Арт-политика

Фото: кадр из фильма

Гарри Поттер — главная притча эпохи

«Гарри Поттер» — из  тех произведений детской классики, которые хочется перечитывать снова и снова. Эпос Гарри Поттера — это главная притча эпохи. Ребенок, которому было 10 лет, когда вышла первая книга о 10-летнем волшебнике — в этом году отмечает свое тридцатилетие. Дети росли вместе с героями, немного опережая их, поскольку книги пишутся дольше, чем идут школьные годы. Сегодняшние 20-летние и 30-летние — это люди, которые выросли на этой саге.  Их детство прошло под знаком Гарри Поттера. И Гарри Поттер присутствует в их восприятии мира, оказал влияние на их модели поведения, предпочтения, вкусы.

В книге «Люди, годы жизнь», в главе, посвященной Гроссману, Илья Эренбург вспоминает, что Василий Семенович однажды сказал ему сердито: «Для вас жизнь – это поэма, чем запутанней, тем лучше. А жизнь – это притча».

Притчи — редко соответствуют взыскательным критериям утонченных эстетов и любителей изысков в искусстве. Но они нужны.

Ровно 20 лет назад, в конце ХХ века, когда усложненный постмодернистский роман стал утомительно скучен даже самим его создателям (мнение же читателей — в расчет не принималось вовсе), неожиданно появилась первая книга эпопеи о «мальчике, который выжил».

В 1997 году вышла первая из книг о Гарри Поттере. Книга, имевшая феноменальный успех у самых разных категорий читателей, и открытая её выходом эпопея — стала главным литературным событием последних десятилетий.

«Я была не в том положении…»

Первоначально книга открывавшая серию называлась «Гарри Поттер и колдовской камень» (Harry Potter and the Sorcerer’s Stone), а имя автора на обложке значилось «Дж. К. Роулинг». Издатели решили перестраховаться. Они заявили начинающей писательнице, что вывеска должна завлекать волшебством, колдовством и чародейством, а слово «философский» — с магией не ассоциируется. Напрасно автор, женщина с искусствоведческим образованием и недюжинной эрудицией, пыталась объяснить, что «философский камень» — это устойчивое словосочетание, пришедшее из средневековой алхимии, означающее реактив, превращающий обычные металлы в золото и создающий эликсир бессмертия. «Философский камень?! Не усложняй…» — ответили ей в издательстве. Роулинг сама предложила слово «колдовской» вместо «философский», но позже заявила, что очень сожалеет об этом, но тогда она не стала отстаивать оригинальное название, потому что была, по её словам, не в том положении. Она была начинающим автором. Ей диктовали условия.

А подписаться «Дж. К. Роулинг» вместо Джоан Роулинг, её заставили потому, что издательство посчитало, что целевая аудитория книги о мальчике волшебнике — это пацаны, которые могут не захотеть читать книгу, написанную женщиной.

Издатели без особого восторга относились к этому сочинению: слишком сложно, недостаточно остро, ничего нового.

А потом произошло чудо, словно добрая фея, сжалившись над матерью-одиночкой, которая оставшись после развода одна с маленьким ребенком на руках, в ужасных бытовых условиях, жила на социальное пособие, едва умудряясь вносить плату за арендованную квартиру. Сжалилась и приворожила успех.

История автора — не менее чудесна, чем судьба Гарри Поттера. Очень быстро Роулинг стала самым продаваемым автором, самым успешным детским писателем, и самой высокооплачиваемая женщиной в Великобритании.

Фото: кадр из фильма

Главная книга нашего времени

Ребенок, которому было 10 лет, когда вышла первая книга о 10-летнем волшебнике — в этом году отмечает свое тридцатилетие. Дети росли вместе с героями, немного опережая их, поскольку книги пишутся дольше, чем идут школьные годы. Сегодняшние 20-летние и 30-летние — это люди, которые выросли на этой саге.  Их детство прошло под знаком Гарри Поттера. И Гарри Поттер присутствует в их восприятие мира, оказал влияние на их модели поведения, предпочтения, вкусы.

Кинематограф забрал историю Поттера с книжных страниц и превратил её в мировоззренческий миф для всех возрастов и поколений. Существуют компьютерные, ролевые и настольные игры, мягкие и пластмассовые игрушки, карнавальные костюмы и множество гаджетов, толковые путеводители и педантично составленные карты, веб-сайты и подражательные книжные версии (только в России или Китае — их несколько десятков), которые имеют к оригиналу такое же отношение, как отблеск солнца в подвальной луже к небесному светилу.

Стефан Цвейг говорил, что есть много незаслуженно обойденных успехом и забытых книг, но нет ни одной незаслуженно прославленной. Успех книги — причем такой успех как у эпопеи о «Гарри Поттере» — говорит о том, что книга соответствовала каким-то ожиданиям общества, культуры, исторического момента.

Любовь — сильнее смерти

«Гарри Поттер» — из  тех произведений детской классики, которые хочется перечитывать снова и снова. Эпос Гарри Поттера — это развернутая притча, где есть добро, которое борется со злом. Самопожертвование матери, которое спасает Гарри. И самопожертвование самого Гарри, которое спасает волшебный мир. Любовь Снейпа, которая навсегда. Любовь, позволяющая ему выполнить сверхчеловеческую и сверхмагическую по сложности задачу. Добрая старая английская закрытая школа, с конкуренцией факультетов. Описания первой любви и приступов подростковой ревности. Детские страхи (вероятно, самой Джоан) перед пауками и способность их преодолеть.

Это мир магии, в котором магия и эзотерические техники — не самое важное. Гермиона говорит: «Что я — ум и книги, вот и все! Но, оказывается, есть куда более важные вещи — например дружба и храбрость. И, Гарри… будь осторожен!». Дамблдор заявляет Волан-де-Морту, что неспособность понять, что на свете есть вещи много хуже смерти, всегда была его величайшей слабостью. Гарри перед последней схваткой говорит великому злому волшебнику, что всё, что с ним произошло неслучайно, что он никогда не понимал смысла и силы более важных вещей, чем волшебство… « — Что, опять любовь? — сказал Волан-де-Морт с насмешливым выражением на змеином лице. — Любовь, вечная присказка Дамблдора: он утверждал, что она побеждает смерть».

Да! Любовь — сильнее смерти. Так просто. И это в произведении, которое вышло в двадцать первом веке…

Фото: кадр из фильма


Гарри Поттер и Библия

Лично я запал на «Гарри Поттера» следующим образом. Мой сын Даня начал изучать в школе ТАНАХ. И не сильно преуспевал в этом предмете. Когда я стал заниматься с ним дома, то обнаружил, что, прежде всего, ему не дается работа с образами, с истолкованием текста, с вычленением выводов. Понимая, что заново и заново напирая на разбор библейских фрагментов я только разовью у ребенка комплексы и ненависть к Главной книге, я решил действовать по-другому. Пошел в нетанийскую библиотеку. Посоветовался с очень умной женщиной, работавшей там. И попросил какую-нибудь книгу для детей. Чтоб была интересная. С захватывающим сюжетом. Чтоб её можно было разбирать как притчу. Чтоб там были запоминающиеся образы. Работница библиотеки посоветовала мне взять книгу про Гарри Поттера.

Я стал читать книгу Дане вслух. Мы вместе обсуждали прочитанные главы. Пытались понять, что хотела сказать автор. Толковали образы. Рассматривали ситуации: «А как бы поступил ты?».

Кто-то скажет, что это профанация, но в скором времени оценки Дани по предмету с неудовлетворительных сменились на отличные.

Первую книгу про Гарри Поттера я прочитал ему вслух. Остальные он уже читал сам. Записываясь на приобретение книги за месяц до объявленного выхода. Вскоре, в нашем доме появились книги про Гарри Поттера на трех языках. Дани начал читать книги (раскрутить на это дело красивого, здорового и не закомплексованного израильского ребенка — занятие нетривиальное). И хотя бы за это я благодарен этому современному эпосу…

Фото: кадр из фильма


Возможные истолкования

А потом я стал предлагать почитать эту книгу и другим детям и взрослым. Помню одного сноба, который часто выступает с экономическими комментариями. На предложение прочесть Гарри Поттера он ответил: «Ну, это книги не моего уровня». Потом прочитал «Гарри Поттер и философский камень». И заявил: «Это, конечно, не Фауст». Через какое-то время он сказал, что все переводы и на иврит и на русский не передают изысканного стилистического мастерства Джоан Роулинг, а адекватно эту книгу мог бы перевести только он. Ещё через какое-то время он сказал, что автор сама не понимает глубины содержания своей книги. А после, как всякий углубившийся фанат, стал считать, что он в мире, где Дамблдор борется с Волан-де-Мортом, разбирается лучше всех, а Джоан Роулинг всё напутала…

Помню мальчика — ешиботника, который прочитав первую книгу серии, спросил меня: «А маглы — это гои?». Вопрос, кстати говоря, не столь наивный, как может показаться на первый взгляд. Книга о разделении и противопоставлении людей может быть прочитана и в этом ассоциативном ключе. Могло бы быть написано очень интересное эссе, которое бы рассмотрело историю волшебного мира, который столько лет страдал от «антисемитизма» маглов (чего стоит один «геноцид» ведьм, устроенный в Позднем Средневековье). И то, как относятся пострадавшие волшебники к маглам в своем миру. Можно представить себе небольшое исследование, рассматривающие Хогвартс как ашкеназийскую ешиву. Или анализирующее конкуренцию факультетов в волшебной школе как вековой спор литваков и разных направлений хасидизма. Или как идеологические разногласия между саддукеями и фарисеями. Можно представить себе лекцию «Волан-де-Морт и рост ксенофобии и нетерпимости в израильском обществе». А сравнение Долорес Амбридж с нашим министром по борьбе с культурой, Мири Регев — оно просто напрашивается. Впрочем, если кто-нибудь сравнит Долорес  Амбридж с российской Мизулиной — тоже не ошибется.

А, с другой стороны, есть и такие, кто нашли в «Гарри Поттере» антисемитизм. Историк из Бар-Иланского университета д-р Хильда Несими несколько лет назад прочитала доклад «Гарри Поттер и исчезнувший еврей» на научной конференции, посвященной проблеме терпимости в современном обществе. В этом докладе об антисемитских мотивах у Джоан Роулинг, она утверждает, что, несмотря на всю интернациональность и мультикультурность произведений Джоан Роулинг, книги о Гарри Потере игнорируют евреев и как нацию, и как исторический феномен. По словам д-ра Несими, в книгах о Гарри Поттере действуют представители самых разных народов – от индусов и египтян, до греков и ирландцев, но ни разу на их страницах не появляется еврей. Хильда Несими говорит, что вся серия книг о Гарри Поттере основана на христианской легенде о борьбе Добра со Злом, Света с Тьмой, однако откуда эта легенда выросла, в книгах не говорится ни слова. Д-р Несими полагает, что Гарри Поттер в ряде эпизодов даже олицетворяет Иисуса Христа. Как христологический образ он страдает, борется за справедливость, а в одной главе даже появляется с окровавленными ладонями, будто его только что сняли с креста. А где Христос, там у этой Хильды и антисемитизм.

Кроме того, в докладе Хильды Несими сделан вывод о том, что книги Роулинг исповедуют идею универсализации Холокоста. То есть, в них представлены «отрицательные народы», преследующие «положительные народы» по признаку крови – то есть, по расовому признаку. Но эта идея никак не связывается в эпопее о юном волшебнике с евреями. А для преподавательницы из Бар-Илана любое поминание о гонениях и страданиях без указания уникальности страданий еврейского народа — это антисемитизм. Так извечные претензии на монополию только своих страданий умножают у исследователя количество антисемитов, даже там, где их нет. Такими методами любую детскую сказку можно объявить антисемитской. Например, «Волк и семеро козлят» — там нет ни одного еврейского козленка. И волк в Красной шапочке пытается съесть её и бабушку не по причине их еврейского происхождения. Как сказали этой Хильде при обсуждении: «Мы должны смириться, что не все произведения мировой литературы посвящены евреям».

А в иранской прессе Гаррри Поттер предавался анафеме за то, что отвлекает от Ислама и борьбы с сионизмом, служит прикрытием для достижения всемирного еврейского господства, развращения праведной молодежи, путая неокрепшие умы и неправильно указывая им источник зла. Попадались мне и заметки, трактующие книги Роулинг как шифрограмму всемирного еврейского заговора.

Великие произведения литературы — это огромные зеркальные залы, где каждый может увидеть своё отражение, изображение окружающей его действительности, волнующих его тем. Хотите рассмотреть приход Трампа как внезапное воцарение Волан-де-Морта? Хотите рассмотреть в этом же ключе рост европейского националистического популизма? Дамблдор и борьба с гомофобией? Путинские СМИ и «Ежедневный пророк» после победы Темного лорда? Националистические организации и Пожиратели смерти? Гарри Поттер и раздвоение личности? Все мы чьи-то крестражи?

А почему бы и нет?! Включайте воображение и ассоциативный ряд. Только желательно делать это грамотно, а не так Юлия Латынина, которая, ведя свою бесконечную войну с ненавидимыми ею правами человека, правозащитниками и правозащитными организациями (чем ещё заниматься российской либералке?!) заявила: «Защита прав человека, став общеупотребительным дискурсом, вошла в удивительное противоречие со здравым смыслом. Книги и фильмы учат нас одному, новости — другому. В новостях нам сообщают, что «Гарри Поттер убил лорда Вольдеморта без суда и следствия» и что «в ходе войны Поттера с Вольдемортом погибли тысячи людей и произошли десятки самоубийств и катастроф». Не считая нужным упоминать, что за катастрофы-то отвечает Вольдеморт.

Но, господа, это демагогия! «Сегодня он танцует джаз, а завтра родину продаст». Если Гарри Поттер уничтожил без судебного процесса лорда Вольдеморта, это не значит, что завтра он испепелит без суда и следствия Гермиону Грейнджер».

Вот не с чем российской оппозиции больше воевать, как только с правами человека… Про способность внимательно читать и понимать прочитанное, хотя бы на уровне детской книжки (начиная с того, что Гарри не убивал Волан-де-Морта), тоже говорить не приходится. Ну, может потому и выглядит российская оппозиция так. И результаты у нее такие.

А интерпретация книги — говорит о читателе не меньше, чем о тексте.

Post scriptum.
10 мая в 19.00 в Тель-Авиве на улице Мазе №9 состоится лекция Давида Эйдельмана «Гарри Поттер и магия смысла. Путешествие в Хогвартс».

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x