Политика

Абу-Мазен, фото: flickr.com

Дорога в Эр-Рияд лежит через Рамаллу

Карта Рамаллы, flickr.com

Периодические заявления некоторых израильских деятелей, стремящихся к мирному решению ближневосточной проблемы, о необходимости “регионального урегулирования  палестино-израильского конфликта связаны с двумя факторами. Во-первых, речь идет о попытке преодолеть слабость палестинцев, которых раздирает изнутри конфликт между ООП и ХАМАС. Во-вторых, речь идет о стремлении активно задействовать в переговорном процессе, заключении договора и его реализации арабские государства в надежде на то, что это гарантирует стабильность ситуации, а также позволит развивать торговые и экономические связи с арабским миром, который все еще закрыт для израильтян. Арабский рынок, в случае подобного развития событий, станет доступен для Израиля в рамках общей нормализации отношений.

В то же время похожие, на первый взгляд, заявления о необходимости регионального урегулирования, звучащие из уст премьер-министра Нетаниягу и некоторых министров его кабинета, отражают их стремление избежать урегулирования палестино-израильского конфликта по формуле “два государства для двух народов”. Их цель – использовав интересы определенных арабских государств, их опасения перед иранской угрозой, привести к тому, что эти страны навяжут палестинцам некую форму урегулирования либо помогут сохранить нынешний статус-кво – без того, чтобы Израиль был вынужден заплатить цену, необходимую для стабильного урегулирования, приемлемого для палестинцев.

Подобного рода цели главы правительства абсолютно оторваны от истории конфликта и сложной системы отношений между арабским миром и палестинцами. Хуже того, стремление достигнуть этих целей может вернуть Израиль и палестинцев к исходной точке, с которой начался этот долгий конфликт: “всё или ничего”.

Ситуация, в которой сегодня находится палестинское руководство, напоминает ту, в которой находился в канун Первой мировой войны иерусалимский муфтий Мухаммад Амин аль-Хуссейни, лидер арабских националистов в Палестине, в его противостоянии с сионистским движением, хорошо организованным и получившим широкую международную поддержку. Палестинские арабы были раздроблены и конфликтовали между собой, их учреждения были коррумпированы. Муфтий был изолирован, поскольку арабские государства были заняты своими внутренними делами. Именно поэтому  Мухаммад Амин аль-Хуссейни предпринял попытку мобилизовать мусульманский мир для помощи арабам Палестины, утверждая, что евреи хотят разрушить мечеть Аль-Акса и возвести на ее руинах свой Храм, и что после захвата Палестины они начнут захватывать весь Ближний Восток.

Однако при этом арабы Палестины не хотели передавать арабским государствам право представлять их в обмен на помощь. Создание Верховного арабского комитета (политического органа арабов в подмандатной Палестине) в 1936 году обеспечило политическую самостоятельность палестинцев в период, предшествовавший Войне за Независимость 1948 года. Отказ принять план ООН по разделу Палестины 1947 года, вступление в войну с еврейской общиной с целью не допустить реализации плана, вторжение вооруженных сил арабских государств в Эрец-Исраэль – все это фактически лишило палестинцев возможности независимого представительства. Они не участвовали в составлении различных договоренностей о прекращении огня между государством Израиль и арабскими странами, они не принимали участия и в Лозаннской конференции 1949 года. И хотя Египет создал “правительство всей Палестины” в Газе – под началом иерусалимского муфтия, король Иордании Абдалла присвоил себе право представлять палестинцев после аннексии Западного берега в 1950 году.

Ясер Арафат, фото: Википедия

Все изменилось после того, как сформировалось новое палестинское руководство. После того, как Арафат взял под свой контроль ООП в 1969 году, был установлен принцип “самостоятельности решений”. Это означало, что палестинцы требуют для себя права самостоятельно принимать любые решения, имеющие к ним отношение, учитывая при этом интересы арабских стран. Решением Лиги арабских государств от 1974 года, поддержанным королем Иордании Хуссейном, ООП была признана легитимным и единственным представителем палестинского народа.  В конце того же года ООП была признана Организацией Объединенных Наций (резолюции 181 и 242). В 1993 году Израиль также признал ООП, заключив с ней Норвежские соглашения.  Статус наблюдателя, которую получила ООП в ООН в 1974 году, в 2012 году трансформировался в статус государства-наблюдателя (в границах 1967 года). За это решение проголосовали 138 государств.

Мирные договоренности Израиля с Египтом и Иорданией, Норвежские соглашения Израиля с ООП ставят палестинскую проблему во главе угла. Лига арабских государств и Исламская конференция  признали все соглашения, подписанные ООП.  Арабская (Саудовская) мирная инициатива 2002 года сформировала рамки для будущей нормализации отношений между Израилем и арабским миром, однако этот процесс полностью обуславливается урегулированием палестино-израильского конфликта в соответствии с критериями, которые приемлемы, с точки зрения международного сообщества и ООП.  Поскольку статус Махмуда Аббаса (Абу-Мазена) и ООП во многом зависит сегодня от умеренных суннитских государств, председатель автономии периодически вынужден делать символические жесты. Таким жестом, например,  является договор, подписанный ООП с Иорданией в 2013 году, согласно которому король Абдалла считается “опекуном святых мест в Иерусалиме и, в первую очередь, Храмовой горы”.  При этом в договоре подчеркивается, что “правительство государства Палестина, представляющее независимый палестинский народ, обладает правом на суверенитет над всей своей территорией, включая Иерусалим”.

Абу-Мазен отдает себе отчет в том, что популярность палестинской темы в арабском мире  угасла. Об этом хорошо написал журналист Мухаммад аль-Шейх в саудовской газете “Аль-Джезира” в январе нынешнего года: “Палестинцы должны понять еще кое-что: сегодняшние арабы – это не арабы прошлых лет; палестинская проблема стала гораздо менее значимой в арабском мире, она больше не является одной из первых в перечне важных проблем – в то время, как в четырех арабских странах идут изнурительные и кровопролитные гражданские войны. Кроме того, основной заботой всего арабского мира является радикальный террор”.

При этом Аббас, как и любой арабский лидер, прекрасно понимает, что “арабская улица” не согласится с легкостью принять мирные соглашения и нормализацию отношений между Израилем и арабскими странами без урегулирования палестинской проблемы. Это может привести к дестабилизации всего региона.

Абу-Мазен, фото: flickr.com

Абу-Мазен действительно опасается “заговора” между новой американской администрацией, Израилем и несколькими арабскими государствами в рамках так называемого “регионального урегулирования”, которое будет осуществлено за счет палестинцев. Абу-Мазен и ООП в последний период были вынуждены преодолевать сложности, связанные с различными форумами, которые угрожают политическому статусу ООП (“Конференция по поддержке интифады” в Тегеране; Стамбульская конференция, выступившая против Организации Освобождения Палестины). В середине апреле в Роттердаме состоится “Конференция палестинцев в Европе”, за которой стоит ХАМАС.  В противовес этому Лига арабских государств, съезд которой проходит в Аммане, подтвердила свою приверженность Саудовской мирной инициативе 2002 года. Это серьезно укрепило положение Абу-Мазена. Телефонная беседа между председателем ПА и президентом США Дональдом Трампом также имела важное значение для статуса Аббаса.

Перед Израилем открывается беспрецедентная возможность  повлиять на формирование новой ближневосточной реальности – прежде, чем она начнет складываться в соответствии с вышеперечисленными тенденциями, результатом усиления которых станет увековечение конфликта и продвижение целей Ирана, Турции и Катара в регионе (напрямую или через их агентов влияния – ХАМАС, Исламский Джихад и Хизбалла). Палестинская проблема не исчезнет в случае ослабления ООП. Хуже того, подобное ослабление лишь ускорит превращение ХАМАС в основную силу палестинского общества, превратив его в единственного партнера по переговорам. Израиль обязан опомниться и позаботиться о своих интересах. Дорога в Эр-Рияд и страны Персидского залива должна лежать через Рамаллу.

 *Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Оригинал на сайте “Гаарец” 

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x