Блогосфера

Фото: Nati Shohat, Flash-90

Как нам покончить с “иудейскими войнами”?

Очень важно, чтобы мы, израильские граждане, гордящиеся тем, что живем в демократическом государстве, могли вести открытую дискуссию, касающуюся будущего наших детей и будущего государства Израиль. Начну с личного признания. Я училась в религиозной школе.

Нетрудно было предугадать, что критика, раздающаяся в последнее время в некоторых СМИ и со стороны ряда общественных организаций в связи с процессом навязывания религиозного контента учащимся светских школ, вызовет гневные реакции тех, кто всегда готов выступить с нападками в адрес секулярных представителей своего народа, обвиняя их в том, что они-де “леваки-предатели-ненавистники Израиля” и т.п.

Оскорбительные слова, вызывающие почти физическую боль, слышатся отовсюду – при том, что в обществе не ведется подлинный и честный диалог на данную тему. Очень важно, чтобы мы, израильские граждане, гордящиеся тем, что живем в демократическом государстве, могли вести открытую дискуссию, касающуюся будущего наших детей и будущего государства Израиль.

Начну с личного признания. Я училась в религиозной школе.
Это была школа для девочек. Там я изучала английский язык — на высший балл аттестата зрелости, учила естественные науки, ТАНАХ, Устную Тору, духовное наследие еврейского народа.

Мне было всего 14 лет, когда мы репатриировались в Израиль. И после того, как мама получила хорошие рекомендации об этой школе, она записала меня именно туда.

У меня не было никаких представлений о религии в советском прошлом – последними, кто в нашей семье знал, что такое “кадиш” и “Шма Исраэль”, были прадедушка Моисей и его брат, сгоревшие в огне Холокоста, в 1942 году, в Ростове. После этого моя бабушка Виктория перестала говорить на идиш и сделал все, чтобы ее дочь, моя мама, не говорила на этом языке и ничего не знала о нашей еврейской истории. И вот я оказалась в школе, которая была буквально пронизана главами священного писания, текстами Раши, псалмами и образами великих знатоков Торы.

Я с огромным энтузиазмом набросилась на изучение новых дисциплин, о которых никогда не слышала прежде. Я любила свою школу, и я до сих пор уверена, что мне с ней очень повезло.

Скорее всего, если бы мама записала меня в другую, светскую, школу (порой мне хотелось ходить в такую школу, поскольку они заканчивали учиться намного раньше, чем мы), я упустила бы многие пласты еврейского знания, которые чаще всего скрыты от тех, кто не принадлежит к “религиозному сектору”.

Поэтому, когда мне говорят о “навязывании религиозного контента” учащимся светских школ, я вспоминаю прекрасные строки псалмов – некоторые из них я повторяю и сейчас, в особенно трудные моменты жизни. На мой взгляд, в этих строках заключена невероятная красота, они вдохновляют нас. Я вспоминаю религиозную поэзию (“пиюты”) Иегуды Галеви, тексты мыслителя и мистика Махараля из Праги, над которыми мы работали в 11-м классе.

Мои дочки-близнецы закончили второй класс, и я была бы рада, если бы в их учебную программу были включены такого рода тексты. Ведь известно, что большая часть еврейской духовной деятельности до начала 20-го века была религиозной. И тот, кто с энтузиазмом рассуждает о необходимости более широкого изучения культуры восточного еврейства, должен быть готов к тому, что многие поэтические тексты, религиозные пиюты, изобилуют упоминаниями о Всевышнем.

Фото: Nati Shohat, Flash-90

Однако вопрос, который необходимо задать в рамках нынешней дискуссии, совершенно иной. И никто не задает именно этот вопрос.

Вопрос заключается не в том, сколько контента, который можно условно охарактеризовать, как “религиозный”, мы вносим в нашу систему образования. Если мы предпримем попытку с этим разобраться, то не справимся с этой задачей. Многие западные литературные произведения имеют религиозные мотивы. А уж тем более – искусство, музыка (вспомните о том, для кого писали свои произведения Бах и Бетховен).

Правильные вопросы звучат иначе. Объясняют ли нашим детям, что нет “плохих” и “хороших” евреев? Что секулярные люди, представители реформистской и консервативной ветвей иудаизма – такие же евреи, как ультраортодоксы и те, кто носят вязанные кипы.

Объясняют ли детям, что все евреи несут ответственность друг за друга? И что суть фразы “Коль Исраэль аревим зе ле-зе” заключается в том, что нельзя называть “предателем” и “ненавистником Израиля” того, с кем ты не согласен.

Когда детям рассказывают о пророчице Дворе и моавитянке Рут, подчеркивается ли исключительно еврейский аспект этих историй или также и общечеловеческий, феминистский? Ведь речь идет о сильных женщинах нашей истории, которые могут служить примером.

А что насчет заповеди “Люби ближнего, как самого себя”? Что насчет уважения к геру?

Если изучение еврейского наследия и ТАНАХа приобретет широкую гуманистическую перспективу, как неиссякаемый источник различных аспектов революционных изменений человеческого сознания, уже произошедших в мире, кто же будет возражать против этого? Однако, когда в школу приходят люди, чья цель не нести свет, а распространять мрачную концепцию “Торат ха-Мелех”, разумеется, к ним будут относиться с подозрением. Когда воспитанникам детского сада предлагают игру в строительство Третьего Храма – не жилого дома, больницы или школы, – то среди сотрудников системы образование растет недоверие к людям, использующим подобные приемы манипулирования сознанием наших малышей.

И коль скоро мы затронули тему наших страхов и тревог, то следует также коснуться проблемы ксенофобии, расизма, направленных против различных общин, новых репатриантов и арабских граждан страны.

Я не знаю, имеет ли это отношение к процессу навязывания религиозного контента. Но я твердо знаю одно: когда малыши, возвращаясь из детского сада, спрашивают:”Был ли злодей Аман арабом?” (ведь все арабы плохие, а злодей Аман был плохим), — это опасно, и этого быть не должно. Я была в ужасе, когда дочка моей подруги спросила меня, верно ли то, что Иаков был евреем, а Исав – арабом (об этом она услышала в школе).

Так сеют зерна ненависти в самом раннем возрасте. И не стоит удивляться, когда спустя десять лет подросшие малыши будут скандировать на стадионе “Тедди” — “Смерть арабам!”

Мы должны говорить об этом. Это должно стать темой открытой общественной дискуссии. Ровно год назад были опубликованы выводы комиссии Битона, которая изучала вопрос включения в школьную программу материалов, связанных с историей восточного еврейства. И хотя эта революция только началась, уже имеется ряд практических, оперативных решений по данному вопросу.

Именно так необходимо действовать в том, что касается важной и весьма деликатной темы внесения религиозного контента в программу светских школ. Необходимо вести диалог, проявлять гибкость, а не множить беспричинную ненависть, которой, к сожалению, и без того достаточно в нашем обществе.

Если кто-то хочет узнать, оказало ли влияние изучение религиозных предметов в школе на мою жизнь, я отвечу так: и да, и нет. Нет- я не стала религиозным человеком в узком понимании этого слова. Да — изучение еврейского наследия обогатило мою жизнь, стало частью моей души. И да — эти тексты (книги пророков, псалмы, Песнь песней) принадлежат всем нам.

Мы должны найти верный баланс, плюралистический подход в вопросе изучения еврейского духовного наследия во всех израильских школах – не только в светских. Это необходимо для того, чтобы покончить с внутренним расколом в обществе, чтобы воспитать новые поколения евреев, израильтян, принимающих друг друга, чтящих нашу общую историю.

Блог автора на ФБ

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x