Не говоря уже о выдуманных. Многие, и об этом говорят и депутаты Кнессета в своих историях, вообще никому не рассказывают о происходящем, или рассказывают  лишь через много лет.

Что касается “сказать нет, и все” — чтобы сказать четкое и однозначное “нет”, женщина должна быть взрослым человеком, чувствовать себя спокойно и уверенно, знать свои права. А если речь идет о несовершеннолетней девушке, сотруднице, которая боится потерять место работы, женщине, которая только что приехала в Израиль и находится в полной растерянности? Впрочем, даже когда тебе удается сказать нет, то совсем не факт, что агрессор остановится. Есть гораздо более реальные сценарии — 1) он продолжит пытаться 2) он осыпет тебя оскорблениями 3) будет давить на жалость — мол, мне было очень обидно, что ты проявила такую холодность… В худшем случае это может спровоцировать еще большую агрессию и насилие.

Рахель Азария. "Сексистские шутки по отношению ко мне на заседаниях городского совета - это невероятно неприятно".

Рахель Азария. «Сексистские шутки по отношению ко мне на заседаниях городского совета — это невероятно неприятно».

И последнее. Мол, “ничего страшного, она сама получила удовольствие”. Давайте поговорим о том, как это влияет на психику. Среди психологов принято считать, что инцест по своему разрушительному воздействию превышает плен и пытки. В частности потому, что совершается людьми, которые якобы тебя любят и заботятся о тебе. Но даже если говорить не о таких крайних случаях — большинство женщин, которые пережили изнасилования и домогательства , проносят эти болезненые воспоминания всю свою жизнь. Сексуальная агрессия вызывает ощущение отвращения, беспомощности, шока, стыда и незащищенности. Почему же эта тема  продолжает быть поводом для шуток в нашей общине?

Скажем, услышала Рахель Азария (кстати, религиозная женщина) на заседании муниципалитета пару сексистских шуток в свой адрес. Ну и что, скажете вы? Не то, чтобы кто-то подошел к ней с ножом к горлу… Очень трудно объяснить мужчинам, почему это так неприятно. Давайте сравним это с антисемитизмом. Представьте себе, что вы в России и произносите речь на важном заседании. И вдруг, перебивая, ваши русские коллеги начинают шутить на тему того, как проходит у евреев обрезание, как это влияет на размер и т.д — и все присутствующие покатываются со смеху. Да, это не погром и не Освенцим. Но, согласитесь, ситуация в высшей степени противная. Так что просто поверьте на слово — неуместные комментарии, прикосновения, шутки, предложения сексуального характера неприятны, унизительны и оскорбительны. А нередко и просто травматичны.

Как узнать, где проходит грань? Да просто поговорите со своими знакомыми женщинами и спросите их, с чем им приходится сталкиваться, что приятно, а что нет. И не надо доказывать, что они неправы. Просто выслушать, посочувствовать и принять к сведению. Очень просто.

Репортаж 2 канала здесь:

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x