Арт-политика

Фото: Jasonca Arbanos

Подцензурное искусство – часть 2

Фото: Jasonca Arbanos

Фото: Jasonca Arbanos

Начало: Подцензурное искусство — часть 1

Угрозы Мири Регев, которая предприняла ряд шагов по планированию и осуществлению политики цензуры в вопросах культуры в государстве, не миновали и спектакль одного актера “Меня зовут Рейчел Корри”, который играет актриса Сиван Кречнер в постановке Ари Ремеза. Представление, в котором рассказывается история американки — активистки борьбы за мир, задавленной бульдозером ЦАХАЛ в Газе в марте 2003 года, привлекло внимание министра культуры. Согласно различным публикациям в израильской прессе в 2015 году, министерство культуры приняло решение провести новую проверку содержания спектакля.

Буря вокруг спектакля поднялась, когда появилась информация о том, что он приезжает на гастроли в театр в Яффо, получающий поддержку от министерства культуры. Если верить утверждениям со стороны министерства, как только стало известно о гастролях спектакля в Яффо, туда тут же поступило множество жалоб. Как это уже произошло с фильмом “На краю страха”, этот спектакль (он был поставлен к фестивалю “Театронетто”, который имеет государственное финансирование, после чего начал существовать на собственные средства) оказался перед фактом проверок. Независимый спектакль, удостоившийся особой похвалы на фестивале “Театронетто” ( он впервые появился на английском языке), в 2013 году увидел свет уже в израильской версии.

Политика министерства культуры, начавшего проверки содержания независимых произведений, постановки которых идут в финансируемых министерством учреждениях и организациях, была оценена деятелями сферы искусства в Израиле как “опасная цензура”. По их словам, эта политика вынуждает израильских мастеров культуры заниматься самоцензурой, которая превращается в часть жесткой цензуры в области искусства. Они воспринимают эту цензуру как критическую и опасную точку разлома, напоминающую о “темных веках” истории человечества — например, об истории нацистской Германии – когда искусство также было подцензурным.

Режиссер Ари Ремез и актриса Сиван Кречнер присоединились к израильским работникам сферы искусства, жестко критикующим практику вмешательства правительства в творчество. В интервью с ними обсуждалась эта правительственная практика угроз цензурой для оказания политического давления на людей искусства, выводящих на общественное обсуждение сложнейшие проблемы израильской действительности.

Сиван Кранчер в спектакле "Меня зовут Рейчел Корри”.

Сиван Кречнер в спектакле «Меня зовут Рейчел Корри”.

По словам Ремеза, в конце концов сага, связанная с угрозами, сошла на нет, и министерство культуры опубликовало сообщение о том, что “сегодня утром министра ввели в курс дела, и мы не намерены вмешиваться в него”. И все же само решение о проверке содержания спектакля не представляется разумной мерой. Министерство направило главу театрального отдела управления по культуре на проверку представления, и она приняла решение, что ,с точки зрения содержания, претензий к спектаклю нет. Как говорит Ремез, это свидетельствует о том, что “отрицательные реакции исходили в большинстве своем от тех, кто вообще не смотрел спектакль, но протестовал против самого факта его постановки”. Актриса Сиван Кречнер добавляет, что негативные реакции тех, кто вообще не смотрел спектакль, превращаются в рутину: “Ругань (например, “арабская подстилка”) постоянно звучит на странице спектакля на Фейсбуке”. Ремез продолжает: “Что же касается зрителей, то они очень впечатлены текстами Корри, и даже если они не согласны с позицией, изложенной в них, в конце концов признают, что представление заставило их задуматься. Те, кто пришел противостоять антиизраильским нападкам, обычно разочаровываются, видя обычную молодую женщину в поисках справедливости”.

Как и другим израильским деятелям культуры, Ремезу сложно понять, как произведение искусства может стать средством делегитимации государства. По его словам, военный контроль над миллионами людей, продолжающийся более 50 лет, с лишением базовых прав, включенных во Всеобщую декларацию прав человека — вот что ставит важные вопросы. “Повторяющиеся попытки преградить путь критическому мышлению лишь обостряет процессы, так как антидемократическая культура делает критику израильской политики более основательной”, — говорит он.

Когда был задан вопрос о проблеме политического посыла в произведениях искусства и попытках установить критерии того, что запрещено и что разрешено, Ремез ответил, что “функция государства — создавать условия для творчества и позволять гражданам творить”.

Рtжиссер Ари Ремез. Фото: страница facebook

Рtжиссер Ари Ремез. Фото: страница facebook

Более того, Ремез утверждает, что “содержание произведений — не дело государства. В демократическом государстве правительство — не суверенный властитель: правят граждане. Функция правительства — создать такое пространство, в котором все группы граждан смогут выразить себя в искусстве и в обществе, и потому критериям, основанным на политических позициях, здесь нет места. Задача творца — выявить острые и серьезные вопросы, существующие в обществе, а задача государственных организаций — сделать все, чтобы эти вопросы продолжали задаваться, как бы они ни были тяжелы”. Кречнер дополняет слова Ремеза: “Я считаю, что искусство призвано пробудить зрителя — в чувствах, в мыслях, а иногда и физически. Когда в искусстве устанавливают границы или цензуру, на мой взгляд, это означает “не давайте им думать и чувствовать самим!”. За людей решают, что им думать и что чувствовать, а это само по себе является насилием и нарушением границ. В любой форме, при любой власти, в любой системе отношений”.

Что дает израильскому обществу знакомство с историей Рейчел Корри и освещение с необычного угла палестино-израильского конфликта? Ремез считает: “Часто звучит утверждение о том, что у иностранцев нет права “вмешиваться в наши внутренние дела”. Представление дает редкий взгляд изнутри на мотивы, которые привели сюда активистку по борьбе за права человека, считавшую, что это ее лучший путь к совершенствованию мира. То есть Корри думала, что, если она хочет изменить мир к лучшему — ей нужно приехать именно в сектор Газа и помочь палестинцам в их борьбе. Когда-то добровольцы из США и Европы приезжали в землю Израиля, чтобы работать в киббуцах и поддерживать дело сионизма — они воспринимали это как совершенствование мира. Сегодня они приезжают в Бильин и Хеврон, чтобы засвидетельствовать ход оккупации.

Мне кажется, важно, чтобы зрители в Израиле задали себе вопрос, перед тем как обвинять весь мир в антиизраильских позициях и антисемитизме: а что мы сделали для того, чтобы такое положение дел возникло?” Кречнер подытоживает: “Если есть шанс, что этот спектакль взволнует кого-то из зрителей, пробудит его мысли и чувства, заставит его удивляться, думать, исследовать, проверять, выяснять, задавать вопросы, подумать дважды, за кого проголосовать и как выразить себя — значит, мы сделали хорошее дело. Мы сотворили искусство”.

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x