Надя АйзнерWP_Post Object ( [ID] => 24218 [post_author] => 198 [post_date] => 2016-11-21 14:06:58 [post_date_gmt] => 2016-11-21 12:06:58 [post_content] => [caption id="attachment_24273" align="alignnone" width="482"]Фото: pixabay Фото: pixabay[/caption] В четверг мне довелось участвовать в "Круглом столе" на радио РЭКА, где обсуждалась свобода журналистики в Израиле, в том числе в связи с недавними нападками главы правительства на журналистов, расследующих различные аспекты его деятельности. Еще одной спорной темой стало создание новой корпорации государственного телевидения и радиовещания, которую вначале инициировал глава правительства, а теперь, когда она практически создана, решил воспротивиться ее существованию. Обсуждение породило немало вопросов, на мой взгляд, требующих внимательного рассмотрения. Дело в том, что свобода журналистики - это такой вопрос, который интересует в основном журналистов. Получается, что журналисты сидят и с жаром обсуждают между собой температуру в болотце, в котором они проживают – а читателей, зрителей и радиослушателей все это очень мало волнует… Но с другой стороны, если в конечном итоге будут распущены и новорожденная (или, как некоторые говорят, "мертворожденная") корпорация, и старая добрая "Рашут ашидур"- израильская государственная телерадиокомпания, работающая с 1947 года, решение о роспуске которой уже принято - кто от этого пострадает, если не те самые слушатели радио РЭКА? В конечном итоге – вопрос свободы журналистики касается права населения на получение информации, а это уже касается всех нас, не только  журналистов. Сразу оговорюсь, что процессы, проходящие в израильской прессе в последние полтора года, не являются "путинизацией", как некоторые пытаются их окрестить – но это не означает, что они не должны нас беспокоить. Первая проблема – это вражда между главой правительства и министром связи Биньямином Нетаньягу и государственной телерадиокомпанией. Не будем сейчас обсуждать все сложности, связанные с реформой государственного телерадиовещания. Скажем лишь, что попытка создать телерадиовещание, полностью подвластное правительству, провалилась – и тут вступили в игру силы, рупором которых стали министр Мири Регев, задавшая на заседании правительства резонный вопрос "Кому нужна эта корпорация, если мы не можем ее контролировать?" и председатель коалиции Давид Битан, отметивший "Корпорацию украли леваки! Я заходил в их Фейсбук, они все левые". Если это не есть причины, по которым Биньямин Нетаниягу внезапно перестал поддерживать идею создания корпорации и хочет срочно распустить ее, несмотря на то, что в нее уже вложены десятки миллионов – то я, простите, трамвай. Интересно заметить, что когда я только открыла свой профиль в Фейсбук, некоторые знакомые утверждали, что нельзя писать там свое мнение, а лучше вообще не открывать профиль: "Твой потенциальный работодатель сможет зайти, почитать и решить, что ты ему не нужен из-за своих взглядов". Я тогда похихикала с недоверием, но сейчас вынуждена признать, что эти мрачные прогнозы сбываются. Если все же будет распущен коллектив будущей корпорации, работники будут уволены в том числе из-за того, что писали в своем личном Фейсбуке. Это то, что прямым текстом говорит нам председатель коалиции. Но это все мелочи. Главное, что мы можем почерпнуть из истории с корпорацией – глава правительства и министр связи не заинтересован в телевидении и радио, которые он не может контролировать. Ему нужна телевизионная версия газеты  "Исраэль hа-йом", остальное - от лукавого. [caption id="attachment_22533" align="alignnone" width="507"]Фото: Honest reporting, flickr.com Фото: Honest reporting, flickr.com[/caption] На вопрос, который задавался не раз, а именно "Зачем вообще нужно государственное телерадиовещание? Это какое то наследие социализма. Не лучше ли, чтобы все станции были независимыми, то есть частными", - тоже есть несколько ответов. Во первых, в самых капиталистических странах, таких как Англия, Германия и США, есть государственные телеканалы, и преотличнийшие. Во-вторых, зачастую именно частные каналы зависимы от своих владельцев-олигархов и рекламодателей - гораздо больше, чем государственное телевидение, "хозяин" которого это граждане страны. Этому есть немало доказательств и в Израиле, и за рубежом. Даже в русскоязычной прессе наиболее аутентичным голосом из всех многочисленных игроков является вышеупомянутое радио РЭКА. Вторая тенденция, не менее тревожная – личные нападки главы правительства на журналистов и каналы СМИ, которые задают ему или его окружению неудобные вопросы. Дело в том, что у нас в стране больше невозможно провести никакое журналистское расследование, касающееся главы правительства и его окружения, не став моментально "ультралевым" и "человеком, у которого есть проблема с народом". Это не бьет только по каким-то Илане Даян или Равиву Друкеру, господа. Это бьет по вашему праву получать информацию: к примеру, знать о том, как принимаются решения в канцелярии главы правительства, и кто на самом деле их принимает (подсказка: имя начинается на С.) Нет больше никакой легитимной критики, никаких вопросов или проблем, которые можно обсудить в СМИ: чуть что, Биньямин Нетаниягу делит всех на своих и "ультралевых". Есть "народ", который, конечно, его поддерживает, а есть "люди, у которых проблема с народом", и которые нападают на премьер-министра и лгут. Единожды задавшись вопросом о каких-либо аспектах правления Нетаниягу, вы автоматически перешли во второй лагерь. И это не может не вызывать сильного беспокойства по поводу свободы прессы в нашей стране.   [post_title] => Без права на правду [post_excerpt] => Попытка создать телерадиовещание, полностью подвластное правительству, провалилась – и тут вступили в игру силы, рупором которых стали министр Мири Регев, задавшая на заседании правительства резонный вопрос "Кому нужна эта корпорация, если мы не можем ее контролировать?" и председатель коалиции Давид Битан, отметивший "Корпорацию украли леваки! Я заходил в их Фейсбук, они все левые". Но ведь это бьет по всем нам. В конечном итоге – вопрос свободы журналистики касается права населения на получение информации, а это уже касается всех нас, не только  журналистов. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => freedom-of-press [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2016-11-21 12:12:39 [post_modified_gmt] => 2016-11-21 10:12:39 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=24218 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

Без права на правду

Попытка создать телерадиовещание, полностью подвластное правительству, провалилась – и тут вступили в игру силы, рупором которых стали министр Мири Регев, задавшая на заседании правительства резонный вопрос "Кому нужна эта корпорация, если мы не можем ее контролировать?" и председатель коалиции Давид Битан, отметивший "Корпорацию украли леваки! Я заходил в их Фейсбук, они все левые". Но ведь это бьет по всем нам. В конечном итоге – вопрос свободы журналистики касается права населения на получение информации, а это уже касается всех нас, не только  журналистов.

Надя Айзнер // 21/11 // ваши права, Динамика событий, Новые публикации, Политика, Топ-тексты
Фото: pixabay

Фото: pixabay

В четверг мне довелось участвовать в «Круглом столе» на радио РЭКА, где обсуждалась свобода журналистики в Израиле, в том числе в связи с недавними нападками главы правительства на журналистов, расследующих различные аспекты его деятельности. Еще одной спорной темой стало создание новой корпорации государственного телевидения и радиовещания, которую вначале инициировал глава правительства, а теперь, когда она практически создана, решил воспротивиться ее существованию. Обсуждение породило немало вопросов, на мой взгляд, требующих внимательного рассмотрения.

Дело в том, что свобода журналистики — это такой вопрос, который интересует в основном журналистов. Получается, что журналисты сидят и с жаром обсуждают между собой температуру в болотце, в котором они проживают – а читателей, зрителей и радиослушателей все это очень мало волнует…

Но с другой стороны, если в конечном итоге будут распущены и новорожденная (или, как некоторые говорят, «мертворожденная») корпорация, и старая добрая «Рашут ашидур»— израильская государственная телерадиокомпания, работающая с 1947 года, решение о роспуске которой уже принято — кто от этого пострадает, если не те самые слушатели радио РЭКА? В конечном итоге – вопрос свободы журналистики касается права населения на получение информации, а это уже касается всех нас, не только  журналистов.

Сразу оговорюсь, что процессы, проходящие в израильской прессе в последние полтора года, не являются «путинизацией», как некоторые пытаются их окрестить – но это не означает, что они не должны нас беспокоить.

Первая проблема – это вражда между главой правительства и министром связи Биньямином Нетаньягу и государственной телерадиокомпанией. Не будем сейчас обсуждать все сложности, связанные с реформой государственного телерадиовещания. Скажем лишь, что попытка создать телерадиовещание, полностью подвластное правительству, провалилась – и тут вступили в игру силы, рупором которых стали министр Мири Регев, задавшая на заседании правительства резонный вопрос «Кому нужна эта корпорация, если мы не можем ее контролировать?» и председатель коалиции Давид Битан, отметивший «Корпорацию украли леваки! Я заходил в их Фейсбук, они все левые». Если это не есть причины, по которым Биньямин Нетаниягу внезапно перестал поддерживать идею создания корпорации и хочет срочно распустить ее, несмотря на то, что в нее уже вложены десятки миллионов – то я, простите, трамвай.

Интересно заметить, что когда я только открыла свой профиль в Фейсбук, некоторые знакомые утверждали, что нельзя писать там свое мнение, а лучше вообще не открывать профиль: «Твой потенциальный работодатель сможет зайти, почитать и решить, что ты ему не нужен из-за своих взглядов». Я тогда похихикала с недоверием, но сейчас вынуждена признать, что эти мрачные прогнозы сбываются. Если все же будет распущен коллектив будущей корпорации, работники будут уволены в том числе из-за того, что писали в своем личном Фейсбуке. Это то, что прямым текстом говорит нам председатель коалиции.

Но это все мелочи. Главное, что мы можем почерпнуть из истории с корпорацией – глава правительства и министр связи не заинтересован в телевидении и радио, которые он не может контролировать. Ему нужна телевизионная версия газеты  «Исраэль hа-йом», остальное — от лукавого.

Фото: Honest reporting, flickr.com

Фото: Honest reporting, flickr.com

На вопрос, который задавался не раз, а именно «Зачем вообще нужно государственное телерадиовещание? Это какое то наследие социализма. Не лучше ли, чтобы все станции были независимыми, то есть частными», — тоже есть несколько ответов. Во первых, в самых капиталистических странах, таких как Англия, Германия и США, есть государственные телеканалы, и преотличнийшие. Во-вторых, зачастую именно частные каналы зависимы от своих владельцев-олигархов и рекламодателей — гораздо больше, чем государственное телевидение, «хозяин» которого это граждане страны. Этому есть немало доказательств и в Израиле, и за рубежом. Даже в русскоязычной прессе наиболее аутентичным голосом из всех многочисленных игроков является вышеупомянутое радио РЭКА.

Вторая тенденция, не менее тревожная – личные нападки главы правительства на журналистов и каналы СМИ, которые задают ему или его окружению неудобные вопросы. Дело в том, что у нас в стране больше невозможно провести никакое журналистское расследование, касающееся главы правительства и его окружения, не став моментально «ультралевым» и «человеком, у которого есть проблема с народом». Это не бьет только по каким-то Илане Даян или Равиву Друкеру, господа. Это бьет по вашему праву получать информацию: к примеру, знать о том, как принимаются решения в канцелярии главы правительства, и кто на самом деле их принимает (подсказка: имя начинается на С.)

Нет больше никакой легитимной критики, никаких вопросов или проблем, которые можно обсудить в СМИ: чуть что, Биньямин Нетаниягу делит всех на своих и «ультралевых». Есть «народ», который, конечно, его поддерживает, а есть «люди, у которых проблема с народом», и которые нападают на премьер-министра и лгут. Единожды задавшись вопросом о каких-либо аспектах правления Нетаниягу, вы автоматически перешли во второй лагерь. И это не может не вызывать сильного беспокойства по поводу свободы прессы в нашей стране.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы