Конфликт

Теракт в Текоа. Фото: Wisam Hashlamoun, Flash-90

Лучший способ решить проблему - забыть

Весь мир, включая арабский, похоже, забывает о нашем с палестинцами конфликте и о «палестинской проблеме». Тема вытесняется «на поля» или запихивается в глубины коллективного сознания. Нет, случаются иногда у мирового сообщества конвульсии нечистой совести, которые выливаются в странные символические телодвижения. Например, в недавнее решение ЮНЕСКО считать Хеврон палестинским памятником исторического наследия, находящимся под угрозой.

«Солдат ранен при попытке наезда палестинца на группу израильских солдат вблизи поселения Текоа. Нападавший – Мохаммед Ибрахим Джибриль — застрелен».

«Двое палестинцев ранены в ходе столкновений с солдатами ЦАХАЛа на границе с Газой».

Вчерашние, сегодняшние новости… Мы давно уже перестали обращать на них внимание. Ну, происходит что-то где-то там, на границе с Газой, в палестинских клоаках на Западном берегу – ну и пусть себе. Погибших с нашей стороны нет, а жертвы на той стороне – кто их считает? (Они, правда, считают. По сведениям палестинского информационного агентства «Маан», Джибриль – 37-й палестинец, погибший с начала года).

И это не только в Израиле так. Весь мир, включая арабский, похоже, забывает о нашем с палестинцами конфликте и о «палестинской проблеме». Тема вытесняется «на поля» или запихивается в глубины коллективного сознания. Нет, случаются иногда у мирового сообщества конвульсии нечистой совести, которые выливаются в странные символические телодвижения. Например, в недавнее решение ЮНЕСКО считать Хеврон палестинским памятником исторического наследия, находящимся под угрозой. Несбалансированность такого решения очевидна, и в Израиле справедливо возмущены им.( Показательно, однако, что мы потерпели неудачу в масштабной кампании по предотвращению подобного решения, несмотря на массированную поддержку со стороны США).

Но это – скорее часть традиционного ритуала, все более отдаляющегося от реальной политики. А что же в ней, в реальной? Трамп вроде бы бодро взялся за решение нашего конфликта как за бизнес-проект. Прекрасно – деловой подход, к тому же «исраель-френдли». Но быстро выяснилось, что есть у американского президента бизнес-проекты помасштабнее и понасущнее. А рутинную и малоперспективную переговорную жвачку по теме конфликта Трамп отдал на откуп послу Фридману и спецпосланнику Гринблату.

Говорили, что на горизонте маячит какая-то региональная конференция, которая поместит израильско-палестинское урегулирование в широкий политико-экономический контекст. Надежды в этом плане возлагались на Саудовскую Аравию. Но до того ли нынче саудийцам? Они заняты династическими разборками, войной в Йемене (сопровождающейся холерой), противостоянием Ирану, блокадой Катара. Да и вообще, слишком многое происходит в нашем солнечном и бодром регионе: завершение 9-месячного штурма Мосула, замысловатые и многосторонние договоренности по Сирии, перманентная вражда суннитов с шиитами. Движуха! При чем тут палестинцы?

Иерусалим, старый город. Фото: Hadois Parush, Flash-90

Положим, они и сами во многом кузнецы своего несчастья. Политическая жизнь на палестинской улице давно уже погрязла в трясине взаимных обвинений, которыми обмениваются руководители Палестинской администрации и Хамаса. Сюда добавляется и давнее личное соперничество Абу Мазена с Дахланом, и постоянный коррупционный душок. Реальные и потенциальные спонсоры невольно начинают отстраняться – чтобы не забрызгаться.

А наше правительство в лице Нетаниягу удовлетворенно потирает руки. И не спешит последовать странным советам, звучащим с левого фланга нашего истеблишмента (например – от депутата Кнессета Ксении Светловой): удушить режим Хамаса в Газе (ну, вместе с несколькими сотнями тамошних обитателей) путем полного прекращения поставок электроэнергии и топлива. Конечно, моральный аспект таких призывов  крайне проблематичен. Но, боюсь, не человеколюбием руководствуется Нетаниягу, сохраняя сдержанность и не полностью лишая жителей Газы средств к существованию. Его подход более прагматический: зачем прерывать столь увлекательное и практически безвредное для нас действо? Пусть еще повоюют друг с другом.

Характерно, что и выборы нового председателя «Аводы» тоже проходили «помимо» темы конфликта. Нежданный победитель, Ави Габай, в своей довольно пространной речи после триумфа практически ничего не сказал о том, каким путем поведет партию по этому минному полю.

Новый французский президент Макрон — пожалуй, единственный из мировых лидеров, который в последние недели упоминал о решении ближневосточного конфликта. Но и он делает это скорее из желания хоть в чем-то сохранить преемственность французской внешней политики. Ведь в январе этого года состоялась широко разрекламированная Парижская конференция по Ближнему Востоку, правда, без израильтян и палестинцев. Другой стимул для Макрона – продемонстрировать самостоятельность и креативность перед лицом Трампа. Конкретные же его высказывания  крайне обтекаемы и эластичны. С одной стороны, он против немедленного признания Палестинского государства. С другой – критикует поселенческую политику Израиля и неуступчивость израильского правительства. Так что ждать конкретных результатов от  политического процесса на французский лад — не приходится.

Всем надоело. Мировое сообщество, похоже, согласно оставить дело на произвол трех неравных сил: израильского правительства с его цинично-высокомерным упованием на силу, хамасовской верхушки, пребывающей во власти заскорузлой ненависти, и насквозь оппортунистичной Палестинской администрации.

Невольно вспоминается Кафка (очень подходящий к нашей реальности автор). Он писал о четырех версиях легенды о прикованном Прометее. Согласно четвертой, «все устали от такой беспричинности. Боги устали, устали орлы, устало закрылась рана». Очень похоже. Но разница в том, что наша «рана» отказывается закрываться, продолжает кровоточить.

Рамалла. Фото: STR, Flash-90

«В течение ночи (с 10 на 11 июля) в Силуане бросали бутылки с зажигательной смесью и камни в направлении полицейских и пограничников. Двое полицейских легко ранены».
«Ночью 12 июля по силам ЦАХАЛа в Дженине был открыт огонь из огнестрельного оружия. Солдаты открыли ответный огонь. Убиты два палестинца, один ранен».

Так и живем.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x