Аркадий МазинWP_Post Object ( [ID] => 26395 [post_author] => 203 [post_date] => 2017-02-08 14:07:40 [post_date_gmt] => 2017-02-08 12:07:40 [post_content] => [caption id="attachment_26403" align="alignnone" width="512"]Поселение на Западном берегу. Фото: Oren Ziv, Activestills Поселение на Западном берегу. Фото: Oren Ziv, Activestills[/caption] Пришлось мне недавно выступать на радио. "Леваков-предателей" не так много, вот и берут в эфир скромных колумнистов “Релеванта” – надо же как-то обеспечивать хотя бы условную объективность и накал страстей. Разговор шел на тему грядущего выселения Амоны и “хок а-асдара”, закона о легализации поселенческих форпостов. Перед тем, как меня пустили в эфир, мне пришлось в течение нескольких минут слушать предыдущего оратора, какого-то поселенческого деятеля. Деятель все жаловался на жизнь и бил на жалость, а ведущая ему активно поддакивала. Выходило так, будто поселенцы – самый несчастный и забитый сектор нашего общества: вон, даже из домов выселяют. Когда мне наконец дали слово, я задал риторический вопрос: как бы поступило государство, если бы кто-то из нас – я, ведущая, радиослушатели – самовольно построил дом на чужой частной земле? Что там частной – на государственной! На "ничейном", никому не нужном пустыре. Даже на своей, но не пройдя все стадии утверждения строительного проекта. Конечно, плоды наших трудов вряд ли разрушили бы сразу. У государства ограниченные возможности, и оно применяет их сообразно своим представлениям о пользе (подчас политической). Тем не менее, в Минстрое есть целый отдел по борьбе с незаконным строительством, который периодически что-нибудь разрушает – достаточно погуглить по ключевым словам. Разрушают жилые постройки в арабском секторе Израиля, в Восточном Иерусалиме, на оккупированных территориях, бедуинские лачуги в Негеве, но также, естественно, не щадят и еврейское незаконное жилье (в последнем случае дело, как ни странно, обходится без стрельбы и смертоубийства). [caption id="attachment_25034" align="alignnone" width="467"]Амона до разрушения. Фото: Keren Manor, Activestills Амона до разрушения. Фото: Keren Manor, Activestills[/caption] Однако можно с уверенностью сказать, что государство не стало бы прокладывать за свой счет подъездную дорогу к вашему незаконно построенному дому, тянуть коммуникации и обеспечивать вам охрану. Не стало бы защищать ваши интересы в суде. За вас не вступился бы ни один член Кнессета. Премьер-министр не обратился бы к вам, мужественно хмуря брови, со словами братского сочувствия. Если бы владельцы  незаконно захваченной вами земли оказались достаточно настырными и через десяток лет все же добились бы вашего выдворения, вам не выделили бы за счет налогоплательщика альтернативное жилье и не оплатили бы переезд в него. И быть вам не национальным героем, а банальным правонарушителем. В отличие от вас, когда поселенцы захватывают не частную, а государственную землю, это никому не мешает. Живите, сколько влезет, казна все оплатит. Так кого же здесь дискриминируют? Наше государство совершенно ясно дает понять, что, с его точки зрения, некоторые звери равнее. Поселенцы не только получают несоизмеримую с их численностью долю бюджетного пирога. Даже такой базисный принцип как равенство граждан перед законом на них не распространяется. Когда бедуин по необходимости селится на государственной земле (на которой его клан живет уже десятки лет, но некоторое время назад она стала называться государственной) – это преступление. Когда поселенец по чисто идеологическим соображениям захватывает частную арабскую землю – это патриотизм. Вот только чертовы суды мешаются под ногами. Подобные двойные стандарты отвратительны сами по себе. Однако, когда их перестают стесняться и начинают закреплять в законах, это значит, что государство пересекло некую важную черту. Это уже слабый, несмелый, но аналог Нюрнбергских законов. Безусловно, я в курсе всех деталей законопроекта, благо, его основная часть занимает лишь пару-тройку страниц (в самом деле, чего тут рассусоливать?). Я знаю, что предполагается легализовывать только поселения, якобы, "ненамеренно" построенные на частной земле "с согласия" государства. Однако это никак не отменяет сказанного выше. Если форпост построен на государственной земле (то есть на незаконно захваченной, но это отдельный разговор), его жителей не тронут. Не бедуины, чай. Хотя он и построен без согласования с государством. Вам лишний балкон сломают, если вы его не согласовали, а тут – тысячи домов, и никого не волнует. Вы усматриваете противоречие в том, что форпосты, с одной стороны, не согласованные, а, с другой, вроде как, "с согласия государства"? Да ладно, нашим законодателям к таким парадоксам не привыкать – умудрились же они когда-то ввести в обиход понятие "присутствующие отсутствующие". Просто "согласие государства" трактуется в законе максимально широко – например, как подводка к незаконно построенному форпосту дорог и коммуникаций. Вдумайтесь в этот законодательный финт: вы незаконно строите, государство вбухивает кучу денег в обеспечение вам комфортабельного проживания в незаконно построенном доме, а потом мало того, что причастные чиновники не пострадают – это второе преступление еще и станет основанием для легализации первого! Да, владельцам земли положена компенсация. За наш с вами счет. Кроме того, размеры компенсации устанавливает никем не контролируемая государственная комиссия. И это компенсация только за использование. Если палестинский владелец земли хотел бы продать ее и получить всю сумму сразу, он не может это сделать. Отказаться ее отдавать он тоже не может. Подобное ограничение права собственности допускается в крайних случаях, ради общественного блага – когда очень нужно построить дорогу общего пользования или что-нибудь еще полезное и необходимое. Однако пользу в захвате очередной проплешины на оккупированных территориях могут усмотреть лишь самые крайние правые – то есть те, которые сейчас у власти. Позорный закон, скорее всего, будет отменен БАГАЦем, но это тоже сослужит правым политикам службу как повод в очередной раз натравить народ на судебную власть, подготавливая почву для ограничения ее полномочий. Это вполне разумный политический ход: большинство избирателей не усмотрят в законопроекте нарушение СВОИХ прав и законодательное закрепление кастовой системы в израильском обществе. Они увидят лишь две стороны: "нас" и "их", то есть арабов, которым, как известно, вообще никакие права не положены. Классическая тактика авторитарных режимов состоит в том, чтобы сплачивать граждан в борьбе против чужаков, под шумок урезая права самих граждан. Поскольку, извините, но я считаю, что вправе не оплачивать чужое преступление. [caption id="attachment_26406" align="alignnone" width="488"]Начало строительства новой дороги на Западном берегу. Фото: Ahmad A-Bozz, Activestills Начало строительства новой дороги на Западном берегу. Фото: Ahmad A-Bozz, Activestills[/caption] Поселенцы и их покровители в политике, конечно, ведут войну, которую невозможно выиграть. Наше присутствие на Западном берегу может быть легализовано лишь частично и в рамках мирного договора. В его отсутствие нам светят только ухудшение отношений с международным сообществом (пока что не оправдываются даже надежды правых на Трампа) и новые санкции. Недавняя резолюция Совбеза ООН призывает все страны четко разграничивать в своих отношениях с Израилем его суверенные территории и оккупированные. Частичная "блокада территорий" уже введена – продукция поселений бойкотируется, они исключаются из соглашений по научному, культурному и экономическому сотрудничеству. В арсенале Европы еще множество ждущих своего часа средств, которые можно применить и без согласия США – таких, как анонсированные, но пока отложенные санкции против израильских банков, работающих на "территориях". Представьте себе, что за "зеленой чертой" не будет ни одного отделения банка, ни одного банкомата. Посмотрите на Крым, повисший на шее России тяжелым камнем. Приняв свой "Закона подлецов", наши законодатели приблизили наступление аналогичной ситуации в Израиле – вне зависимости от того, устоит закон в БАГАЦе или нет. Просто стало ясно, что по-хорошему с нынешней властью не получится. *Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции [post_title] => Закон вне закона [post_excerpt] => Наше государство совершенно ясно дает понять, что, с его точки зрения, некоторые звери равнее. Поселенцы не только получают несоизмеримую с их численностью долю бюджетного пирога. Даже такой базисный принцип как равенство граждан перед законом на них не распространяется. Когда бедуин по необходимости селится на государственной земле (на которой его клан живет уже десятки лет, но некоторое время назад она стала называться государственной) – это преступление. Когда поселенец по чисто идеологическим соображениям захватывает частную арабскую землю – это патриотизм. Вот только чертовы суды мешаются под ногами. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => law-about-settlements [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2017-02-08 14:07:40 [post_modified_gmt] => 2017-02-08 12:07:40 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=26395 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

Закон вне закона

Наше государство совершенно ясно дает понять, что, с его точки зрения, некоторые звери равнее. Поселенцы не только получают несоизмеримую с их численностью долю бюджетного пирога. Даже такой базисный принцип как равенство граждан перед законом на них не распространяется. Когда бедуин по необходимости селится на государственной земле (на которой его клан живет уже десятки лет, но некоторое время назад она стала называться государственной) – это преступление. Когда поселенец по чисто идеологическим соображениям захватывает частную арабскую землю – это патриотизм. Вот только чертовы суды мешаются под ногами.

Аркадий Мазин // 08/02 // ваши права, Динамика событий, Мнения, Новые публикации, Политика, Топ-тексты
Поселение на Западном берегу. Фото: Oren Ziv, Activestills

Поселение на Западном берегу. Фото: Oren Ziv, Activestills

Пришлось мне недавно выступать на радио. «Леваков-предателей» не так много, вот и берут в эфир скромных колумнистов “Релеванта” – надо же как-то обеспечивать хотя бы условную объективность и накал страстей. Разговор шел на тему грядущего выселения Амоны и “хок а-асдара”, закона о легализации поселенческих форпостов. Перед тем, как меня пустили в эфир, мне пришлось в течение нескольких минут слушать предыдущего оратора, какого-то поселенческого деятеля. Деятель все жаловался на жизнь и бил на жалость, а ведущая ему активно поддакивала. Выходило так, будто поселенцы – самый несчастный и забитый сектор нашего общества: вон, даже из домов выселяют.

Когда мне наконец дали слово, я задал риторический вопрос: как бы поступило государство, если бы кто-то из нас – я, ведущая, радиослушатели – самовольно построил дом на чужой частной земле? Что там частной – на государственной! На «ничейном», никому не нужном пустыре. Даже на своей, но не пройдя все стадии утверждения строительного проекта.

Конечно, плоды наших трудов вряд ли разрушили бы сразу. У государства ограниченные возможности, и оно применяет их сообразно своим представлениям о пользе (подчас политической). Тем не менее, в Минстрое есть целый отдел по борьбе с незаконным строительством, который периодически что-нибудь разрушает – достаточно погуглить по ключевым словам. Разрушают жилые постройки в арабском секторе Израиля, в Восточном Иерусалиме, на оккупированных территориях, бедуинские лачуги в Негеве, но также, естественно, не щадят и еврейское незаконное жилье (в последнем случае дело, как ни странно, обходится без стрельбы и смертоубийства).

Амона до разрушения. Фото: Keren Manor, Activestills

Амона до разрушения. Фото: Keren Manor, Activestills

Однако можно с уверенностью сказать, что государство не стало бы прокладывать за свой счет подъездную дорогу к вашему незаконно построенному дому, тянуть коммуникации и обеспечивать вам охрану. Не стало бы защищать ваши интересы в суде. За вас не вступился бы ни один член Кнессета. Премьер-министр не обратился бы к вам, мужественно хмуря брови, со словами братского сочувствия. Если бы владельцы  незаконно захваченной вами земли оказались достаточно настырными и через десяток лет все же добились бы вашего выдворения, вам не выделили бы за счет налогоплательщика альтернативное жилье и не оплатили бы переезд в него. И быть вам не национальным героем, а банальным правонарушителем. В отличие от вас, когда поселенцы захватывают не частную, а государственную землю, это никому не мешает. Живите, сколько влезет, казна все оплатит. Так кого же здесь дискриминируют?

Наше государство совершенно ясно дает понять, что, с его точки зрения, некоторые звери равнее. Поселенцы не только получают несоизмеримую с их численностью долю бюджетного пирога. Даже такой базисный принцип как равенство граждан перед законом на них не распространяется. Когда бедуин по необходимости селится на государственной земле (на которой его клан живет уже десятки лет, но некоторое время назад она стала называться государственной) – это преступление. Когда поселенец по чисто идеологическим соображениям захватывает частную арабскую землю – это патриотизм. Вот только чертовы суды мешаются под ногами.

Подобные двойные стандарты отвратительны сами по себе. Однако, когда их перестают стесняться и начинают закреплять в законах, это значит, что государство пересекло некую важную черту. Это уже слабый, несмелый, но аналог Нюрнбергских законов.

Безусловно, я в курсе всех деталей законопроекта, благо, его основная часть занимает лишь пару-тройку страниц (в самом деле, чего тут рассусоливать?). Я знаю, что предполагается легализовывать только поселения, якобы, «ненамеренно» построенные на частной земле «с согласия» государства. Однако это никак не отменяет сказанного выше. Если форпост построен на государственной земле (то есть на незаконно захваченной, но это отдельный разговор), его жителей не тронут. Не бедуины, чай. Хотя он и построен без согласования с государством. Вам лишний балкон сломают, если вы его не согласовали, а тут – тысячи домов, и никого не волнует. Вы усматриваете противоречие в том, что форпосты, с одной стороны, не согласованные, а, с другой, вроде как, «с согласия государства»? Да ладно, нашим законодателям к таким парадоксам не привыкать – умудрились же они когда-то ввести в обиход понятие «присутствующие отсутствующие». Просто «согласие государства» трактуется в законе максимально широко – например, как подводка к незаконно построенному форпосту дорог и коммуникаций. Вдумайтесь в этот законодательный финт: вы незаконно строите, государство вбухивает кучу денег в обеспечение вам комфортабельного проживания в незаконно построенном доме, а потом мало того, что причастные чиновники не пострадают – это второе преступление еще и станет основанием для легализации первого!

Да, владельцам земли положена компенсация. За наш с вами счет. Кроме того, размеры компенсации устанавливает никем не контролируемая государственная комиссия. И это компенсация только за использование. Если палестинский владелец земли хотел бы продать ее и получить всю сумму сразу, он не может это сделать. Отказаться ее отдавать он тоже не может. Подобное ограничение права собственности допускается в крайних случаях, ради общественного блага – когда очень нужно построить дорогу общего пользования или что-нибудь еще полезное и необходимое. Однако пользу в захвате очередной проплешины на оккупированных территориях могут усмотреть лишь самые крайние правые – то есть те, которые сейчас у власти.

Позорный закон, скорее всего, будет отменен БАГАЦем, но это тоже сослужит правым политикам службу как повод в очередной раз натравить народ на судебную власть, подготавливая почву для ограничения ее полномочий. Это вполне разумный политический ход: большинство избирателей не усмотрят в законопроекте нарушение СВОИХ прав и законодательное закрепление кастовой системы в израильском обществе. Они увидят лишь две стороны: «нас» и «их», то есть арабов, которым, как известно, вообще никакие права не положены. Классическая тактика авторитарных режимов состоит в том, чтобы сплачивать граждан в борьбе против чужаков, под шумок урезая права самих граждан. Поскольку, извините, но я считаю, что вправе не оплачивать чужое преступление.

Начало строительства новой дороги на Западном берегу. Фото: Ahmad A-Bozz, Activestills

Начало строительства новой дороги на Западном берегу. Фото: Ahmad A-Bozz, Activestills

Поселенцы и их покровители в политике, конечно, ведут войну, которую невозможно выиграть. Наше присутствие на Западном берегу может быть легализовано лишь частично и в рамках мирного договора. В его отсутствие нам светят только ухудшение отношений с международным сообществом (пока что не оправдываются даже надежды правых на Трампа) и новые санкции. Недавняя резолюция Совбеза ООН призывает все страны четко разграничивать в своих отношениях с Израилем его суверенные территории и оккупированные. Частичная «блокада территорий» уже введена – продукция поселений бойкотируется, они исключаются из соглашений по научному, культурному и экономическому сотрудничеству. В арсенале Европы еще множество ждущих своего часа средств, которые можно применить и без согласия США – таких, как анонсированные, но пока отложенные санкции против израильских банков, работающих на «территориях». Представьте себе, что за «зеленой чертой» не будет ни одного отделения банка, ни одного банкомата. Посмотрите на Крым, повисший на шее России тяжелым камнем. Приняв свой «Закона подлецов», наши законодатели приблизили наступление аналогичной ситуации в Израиле – вне зависимости от того, устоит закон в БАГАЦе или нет. Просто стало ясно, что по-хорошему с нынешней властью не получится.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы