Давид ЭйдельманWP_Post Object ( [ID] => 26996 [post_author] => 203 [post_date] => 2017-03-07 10:36:13 [post_date_gmt] => 2017-03-07 08:36:13 [post_content] => [caption id="attachment_27005" align="alignnone" width="506"]Фото: Давид Эйдельман Фото: Давид Эйдельман[/caption] Есть старая притча. Один человек пришёл в парикмахерскую, чтобы его, как обычно, подстригли и побрили. Он разговорился с парикмахером, который его обслуживал. Говорили о разном, и вдруг разговор зашёл о Боге. Парикмахер сказал: — Что бы Вы мне ни говорили, а я не верю, что Бог есть. — Почему? — спросил клиент. — Ну, ведь это ж и так ясно. Достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться, что Бога нет. Вот скажите, если Бог существует, откуда столько уродов? Столько больных людей? Откуда беспризорные дети? Если бы он действительно существовал, не было бы ни страданий, ни боли. Трудно представить себе любящего Бога, который допускает всё это. Клиент на мгновение задумался, но решил промолчать, чтобы не вступать в спор. Когда парикмахер закончил свою работу, клиент ушёл. Выйдя из парикмахерской, он увидел на улице заросшего и небритого человека (казалось, что тот не стригся целую вечность, настолько неряшливо он выглядел). Тогда клиент вернулся в парикмахерскую и сказал парикмахеру: — Знаете, что я Вам скажу? Парикмахеров не существует. — Как это так? — удивился парикмахер. — А я разве не в счёт? Я же парикмахер. — Нет! — воскликнул клиент. — Их не существует, иначе не было бы заросших и небритых людей, как вон тот человек, который идёт по улице. — Ну, мил человек, дело ж не в парикмахерах. Просто этот человек не ходит к парикмахерам... — В том то и дело! — подтвердил клиент. — И я о том же: Бог есть. Просто люди не ищут его и не приходят к нему. Вот почему в мире так много боли и страданий. МОРАЛЬ: Чтобы мир стал прекрасней — нужно обращаться к Богу и парикмахерам... Парикмахер Валерий Цацкис работает в Петах-Тикве на улице Ихилов недалеко от рынка в неестественно большом (для обычной парикмахерской) по размеру салоне. Это не только мастер, но мудрец за спинкой кресла, который глядит на женщину из зеркала и понимает больше, чем она хочет сказать. И он делает мир прекрасней. - Я парикмахер уже 33 года. Последние 27 лет в Израиле. За это время изменилось всё. Не надо слишком зацикливаться на технических новинках. Я не буду Вас пугать терминами. Большинство людей понятия не имеют, что на самом деле означают эти слова, которые им говорят парикмахеры. Некоторые парикмахеры сами толком не знают. Просто звучит красиво. Но изменилось буквально всё. Техника. Процесс. Возможности. И больше всего сами женщины. [caption id="attachment_27003" align="alignnone" width="507"]Фото: Давид Эйдельман Фото: Давид Эйдельман[/caption] - Вы в салоне стрижете только женщин? - Я делаю людей красивыми. Если мужчина хочет хорошо выглядеть... Кто может ему запретить. Но вот когда женщина переезжает из Петах-Тиквы в Беэр-Шеву, всё равно едет стричься сюда через всю страну. Мужчины на это мало способны. Мужчин заботит их внешний вид не меньше, чем женщин. Но они не всегда знают, что начинать надо с выбора хорошего парикмахера. - А не с одежды?! Учите историю. Прически возникли раньше одежды. Очень-очень давно. Когда у человека еще не было одежды, волосы на голове уже были. И сегодня есть дикари, например, в Папуа – Новой Гвинее. Одежда их до сих пор состоит только из набедренной повязки, а вот на голове у них настоящее произведение искусства из волос. И это правильно, хотя не все понимают. Многие мужчины думают, что можно подобрать для себя стрижку и уже никогда ее не менять. Женщины же идут в парикмахерскую, чтобы что-то изменить — и не только в прическе. Выбор стрижки — это своего рода сигнал. - Кому? - Мирозданию! - А как Вы решили стать парикмахером? - Я решил стать женским парикмахером из-за женщин. Я из Бельц. Учился в хорошей школе. Вместе со мной в той же школе училась Таня Новак — очень способная и общественно активная девушка. Сейчас она в Израиле, депутат Кнессета. - Нет такой... - Есть такая. Сейчас её зовут Тали Плоскова. Я тоже хорошо учился. Поступил в автодорожный техникум, потом в кишиневский политехнический. А потом приехал на каникулы. С девушками хотел гулять. А денег не было. Папа умер, когда я был подростком. Мне было 13 лет. Маме тяжело приходилось. И я решил подзаработать на кафе и рестораны. И пошел помощником в парикмахерскую. И начал стричь. И пошло. И я понял, что это моё. Не только это, конечно. Я многим увлекаюсь. Стихи пишу. Книжки умные читаю. На курсы хожу. Иногда меня интересует мистика или эзотерика. Но мне кажется, что я бы не был хорошим специалистом своего дела, если бы не интересовался другими вещами. Для моей профессии очень важна качественная душевная подготовка. [caption id="attachment_27002" align="alignnone" width="479"]Новая стрижка. Фото: Давид Эйдельман Новая стрижка. Фото: Давид Эйдельман[/caption] - Когда редактор сайта попросила написать что-то к 8 марта, я решил написать о дамском парикмахере. Начал опрашивать знакомых женщин. И мне стали советовать поехать в Петах-Тикву. Причем хвалили не только технику стрижки. Одна Ваша клиентка сказала: «Он спас меня от самоубийства». Такое возможно? - Ну, если она говорит... Пойми, когда у женщины экзистенциальный кризис, то она думает сначала о самоубийстве, потом о детях, а потом идет менять прическу. Это нормально. - Но Вы же не психотерапевт. - Я лучше. Я начинаю там, где психологи останавливаются. Я создаю образы, с которыми люди живут. У людей такая голова, которая выходит из этой парикмахерской. Женщина приходит с проблемой. Она хочет перестать быть блондинкой и постричь волосы коротко-коротко. Она поругалась с мужем. Но это не повод. С мужем она завтра помирится. А волосы не отрастут. И из радикального черного цвета её нужно будет вытаскивать полгода. Я должен дать ей понять, что она прекрасна. Что блондинка — это не цвет волос. Это не только цвет. Блондинка — это состояние души. Ссора с мужем — это не повод для суицида или перекраски волос. - Но не все же женщины... - А я ей говорю: «Ты вернешься домой. Ты выйдешь из парикмахерской и вернешься домой. У тебя есть дома большое зеркало. В ванной? В полный рост. Разденься донага. Донага. И смотри на себя. Долго смотри. И ты всё поймешь».   [caption id="attachment_27006" align="alignnone" width="452"]Фото: Давид Эйдельман Фото: Давид Эйдельман[/caption] Женщины хотят меняться, потому что меняется их настроение Я рассказываю Валерию притчу, с которой начал статью. Валера говорит: «Это был плохой парикмахер». - Почему плохой? - Глупый. - Умный бы такого не сказал? - Ум начинается с уважения к вещам, которые больше твоего понимания. Если не понимаешь — не руби с плеча. Не уверен — не утверждай. Закрой рот. Помолчи. Сделай мнение. Спрашивай. Переспрашивай. От тебя не убудет. Что с самое главное в работе парикмахера? - Не знаю... Стричь? Завивать? Красить? - Самое главное — это правильно ставить вопрос. Правильно спрашивать. И догадываться о том, что тебе не говорят. Но не проговариваться. И надо уметь слушать. Женщины хотят меняться, потому что меняется их настроение. И понять это и сделать адекватную новому состоянию и настроению прическу — это самое главное. [post_title] => Валерий Цацкис: «Это не повод для суицида или перекраски волос» [post_excerpt] => Дамский парикмахер: «Я начинаю там, где психологи останавливаются. Я создаю образы, с которыми люди живут. У людей такая голова, с которой они выходят из этой парикмахерской! Женщина приходит с проблемой. Она хочет перестать быть блондинкой и постричь волосы коротко-коротко. Она поругалась с мужем. Но это не повод. С мужем она завтра помирится. А волосы не отрастут. И из радикального черного цвета её нужно будет вытаскивать полгода. Я должен дать ей понять, что она прекрасна. Что блондинка — это не цвет волос, а состояние души. Ссора с мужем — это не повод для суицида или перекраски волос». [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => eto-ne-povod [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2017-03-07 10:36:13 [post_modified_gmt] => 2017-03-07 08:36:13 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=26996 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )
Главная > Новые публикации, тема, Топ-тексты > Валерий Цацкис: «Это не повод для суицида или перекраски волос»

Валерий Цацкис: «Это не повод для суицида или перекраски волос»

Дамский парикмахер: «Я начинаю там, где психологи останавливаются. Я создаю образы, с которыми люди живут. У людей такая голова, с которой они выходят из этой парикмахерской! Женщина приходит с проблемой. Она хочет перестать быть блондинкой и постричь волосы коротко-коротко. Она поругалась с мужем. Но это не повод. С мужем она завтра помирится. А волосы не отрастут. И из радикального черного цвета её нужно будет вытаскивать полгода. Я должен дать ей понять, что она прекрасна. Что блондинка — это не цвет волос, а состояние души. Ссора с мужем — это не повод для суицида или перекраски волос».

Давид Эйдельман // 07/03 // Новые публикации, тема, Топ-тексты
Фото: Давид Эйдельман

Фото: Давид Эйдельман

Есть старая притча. Один человек пришёл в парикмахерскую, чтобы его, как обычно, подстригли и побрили. Он разговорился с парикмахером, который его обслуживал. Говорили о разном, и вдруг разговор зашёл о Боге. Парикмахер сказал:

— Что бы Вы мне ни говорили, а я не верю, что Бог есть.

— Почему? — спросил клиент.

— Ну, ведь это ж и так ясно. Достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться, что Бога нет. Вот скажите, если Бог существует, откуда столько уродов? Столько больных людей? Откуда беспризорные дети? Если бы он действительно существовал, не было бы ни страданий, ни боли. Трудно представить себе любящего Бога, который допускает всё это.

Клиент на мгновение задумался, но решил промолчать, чтобы не вступать в спор. Когда парикмахер закончил свою работу, клиент ушёл. Выйдя из парикмахерской, он увидел на улице заросшего и небритого человека (казалось, что тот не стригся целую вечность, настолько неряшливо он выглядел). Тогда клиент вернулся в парикмахерскую и сказал парикмахеру:

— Знаете, что я Вам скажу? Парикмахеров не существует.

— Как это так? — удивился парикмахер. — А я разве не в счёт? Я же парикмахер.

— Нет! — воскликнул клиент. — Их не существует, иначе не было бы заросших и небритых людей, как вон тот человек, который идёт по улице.

— Ну, мил человек, дело ж не в парикмахерах. Просто этот человек не ходит к парикмахерам…

— В том то и дело! — подтвердил клиент. — И я о том же: Бог есть. Просто люди не ищут его и не приходят к нему. Вот почему в мире так много боли и страданий.

МОРАЛЬ: Чтобы мир стал прекрасней — нужно обращаться к Богу и парикмахерам…

Парикмахер Валерий Цацкис работает в Петах-Тикве на улице Ихилов недалеко от рынка в неестественно большом (для обычной парикмахерской) по размеру салоне. Это не только мастер, но мудрец за спинкой кресла, который глядит на женщину из зеркала и понимает больше, чем она хочет сказать. И он делает мир прекрасней.

— Я парикмахер уже 33 года. Последние 27 лет в Израиле. За это время изменилось всё. Не надо слишком зацикливаться на технических новинках. Я не буду Вас пугать терминами. Большинство людей понятия не имеют, что на самом деле означают эти слова, которые им говорят парикмахеры. Некоторые парикмахеры сами толком не знают. Просто звучит красиво. Но изменилось буквально всё. Техника. Процесс. Возможности. И больше всего сами женщины.

Фото: Давид Эйдельман

Фото: Давид Эйдельман

— Вы в салоне стрижете только женщин?

— Я делаю людей красивыми. Если мужчина хочет хорошо выглядеть… Кто может ему запретить. Но вот когда женщина переезжает из Петах-Тиквы в Беэр-Шеву, всё равно едет стричься сюда через всю страну. Мужчины на это мало способны. Мужчин заботит их внешний вид не меньше, чем женщин. Но они не всегда знают, что начинать надо с выбора хорошего парикмахера.

— А не с одежды?!

Учите историю. Прически возникли раньше одежды. Очень-очень давно. Когда у человека еще не было одежды, волосы на голове уже были. И сегодня есть дикари, например, в Папуа – Новой Гвинее. Одежда их до сих пор состоит только из набедренной повязки, а вот на голове у них настоящее произведение искусства из волос. И это правильно, хотя не все понимают.

Многие мужчины думают, что можно подобрать для себя стрижку и уже никогда ее не менять. Женщины же идут в парикмахерскую, чтобы что-то изменить — и не только в прическе. Выбор стрижки — это своего рода сигнал.

— Кому?

— Мирозданию!

— А как Вы решили стать парикмахером?

— Я решил стать женским парикмахером из-за женщин. Я из Бельц. Учился в хорошей школе. Вместе со мной в той же школе училась Таня Новак — очень способная и общественно активная девушка. Сейчас она в Израиле, депутат Кнессета.

— Нет такой…

— Есть такая. Сейчас её зовут Тали Плоскова. Я тоже хорошо учился. Поступил в автодорожный техникум, потом в кишиневский политехнический. А потом приехал на каникулы. С девушками хотел гулять. А денег не было. Папа умер, когда я был подростком. Мне было 13 лет. Маме тяжело приходилось. И я решил подзаработать на кафе и рестораны. И пошел помощником в парикмахерскую. И начал стричь. И пошло. И я понял, что это моё. Не только это, конечно. Я многим увлекаюсь. Стихи пишу. Книжки умные читаю. На курсы хожу. Иногда меня интересует мистика или эзотерика. Но мне кажется, что я бы не был хорошим специалистом своего дела, если бы не интересовался другими вещами. Для моей профессии очень важна качественная душевная подготовка.

Новая стрижка. Фото: Давид Эйдельман

Новая стрижка. Фото: Давид Эйдельман

— Когда редактор сайта попросила написать что-то к 8 марта, я решил написать о дамском парикмахере. Начал опрашивать знакомых женщин. И мне стали советовать поехать в Петах-Тикву. Причем хвалили не только технику стрижки. Одна Ваша клиентка сказала: «Он спас меня от самоубийства». Такое возможно?

— Ну, если она говорит… Пойми, когда у женщины экзистенциальный кризис, то она думает сначала о самоубийстве, потом о детях, а потом идет менять прическу. Это нормально.

— Но Вы же не психотерапевт.

— Я лучше. Я начинаю там, где психологи останавливаются. Я создаю образы, с которыми люди живут. У людей такая голова, которая выходит из этой парикмахерской. Женщина приходит с проблемой. Она хочет перестать быть блондинкой и постричь волосы коротко-коротко. Она поругалась с мужем. Но это не повод. С мужем она завтра помирится. А волосы не отрастут. И из радикального черного цвета её нужно будет вытаскивать полгода. Я должен дать ей понять, что она прекрасна. Что блондинка — это не цвет волос. Это не только цвет. Блондинка — это состояние души. Ссора с мужем — это не повод для суицида или перекраски волос.

— Но не все же женщины…

— А я ей говорю: «Ты вернешься домой. Ты выйдешь из парикмахерской и вернешься домой. У тебя есть дома большое зеркало. В ванной? В полный рост. Разденься донага. Донага. И смотри на себя. Долго смотри. И ты всё поймешь».

 

Фото: Давид Эйдельман

Фото: Давид Эйдельман

Женщины хотят меняться, потому что меняется их настроение

Я рассказываю Валерию притчу, с которой начал статью. Валера говорит: «Это был плохой парикмахер».

— Почему плохой?

— Глупый.

— Умный бы такого не сказал?

— Ум начинается с уважения к вещам, которые больше твоего понимания. Если не понимаешь — не руби с плеча. Не уверен — не утверждай. Закрой рот. Помолчи. Сделай мнение. Спрашивай. Переспрашивай. От тебя не убудет. Что с самое главное в работе парикмахера?

— Не знаю… Стричь? Завивать? Красить?

— Самое главное — это правильно ставить вопрос. Правильно спрашивать. И догадываться о том, что тебе не говорят. Но не проговариваться. И надо уметь слушать. Женщины хотят меняться, потому что меняется их настроение. И понять это и сделать адекватную новому состоянию и настроению прическу — это самое главное.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы