Конфликт

Сколько стоит Израилю конфликт и оккупация территорий? Иллюстрация. Photo by Nati Shohat/Flash90

Сколько стоит конфликт

Кредитный рейтинг Израиля ниже, чем у большинства развитых государств, потому что угроза военных столкновений уменьшает доверие к экономике нашей страны. Именно поэтому израильское правительство предпочитает называть даже такие массивные военные столкновения как «Цук Эйтан» «операциями», а не «войнами» - скромные словесные формулировки призваны уменьшить негативные эффекты. Добавьте сюда непосредственно военные расходы... Как влияет конфликт на экономику Израиля? Этот вопрос исследовал научный центр "Адва".

Шестидневная война разразилась 50 лет назад. Победа в ней практически сняла угрозу «стирания» нашего государства с ближневосточной карты. Но эта же победа породила и  оккупацию, которая все эти полвека сопровождает нашу жизнь. За истекшее время выросли два поколения израильтян, которые не знают иного состояния, для которых конфликт с палестинцами и оккупация территорий —  органичная часть их мира.

И все же можно взглянуть на существующее положение другими глазами, увидеть его противоестественность, его негативное влияние на развитие израильского общества, на наше «качество жизни». В последнее время много говорится об аспектах безопасности, о пагубном воздействии конфликта и оккупации на израильскую демократию, на общественную и индивидуальную мораль. И это все правильно. Но существуют и сугубо экономические аспекты «статус-кво», которые можно рассчитать или оценить. Продолжение оккупации – затратный проект, и цена его довольно высока. Именно этому посвящен недавний отчет исследовательского центра «Адва», который называется: «Оккупация: кто платит цену?». Впрочем, многие моменты, связанные с этой темой, вполне ясны и внятны на уровне простого «здравого смысла».

Нет ничего неожиданного в главном выводе отчета: ситуация конфликта отрицательно влияет на показатели израильской экономики. Если взглянуть на график роста ВВП на душу населения в Израиле по годам, то картинка за последние десятилетия напомнит «американские горки»: то взлеты аж до 6%, то уходы в область отрицательных значений. Стабильности тут явно не хватает. При этом если в других развитых странах турбулентность вызывается внутри- и внешнеэкономическими причинами, то в нашем случае к факторам нестабильности прибавляются случаи военного противостояния с палестинцами: вторая интифада, боевые операции в Газе.

Последние заметные спады в экономике Израиля были вызваны сочетанием мирового финансового кризиса в конце прошлого десятилетия и операции «Литой свинец». Эта операция сейчас кажется уже далеким прошлым, тем более – времена Второй интифады. Однако в отсутствие политического урегулирования такого рода события имеют тенденцию повторяться, а каждое подобное обострение негативно отражается на состоянии народного хозяйства. В частности, всякий раз страдает израильская индустрия туризма, огромный потенциал которой хронически недоиспользуется из-за продолжающегося конфликта.

В целом, главная составляющая «цены оккупации» — это, конечно, высокие военные расходы. Каждая кампания ведет к дополнительной подпитке военного бюджета. Подсчитано, что за период 1988 – 2010 гг. общая сумма таких «добавок» — к уже утвержденным размерам бюджета — составила около 57 млрд. шек. Нужно учитывать и то, что значительная часть средств Министерства внутренней безопасности тратится на поддержание режима оккупации.

Значительная часть средств Министерства внутренней безопасности тратится на поддержание режима оккупации. Photo by Nati Shohat/Flash90

А теперь – о более частных аспектах проблемы. Конфликт с палестинцами отрицательно влияет на кредитный рейтинг Израиля – и это постоянный фактор. Кредитный рейтинг Израиля ниже, чем у большинства развитых государств, потому что угроза военных столкновений уменьшает доверие к экономике нашей страны. А это значит, что нам приходится платить более высокие проценты за кредит. Кстати, именно поэтому израильское правительство предпочитает называть даже такие массивные военные столкновения как «Цук Эйтан» «операциями», а не «войнами» — скромные словесные формулировки призваны уменьшить негативные эффекты.

Экономическая нестабильность, связанная с продолжением конфликта, влияет не только на рядовых граждан, но и на обладателей высоких доходов, и на капитанов «большого бизнеса». Другое дело, что о последних правительство Израиля неустанно заботится, минимизируя их убытки посредством сокращения налогов на корпорации, понижения кредитных ставок и политики удешевления рабочей силы. Все это ведет, однако, к прогрессирующему неравенству в израильском обществе.

Социальные контрасты у нас непрерывно растут в последние три десятилетия, и сегодня они — из самых высоких в западном мире. Нео-либеральная экономическая стратегия была принята на вооружение еще в середине 80-х, но самые радикальные шаги в этом направлении были сделаны как раз в период Второй интифады, с которым совпал самый затяжной в истории Израиля экономический кризис. Именно в это время достигла апогея политика бюджетной экономии, которая привела к резкому сокращению бюджетных расходов вообще и расходов на социальные нужды в частности.

Между 2001 и 2004 гг. правительство осуществило целый ряд бюджетных «обрезаний» на общую сумму около 60 млрд. шек. Эти сокращения коснулись прежде всего социальной защищенности, образования, здравоохранения, пенсий и пособий.

В 2001 г. государственный бюджет составлял 44% ВВП Израиля. В 2016 году эта доля сократилась до 35%. И здесь прослеживается опосредованная связь с оккупацией. Жесткими мерами бюджетной экономии правительство стремилось скомпенсировать нестабильность, вызванную проблемами с безопасностью, показать миру, что с Израилем можно иметь дело, несмотря на продолжающийся израильско-палестинский конфликт. И этой цели удалось достичь. Но цена для населения оказалась высока. Социальные расходы  – главный инструмент любого правительства для поддержания благосостояния своих граждан — составляют сейчас в Израиле 16.1% от ВВП, тогда как в странах OECD они достигают в среднем 21%.

Политика снижения налогов пошла на пользу главным образом лицам с высокими доходами и корпорациям. Так, люди, зарабатывающие 25 тыс. шек. в месяц и более, получили налоговые скидки в размере от 2 до 5 тыс. шек. в месяц. Характерно, что этот шаг был предпринят в самый разгар интифады, и в него вкладывался, помимо прочего, символический смысл: отрицание того, что именно интифада была главным фактором снижения экономической активности в стране. В практическом же плане понижение налогов призвано было освободить наиболее состоятельных израильтян от бремени расходов на продолжение оккупации. Только эта прослойка получила подарок, способный подсластить пилюлю интифады.

В то же самое время были сокращены многие выплаты Института национального страхования:

— пособие по обеспечению прожиточного минимума было уменьшено примерно на 700 шек. и остается на этом уровне до сих пор, число получающих это пособие тоже сократилось. В результате бюджетные расходы по этой статье сократились наполовину;

— пособие на детей было установлено в 2004 г. в размере 144 шек. независимо от числа детей в семье, и за 4 года бюджетные расходы по этой статье сократились наполовину;

— между 2002 и 2008 гг. количество получающих пособие по безработице уменьшилось на 40%, а годовые расходы на выплату таких пособий сократились с 4.3 до 2 млрд. шек.

Подобная экономия привела к росту нищеты в Израиле, а также ухудшила положение среднего класса.

И тут уместно предположить, что если бы не интифада, без таких мер можно было бы обойтись вовсе, или осуществлять их более мягко и постепенно. Так прослеживается глубинная связь между торжеством нео-либерализма по одну сторону «зеленой черты» и продолжением военной оккупации по другую ее сторону.

Взглянем на дело еще под одним углом зрения. Всем давно уже стало ясно, что в Израиле, как и, например, в США, возник узкий слой людей, которые управляет своими делами (и делами страны) из офисов в престижных тель-авивских небоскребах. Однако у нас, в отличие от США и других стран, есть еще одна влиятельная прослойка: это «идеологические» поселенцы, обитающие на холмах Иудеи и Самарии. Политическое руководство этих поселенцев представляет собой мощную политическую силу, способную наложить вето на любую эвакуацию израильтян с территорий и на любую попытку соглашения, предусматривающую создание палестинского государства.

Конечно, эти два «центра силы» не идентичны. Один – удерживает в своих руках огромные ресурсы в Израиле и за рубежом и способен в трудную минуту быстро осуществить «re-location». Другой удерживает высоты, в уверенности, что в трудную минуту Всевышний придет на помощь. Один получает выгоду от того, что израильское правительство откликается на вспышки палестинского насилия экономическими мерами нео-либерального толка.  Другой видит во вспышках палестинского насилия подтверждение своего тезиса, что «разговаривать не с кем».

Государство же усердно поддерживает обе эти прослойки. При этом влияние «идеологической» прослойки проявляется и в экономической сфере, в частности, в том, как распределяются бюджетные дотации правительства муниципалитетам. Населенные пункты поселенцев получают гораздо лучшее финансирование, чем любые другие населенные пункты, будь то благоустроенные города, города развития и уж тем более – арабские населенные пункты.

И тут нужно сказать, что продолжающаяся оккупация особенно тяжело сказывается на арабских жителях Израиля, которые сильно отстают от сограждан-евреев по всем параметрам экономического развития и уровня жизни. Конфликт способствует тому, что над израильскими арабами нависает необходимость постоянно доказывать свою лояльность государству, а государство тем временем крайне скупо выделяет арабскому сектору землю для застройки и развития. А без этого арабским городам и населенным пунктам очень трудно развиваться экономически, в частности, создавать промышленные зоны, как это делается в городах развития и в поселениях. Лишь в 90-е годы арабские населенные пункты начали включать в программы стимулирования, как это предусмотрено законом о поощрении инвестиций.

Грубо ошибается тот, кто думает, будто возможно силой господствовать над миллионами палестинцев — и это не будет сказываться на происходящем внутри Израиля. Отчет центра «Адва», на данных которого во многом базируется эта статья, призван показать общественности: продолжение конфликта наносит ущерб уровню жизни всех израильтян и способствует усилению неравенства в нашей стране.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x