Арабский мир

Фото: flickr.com

Ислам — другой. Иудаизм - тоже

Фото: flickr.com

Фото: flickr.com

На днях Мати Голан написал в Globes: «Неприятно признавать, но в этом Трамп прав. Ислам не такой, как все прочие религии. Говорить прямо или намекать, что все религии одинаковы — значит вводить в заблуждение. Они не одинаковы».

Обобщать всегда опасно и несправедливо, и это верно и в отношении мусульман. Не все они фанатичны в равной степени, не все экстремисты, и уж точно не все террористы.
Но, за редким исключением, большинство последователей христианских конфессий — ведут светский образ жизни и не являются религиозными ортодоксами.

И религия у мусульман своеобразная, мягко сказать. Разве неправда, что во имя ислама действовали разные террористы, зачастую с одобрения своих религиозных авторитетов? Сами спросите у себя: откуда исходит больше призывов к насилию — из церквей и синагог или с минаретов?  Где больше подстрекательства: в мусульманских религиозных СМИ или религиозных изданиях других конфессий? Если бы мусульмане с такой же решительностью осуждали террористов, вышедших из их среды, с какой они борются против президентского указа, то отношение к ним могло бы быть другое… Но почти не слышно голосов мусульманских лидеров, которые бы осуждали терроризм и насилие. В результате сложилось впечатление, что мусульмане в большинстве своем поддерживают эти деяния. По крайней мере, они не сопротивляются им, и уж точно не сопротивляются активно.

«У Трампа и у любой страны есть основания не привечать мусульман. Неприятно это признавать, но в этом Трамп прав» — заключает Мати Голан.

Политически корректным передовым людям не стоит строить альтернативную реальность, которая слишком далека от действительности. Поскольку разрыв между радужным и реальным — это прореха, которой могут воспользоваться различного рода трампы и прочие правые популисты.

Фото: Quim Mattingly, flickr.com

Фото: Quim Mattingly, flickr.com

Поэтому стоит разобраться: в чем Ислам не похож на другие религии?

Когда европейские и американские критики Ислама говорят про «другие религии», то они, как правило, имеют в виду христианство. Более того, они чаще всего имеют в виду западные ветви христианства: католицизм, протестантизм, англиканскую церковь, а не российское православие, эфиопское или коптское христианство.

Нынешний Папа Римский — главный христианин Запада — это признанный образец религиозной терпимости, гуманизма и отзывчивости к тенденциям современного мира. Его называют «открытым пастырем» и «папой, идущим навстречу». Именно на его примере, на самом достойном, повторюсь примере, лучше всего можно понять, чего стоит и чего не стоит ожидать от религии, насколько представители религиозной традиции способны принять и примириться с тенденциями современного мира.

Папа Франциск может заявить, что «Сегодня Иисус принял бы гомосексуалов и транссексуалов». При этом он критикует преподавание гендерной теории в школе, поскольку ситуация, при которой на уроке десятилетнему мальчику дают понять, что он может вырасти и девочкой — Франциску не может нравиться. «Одно дело, когда у человека уже есть эта предрасположенность, или даже он поменял свой пол. И совершенно иное — преподавать это в школе, чтобы изменить ментальность» — говорит Папа.

Католическая церковь считает, что осуществленный церковный брак может расторгнуть только смерть. Нынешний Папа говорит, что церковь должна принять и простить разведенных, но при этом заявляет, что развод «порочит образ Господа». Во многих вопросах Франциск демонстрирует максимальный компромисс, на который может пойти сегодня католическая церковь…

Папа Римский Франциск. Фото: википедия

Папа Римский Франциск. Фото: википедия

Тотальные религии

Европейцы (от самых набожных верующих до самых радикальных антиклерикалов) бессознательно представляют себе мусульманскую религию по модели вероучения Христа. Они считают, что мусульманская религия такая же: совершение обрядов, молитва, иногда — посты и паломничества.

Но Ислам — это тотальная религия. Христос говорил: царство моё — не от мира сего. А Ислам — это халифат именно от мира сего. Ислам — это ежедневное соблюдение божественного закона, который касается всего бытия человека, а не только его отношения с Богом. В этом отношении Ислам гораздо ближе к иудейской религии, чем христианство.

Один из основоположников сионизма Зеэв Жаботинский писал: «Ислам есть, вероятно, очень мудрая и благородная религия; дело не в нем, а в том, что Восток стремится вводить религию во все углы быта. Восток дорожит подлинной печатью Господа Бога на всем: на своде законов, на характере научного исследования, на времяпровождении Ахмеда и Фатимы, на одежде, на кухне и т.д. Запад твердо стал на ту точку зрения, что область религии ограничена: это есть внутреннее отношение человека к божеству».
Замените в этом тексте Ахмеда и Фатиму Хаимом и Сарой – и вы без труда увидите, что вместо ислама можно вписать ортодоксальный иудаизм. Никто не заметит разницы.

Жаботинского раздражало вмешательство религии в законодательство, домашний уклад, в частную жизнь, в брачные отношения, в диету. Наши правые, превратившись в национально-религиозный лагерь, забыли об антиклерикальном пафосе статей Жаботинского, о либеральных ценностях, лежавших в основе ревизионистского движения, из которого и возникла затем партия «Ликуд». Они забыли о том, как горячо возражали ревизионисты против так называемого «статус-кво», родившегося в результате договоренности Бен-Гуриона с представителями ультраортодоксальных сил, о том, как отец Биньямина Нетаниягу — Бенцион пропагандировал и распространял атеистические статьи Макса Нордау.

Чего, как мне кажется, недостаточно понимали основоположники сионизма (и левые, и правые) так это феноменологии иудаизма, ортодоксальную версию которого никак нельзя сделать более похожей на современное христианство. Или менее похожей на современный Ислам.

Конечно, при этом нельзя не признать, что иудаизм всегда был гораздо более мирной религией, чем другие версии монотеизма. Но во многом это объясняется тем, что мы всегда были слишком маленьким племенем для того, чтобы делать большие глупости. Что было бы с иудаизмом, если б иудеев было полтора миллиарда человек?!

Фото: Aneta Ricia, flickr.com

Фото: Aneta Ricia, flickr.com

Религии мира сего

Здесь надо понять, что современная западная либеральная цивилизация смогла возникнуть во многом именно благодаря особенностям западного христианства. Теоретик «Столкновения цивилизаций» Хантингтон писал, что на всем протяжении западной истории Церковь, а затем и ряд Церквей, существовали отдельно от государства. «Богу — Богово, Кесарю — Кесарево» — на этой антитезе выросла европейская цивилизация, с ее четким разделением между церковью и государством, религией и политикой, духовной и светской властью. Лишь в индуизме есть столь же четкое разделение между религией и государственностью. В исламской теократии Бог – есть кесарь. В Китае и Японии кесарь – Бог. В православии Бог – это младший партнер великого кесаря.
«Царство мое не от мира сего» — мысль, хорошо усвоенная западным христианством. А если «не от мира сего», то пусть не вмешивается в повседневные проблемы государства – царства этого мира. Это и имел в виду воспитанный западной культурой Теодор Герцель, когда утверждал, что в новом еврейском государстве мы оставим наших раввинов в синагоге, а офицеров в казарме, так как и религия и армия в государстве должны быть отделены от политики. В зале заседаний Кнессета висит всего один портрет – изображение «отца сионизма» Теодора Герцеля. С него он взирает на своих потомков, парламентариев предсказанного им еврейского государства, большинство из которых либо офицеры, либо раввины.

Из вышеописанного я не предлагаю делать никаких оперативных выводов (креститься в католичество, запрещать «восточные» религии, срочно всем поддерживать Трампа). Просто стоит понимать своеобразие и учитывать его в обсуждении разных проблем. А признать правоту опасений, которые использует Трамп, вовсе не значит признать правоту его решений.

*Мнения авторов могу не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Турция по дороге к диктатуре

    Среди иных расширяющих полномочия президента такие поправки, как право объявления чрезвычайного положения, организации референдумов (например, о введении смертной казни), право накладывать вето на решение парламента, для обхода которого парламенту нужно абсолютное большинство голосов (301 голос). Как видно из содержания этих поправок, Турция окончательно скатывается в автократию, и этот процесс приобретает особую трагичность при факторе разделения турецкого общества ровно наполовину, что отразилось и на результатах референдума.

    Арабский мир
  • Смеяться вместе

    Удивительная история клоуна из Газы.

    Арабский мир
  • Доктор из Газы должен выступить перед судом

    Гинеколог-палестинец Абу Эль Аиш, проживающий сейчас в Канаде, 15 марта получит слово в ходе долго ожидавшегося судебного процесса против израильского правительства, который откроется в окружном суде Беэр-Шевы. Три его дочери и племянница погибли, когда в их дом в Газе попал снаряд, выпущенный израильским танком. Готовясь к предстоящему появлению в суде, Абу Эль Аиш параллельно организовал выступление перед 16-тысячной аудиторией на стадионе в Чикаго. Тема выступления: «Сохранять надежду во времена отчаяния».

    Арабский мир
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x