Родительский день

Фото: Bubbabyte, flickr.com

Гендерное насилие: что происходит в школе?

Фото: Bubbabyte, flickr.com

Фото: Bubbabyte, flickr.com

Десятки тысяч школьников (мальчики больше, чем девочки) постоянно страдают в результате гендерного насилия — везде и в любом возрасте. Открытое гендерное насилие проявляется в действиях, которые порой воспринимаются в качестве «забавных проделок» («просто посмеяться»). Например, в попытках прикоснуться, потрогать, поцеловать, снять что-то из одежды. Лишь изредка, в экстремальных ситуациях, подобные «проделки» перерастают в настоящее сексуальное насилие. Кроме этого, существует скрытое гендерное насилие, которое выражается в гендерном неравенстве и снисходительном отношении к подобному неравенству.

Гендерное насилие можно обнаружить также и в школьной программе, когда материалы, содержащие в себе примеры подобного насилия или неравенства между полами, изучаются без какого-либо осуждения данного явления. Наиболее верным выходом из такой ситуации является преодоление стыда и социальных барьеров, чтобы открыто говорить на эту тему с детьми.

В канун международного дня борьбы с насилием против женщин (25.11) я решил оценить масштабы этого явления в системе школьного образования. Прочитав множество статей и отчетов, я понял, что термин «гендерное насилие» является более точным, чем понятие «насилие против женщин». Причина заключается в том, что многие замечают это явление лишь тогда, когда оно принимает наиболее радикальные формы: когда мужчина подвергает прямому физическому насилию женщину. Однако в реальности существует бесчисленное количество других явлений, в которых атакующей стороной чаще всего является представитель мужского пола, однако среди пострадавших могут быть представители как женщин, так и мужчин.

 Согласно данным министерства просвещения, школы обязаны сообщать о наиболее экстремальных случаях  в отдел по предотвращению сексуального насилия при минпросе. По последним, найденным мной данным, в 2009 году поступили сообщения о 500 случаях издевательств или нападений в среде школьников, носивших сексуальный характер. А  в системе образования, насчитывающей около двух миллионов учащихся, это может быть оценено, как незначительное явление. Так создается впечатление, что наша система образования якобы является достаточно защищенным и безопасным местом.

Однако экстремальные явления такого рода отнюдь не происходят в вакууме. В точном соответствии со своим определением они действительно являются экстремальными проявлениями в более широком контексте.  ЮНЕСКО определяет гендерное насилие в школе, как широкий спектр физических, психологических и сексуальных проявлений насилия, совершаемых учащимися в учебном заведении и за его пределами по отношению другим школьникам  — по причине их сексуальной или гендерной идентичности.

Я вспомнил, как в период моего детства мальчик мог подкрасться к сверстнице и внезапно оттянуть, а затем отпустить резинку ее бюстгальтера — пострадавшая получала болезненный удар по спине.  Подобный «трюк» проделывался и с мальчиками.  В данном случае речь шла о резинке трусов. Как следует определять такие «проделки»? Как шутки? Или речь идет о проявлении насилия? Возможно, даже гендерного насилия?

Поскольку отсутствует внятное толкование термина «сексуальное насилие»,  когда школьникам задают вопрос на эту тему,  результаты таких опросов всегда незначительны. В исследовании  Рами Бенвеништи и других экспертов, проводившихся с 1999 года, учащихся спрашивали не о самом понятии сексуального насилия, а о конкретных случаях, с которыми им приходилось сталкиваться. Например, пытался ли кто-нибудь в течение последнего месяца поцеловать тебя против твоей воли, пытались ли дотронуться до твоего тела с сексуальными намерениями против твоей воли, бросали ли в твой адрес замечания, носящие сексуальный характер, пытались ли снять с тебя какой-либо предмет одежды без твоего согласия, пытались ли ущипнуть или дотронуться до какой-либо интимной части тела.

В исследовании 2005 года были проверены случаи гендерного насилия среди учеников  7-10 классов государственной и  государственно-религиозной школьных систем. 30,7% мальчиков и 22,4% девочек сообщили, что были жертвами одного или нескольких случаев, определяемых как гендерное насилие. Каждый третий мальчик и каждая пятая девочка.

Начиная с 2009 года министерство просвещения проводит исследования с целью выявления насилия в учебных заведениях — раз в два года. Система опроса похожа на описанную выше, однако в исследованиях минпроса участвуют также и ученики начальной школы, начиная с 4 класса. В этих классах таких случаев меньше.

Фото: Sara Ballarini, flickr.com

Фото: Sara Ballarini, flickr.com

 В 2013 году были опубликованы результаты трех исследований, распределенные по гендерному признаку. В 2009 году 22% мальчиков и 12% девочек положительно ответили, как минимум, на один вопрос. В 2011 и в 2013 гг. эта цифра сократилась до 16% среди мальчиков и до 19% среди девочек. Один из исследователей сказал мне в личной беседе, что данные 2015 года похожи на цифры 2011 и 2013 гг.  Все исследователи указывают на снижение печальных цифр, но трудно быть спокойным, когда речь идет о 96 тысячах учеников и 50 тысячах учениц, переживших гендерное насилие.

После чтения отчетов и бесед с исследователями картина происходящего выглядит следующим образом: в большинстве случаев атакующей стороной являются мальчики. Между тем в детских сообществах, где более высокий уровень разделения между мальчиками и девочками,  или  ученики стесняются приближаться к сверстницам, они обрушивают насилие на других мальчиков.

Все, о чем говорилось выше, имеет отношение к открытым формам насилия, о которых исследователи могут спросить  учеников. Намного проблематичнее ситуация со скрытым гендерным насилием, которое сложно выявить в ходе исследований. По мнению ЮНЕСКО, такое насилие скрывается в ежедневных нормах поведения школьников и в изучаемых ими материалах. Можно привести такой пример: когда мальчики нарушают дисциплину во время перемены, учителя часто снисходительно говорят: «Ну это же мальчики, что с них взять». Снисходительное отношение к гендерному  неравенсту чаще всего становится причиной дальнейшего насилия.

 Случаи такого насилия есть и в изучаемых школьниками материалах. Достаточно привести пример, когда в ходе изучения ТАНАХа школьникам рассказывают историю царя Давида, вожделевшего Батшеву и осуществившего с нею сексуальные отношения вопреки ее желанию.

 Гендерное насилие — явление международное, не знающее географических, социальных, культурных, этнических границ. Оно характерно для всех обществ и является грубым нарушением прав человека, примером вопиющей дискриминации и препятствием на пути к устранению гендерного неравенства.

Оригинал статьи на сайте «Сиха мекомит»

   *Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции.

 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
  • Зло, которое невозможно искупить

    Я была тогда в самом разгаре сложного бракоразводного процесса, растерянной, измученной, обеспокоенной матерью троих детей. Однажды, повторяя слова отца, они стали орудием в никому не нужной войне. Первым моим желанием было ответить. Атаковать противника. Искушение было велико. Чтобы справиться с ним, я закусила губу и вышла из комнаты, не сказав ни слова. 25 апреля международное сообщество отметило день борьбы с «родительским отчуждением», и я использую этот момент, чтобы попросить всех научиться закусывать губу.

    Родительский день
  • Орли Альшех: о «людях радуги» и их родителях

    "Еще двадцать лет назад таких детей с особыми потребностями старались «вылечить». Сейчас все иначе. Аутизм не лечится. Это уже признанный факт. Сегодня главная цель работы -- дать ребенку инструменты в руки. Как в переносном, так и в прямом смысле слова. Уметь рассмотреть в каждом мальчике или девочке его способности и развивать именно их, а не подравнивать и подгонять ребенка с аутизмом под общие стандарты". Разговор с Орли Альшех - об аутизме и не только.

    Родительский день
  • Русскоязычные сабры - второе поколение эмигрантов?

    Автор, хоть и боится, что его закидают кубиками Зайцева, все же осмеливается робко спросить, а нет ли плюсов в том, что дети-сабры русскоязычных родителей говорят с рождения на иврите? Посягаем на самую священную корову родителей-выходцев их России - билингвизм детей второго поколения.

    Родительский день
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x