Давид ЭйдельманWP_Post Object ( [ID] => 27221 [post_author] => 203 [post_date] => 2017-03-17 08:52:56 [post_date_gmt] => 2017-03-17 06:52:56 [post_content] => [caption id="attachment_27232" align="alignnone" width="483"]Фото: викимедиа Фото: викимедиа[/caption] Джордж Сорос сказал на экономическом форуме в Давосе, когда давал интервью агентству Bloomberg: «Я назвал Трампа мошенником, самозванцем и потенциальным диктатором. Потенциальным — потому что Конституция США и наши институты власти пока еще достаточно сильны. Он мог бы стать полноценным диктатором, если бы сумел справиться с ними, но он не сможет этого сделать». Главный вопрос сегодняшней американской (и не только американской) политики: сможет ли Трамп прогнуть под себя американские демократические институции, правовой порядок, Конституцию США. Это главная битва нашего времени. Знаменитый Фрэнсис Фукуяма задал в одной из своих последних статей вопрос: «Выдержит ли американская демократия Трампа?». Экзамен для Америки? Конечно, хорошо, когда во главе государства находится адекватный лидер, ценящий демократические устои, приверженный в словах и делах правовым нормам, уважающий соответствующие правила и пр. Но всегда возможны сбои. И нации, подобно отдельным людям, могут ошибаться в выборе. И страна, как подвыпившая девушка в баре, может отдаться не самому достойному. И именно подобные случаи являются лучшим экзаменом для демократии и её способности преодолевать трудности. Президентство Трампа будет проверкой устойчивости и работоспособности американских институтов. «Мне трудно представить себе человека, который по своему темпераменту и квалификации еще меньше подходил бы на должность главы самой передовой демократии в мире» - говорит Фукуяма. Трамп уже нарушил множество неформальных норм и правил, касающихся поведения президента. Трамп уже многократно пытался оспорить легитимность традиционных институтов — от разведывательного сообщества (которое он сравнил с нацистами) и Федеральной резервной системы (которую он обвинил в попытках избрать Хиллари Клинтон) до американской системы управления выборами (которую он обвинял в фальсификациях вплоть до момента своего избрания). [caption id="attachment_27234" align="alignnone" width="489"]Фрэнсис Фукуяма . Фото: википедия Фрэнсис Фукуяма . Фото: википедия[/caption] Поэтому столь уникальным выглядит эксперимент, который сейчас проходит в Америке и интересен всему миру. Американская система никогда не подвергалась опасности со стороны лидера, который поставил перед собой задачу бросить вызов почти существующим нормам и правилам. Американские институции не выдержат? В США работает экономист Дарон Аджемоглу. Он родился в Турции, в армянской семье, учился и защитил магистерскую и докторскую степень в Великобритании, а последние 13 лет занимает кафедру профессора прикладной экономики имени Ч. Киндлбергера Массачусетского технологического института. Дарон Аджемоглу относится к числу 10 самых цитируемых экономистов мира. Он специализируется на изучение недееспособных государств. Его интересуют вопросы государственных изъянов: почему одни страны процветают в экономическом отношении, а другие нет? Почему средний египтянин зарабатывает примерно 12 % от того, что получает средний американец, а его ожидаемая продолжительность жизни на десять лет меньше? Почему 20% населения Египта живут и вовсе за гранью нищеты? Почему бедствуют Северная Корея, Сьерра-Леоне или Зимбабве, где в абсолютной, страшной нищете живет больше половины населения? Почему миллионам человек в Йемене, Сомали, Нигерии и Южном Судане угрожает голодная смерть? Почему Южная Америка настолько беднее Северной Америки? Что мешает Африке стать богаче? Можно ли искоренить бедность в развивающихся странах или она неизбежна? И вот человек, задающийся такими вопросами, анализирующий сравнительные изъяны и преимущества разных государств, рассматривает опции Америке, которая неожиданно оказалась под Трампом. Дарон Аджемоглу не так оптимистичен как Фукуяма и Джордж Сорос. Он считает, что американская система сдержек и противовесов не так сильна, как принято считать. У Трампа не будет претыканий в Конгрессе, поскольку Конгресс (обе палаты) контролируется республиканской партией. Трамп имеет возможность подмять под себя судебную систему, назначив новых людей в Верховный суд и в суды федерального уровня. А четыре тысячи политических назначенцев внутри исполнительной власти сумеют склонить государственные ведомства к выполнению воли президента. Представители крупного капитала, которые прежде выступали против Трампа, постепенно приходят к тому, чтобы принять его как президента, с которым нужно считаться. Американские СМИ, которых принято именовать четвертой властью, переживают сейчас не лучший период. Дарон Аджемоглу считает, что хваленные американские институции сами по себе не смогут противостоять Трампу, сдерживать и уравновешивать его. Значит, главным источником сопротивления сейчас может стать гражданское общество, то есть мобилизация миллионов простых граждан, протестующих против политики и перегибов Трампа. Сопротивляться Трампу нужно при помощи массовых акций. Вспомните те марши протеста, которые прошли в Вашингтоне и по всей стране на следующий день после его инаугурации. Только гражданское общество может быть ключевым рычагом влияния на президентскую власть. [caption id="attachment_27236" align="alignnone" width="512"]Дарон Аджемоглу. Фото: викимедиа Дарон Аджемоглу. Фото: викимедиа[/caption] Шансы Трампа всё поломать Но неужели даже самая прочная в мире институциональная система Америки настолько ненадежна? Фукуяма считает, например, что хотя Трамп действительно может поменять судей или, что гораздо опаснее, просто игнорировать решения судов и попытаться лишить полномочий тех судей, которые встанут на его пути, но изменение баланса в судебной системе — это очень медленный процесс, результаты которого можно будет ощутить только спустя несколько лет. Трампу будет крайне сложно контролировать исполнительную ветвь. Любой человек, который хоть когда-нибудь работал в государственных ведомствах, знает, насколько велика в них сила инерции. Если де речь идет об американских департаментах, то там гораздо выше роль деятельности по долгосрочным планам, чем где-либо (кроме Великобритании). Программы, задуманные в эпоху Рейгана, прошедшие апробацию при Клинтоне, внедренные при Буше-младшем... продолжают работать и сейчас. По-настоящему управляют департаментом люди из среднего звена, заложниками которых являются министры и назначенные ими руководители. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие назначенные Трампом министры озвучивают взгляды, которые более совпадают с курсом их министерств, но противоречат позиции Трампа. Кроме того, даже если министры будут фанатично верны позициям президента, им потребуется много времени не только для изменения курса, но и просто для приобретения необходимых навыков, понимания ситуации в ведомстве и работе его механизмов, различного опыта. А Трамп ведь набрал команду людей не конвенциональных, которые руководили прежде бизнесами, а не государственными ведомствами. Трамп словно бы явился для подтверждения пророчеств товарища Карла Маркса, что западные правительства станут своеобразным капиталистическим профсоюзом. Администрация Трампа — геронтократия самоуверенных новичков, мало способных к обучению по причине осознания собственного величия и непогрешимости. Ещё одна особенность Трампа, который неожиданно стал главным управляющим Америки — он прежде никогда ничем не руководил в государственных ведомствах. Ранее он не участвовал в партийной деятельности. А, следовательно, он не может притащить с собой достаточное количество известных ему госчиновников и партназначенцев. Его скамейка запасных очень короткая. «Он не имеет в запасе множества верных ему сторонников, которых он может равномерно распределить по бюрократическому аппарату. В своей жизни он управлял только крупным семейным бизнесом, и у него нет 4-х тысяч детей и близких родственников, которыми он мог бы заполнить американское правительство», - пишет Фукуяма. [caption id="attachment_27238" align="alignnone" width="509"]Подписание декларации США. Фото: викимедиа Подписание Декларации Независимости США. Изображение: викимедиа[/caption] Наконец, не стоит забывать и об американском федерализме. Иосиф Бродский говорил, что регионализм — это географический эквивалент демократии (цитирую по книге Елены Якович «Прогулки с Бродским и так далее. Иосиф Бродский в фильме Алексея Шишова и Елены Якович», Москва 2017, стр. 238). Американский регионализм — особенный. Ведь США изначально задумывались как конфедерация штатов, где каждый штат — это, по сути, отдельное государство. Государство со своими законами, отличными от законов других штатов. После основания Соединенных Штатов Америки был принят основополагающий документ: "Статьи Конфедерации" наделили центральное правительство достаточно слабыми полномочиями, и новое государство -воспринимается не как национальное объединение, а, скорее, как «дружеский союз» между отдельными государствами, чем-то напоминающий современный Европейский союз. Первоначально жители воспринимали себя прежде всего не гражданами США, а гражданами определенного штата (государства). И хотя уже в несколько  рудиментарном, но до сих пор ещё существенном виде, подобное отношение между штатами и федеральным центром осталось. Сильные в экономическом отношении штаты Трампу отказали в победе. Большая часть населения в них его политику не поддерживает. Какая-нибудь Калифорния или Нью-Йорк не только не являются вотчиной Трампа, не только не будут спешить выполнять его курс, но по мере возможностей будут выказывать демонстративное недовольство. Выводы Из всего вышесказанного можно сделать несколько выводов. Для того чтобы подчинить страну, прочно подмять под себя её институции, нужно время. Нужно, чтоб первое лицо находилось у власти много лет, только тогда ему удастся прогнуть государственный аппарат, заточить под себя судебную систему, разрушить систему сдержек и противовесов. Четырех или даже восьми лет, которые отводятся американским президентам — для этого недостаточно. Именно поэтому, американцы и ограничили президентский срок двумя каденциями. Для сравнения подумайте: и Путин до 2008 года — это совсем другой Путин, чем сегодня. И Нетаниягу второго срока — это вовсе не то, что Нетаниягу четвертого. Американская цветущая сложность, политическое и правовое разнообразие, иногда кажутся невозможными для управления страной. Но то, на что либералы (тот же Фукуяма) жаловались во времена Обамы, сегодня является гарантиями против Трампа. Сложность, даже нарочитая сложность, которой обладает политическое устройство Америки — является особенностью живого организма. Эта особенность отличает живые существа от машин, которыми, конечно, легче управлять. Но машины — и скорее ломаются. И не обладают даром самовосстановления или внутреннего сопротивления поломке. Один из главных соблазнов нынешнего политического момента в мире — это страсть к упрощению. Страсть разобрать чрезвычайно сложные вещи на составные, чтобы собрать их заново, выбросив «лишние детали». Этим руководствуются и популисты-законодатели в Израиле, и их собратья в других странах. Беда только, что без выброшенных «лишних деталей» - сложные вещи перестают работать. Зато упрощение может быть чрезвычайно привлекательно. И хорошо продается. Людям говорят то, что они хотят услышать. И предлагают не задаваться вопросами, не ломать себе голову... Бунт энергичной примитивности против непонятной и отталкивающей сложности социального бытия сегодня может быть очень соблазнительным. Помните анекдот о прапорщике, который тряс дерево: «А чего думать – трясти надо...». [caption id="attachment_27241" align="alignnone" width="487"]Капитолий. Фото: википедия Капитолий. Фото: википедия[/caption] Вертикаль власти — она, может быть, и выглядит хорошо, если у власти симпатичный вам политик, чье мировоззрение схоже с вашим. Но вертикали склонны падать, у власти не всегда находятся симпатичные вам люди, поэтому горизонтальная сдерживающая система — залог устойчивости. И последнее. В этом Дарон Аджемоглу решительно прав. Здоровые силы в судебной, законодательной и исполнительных ветвях только тогда могут полноценно сопротивляться произволу верховной власти, когда они получают помощь гражданского общества. Когда обществу небезразлично соблюдение норм, прав, законов... *Мнения авторов не всегда совпадают с позицией редакции [post_title] => Выдержит ли демократия США Дональда Трампа?   [post_excerpt] => Главный вопрос мировой политики: выдержит ли американская демократия Трампа? Конечно, хорошо, когда во главе государства находится адекватный лидер, но всегда возможны сбои. И страна, как подвыпившая девушка в баре, может отдаться не самому достойному. И именно такие случаи являются лучшим экзаменом для демократии и её способности преодолевать трудности. Сложность американского политического организма, на которую так жаловались демократы при Обаме, сегодня является лучшей гарантией против произвола Дональда Трампа. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => demokratiya-i-tramp [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2017-03-17 08:52:56 [post_modified_gmt] => 2017-03-17 06:52:56 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=27221 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )
Главная > Гражданин мира, Динамика событий, Новые публикации, Политика, Топ-тексты > Выдержит ли демократия США Дональда Трампа?  

Выдержит ли демократия США Дональда Трампа?  

Главный вопрос мировой политики: выдержит ли американская демократия Трампа? Конечно, хорошо, когда во главе государства находится адекватный лидер, но всегда возможны сбои. И страна, как подвыпившая девушка в баре, может отдаться не самому достойному. И именно такие случаи являются лучшим экзаменом для демократии и её способности преодолевать трудности. Сложность американского политического организма, на которую так жаловались демократы при Обаме, сегодня является лучшей гарантией против произвола Дональда Трампа.

Давид Эйдельман // 17/03 // Гражданин мира, Динамика событий, Новые публикации, Политика, Топ-тексты
Фото: викимедиа

Фото: викимедиа

Джордж Сорос сказал на экономическом форуме в Давосе, когда давал интервью агентству Bloomberg: «Я назвал Трампа мошенником, самозванцем и потенциальным диктатором. Потенциальным — потому что Конституция США и наши институты власти пока еще достаточно сильны. Он мог бы стать полноценным диктатором, если бы сумел справиться с ними, но он не сможет этого сделать».

Главный вопрос сегодняшней американской (и не только американской) политики: сможет ли Трамп прогнуть под себя американские демократические институции, правовой порядок, Конституцию США. Это главная битва нашего времени. Знаменитый Фрэнсис Фукуяма задал в одной из своих последних статей вопрос: «Выдержит ли американская демократия Трампа?».

Экзамен для Америки?

Конечно, хорошо, когда во главе государства находится адекватный лидер, ценящий демократические устои, приверженный в словах и делах правовым нормам, уважающий соответствующие правила и пр. Но всегда возможны сбои. И нации, подобно отдельным людям, могут ошибаться в выборе. И страна, как подвыпившая девушка в баре, может отдаться не самому достойному. И именно подобные случаи являются лучшим экзаменом для демократии и её способности преодолевать трудности. Президентство Трампа будет проверкой устойчивости и работоспособности американских институтов.

«Мне трудно представить себе человека, который по своему темпераменту и квалификации еще меньше подходил бы на должность главы самой передовой демократии в мире» — говорит Фукуяма. Трамп уже нарушил множество неформальных норм и правил, касающихся поведения президента. Трамп уже многократно пытался оспорить легитимность традиционных институтов — от разведывательного сообщества (которое он сравнил с нацистами) и Федеральной резервной системы (которую он обвинил в попытках избрать Хиллари Клинтон) до американской системы управления выборами (которую он обвинял в фальсификациях вплоть до момента своего избрания).

Фрэнсис Фукуяма . Фото: википедия

Фрэнсис Фукуяма . Фото: википедия

Поэтому столь уникальным выглядит эксперимент, который сейчас проходит в Америке и интересен всему миру. Американская система никогда не подвергалась опасности со стороны лидера, который поставил перед собой задачу бросить вызов почти существующим нормам и правилам.

Американские институции не выдержат?

В США работает экономист Дарон Аджемоглу. Он родился в Турции, в армянской семье, учился и защитил магистерскую и докторскую степень в Великобритании, а последние 13 лет занимает кафедру профессора прикладной экономики имени Ч. Киндлбергера Массачусетского технологического института. Дарон Аджемоглу относится к числу 10 самых цитируемых экономистов мира. Он специализируется на изучение недееспособных государств. Его интересуют вопросы государственных изъянов: почему одни страны процветают в экономическом отношении, а другие нет? Почему средний египтянин зарабатывает примерно 12 % от того, что получает средний американец, а его ожидаемая продолжительность жизни на десять лет меньше? Почему 20% населения Египта живут и вовсе за гранью нищеты? Почему бедствуют Северная Корея, Сьерра-Леоне или Зимбабве, где в абсолютной, страшной нищете живет больше половины населения? Почему миллионам человек в Йемене, Сомали, Нигерии и Южном Судане угрожает голодная смерть? Почему Южная Америка настолько беднее Северной Америки? Что мешает Африке стать богаче? Можно ли искоренить бедность в развивающихся странах или она неизбежна?

И вот человек, задающийся такими вопросами, анализирующий сравнительные изъяны и преимущества разных государств, рассматривает опции Америке, которая неожиданно оказалась под Трампом.

Дарон Аджемоглу не так оптимистичен как Фукуяма и Джордж Сорос. Он считает, что американская система сдержек и противовесов не так сильна, как принято считать. У Трампа не будет претыканий в Конгрессе, поскольку Конгресс (обе палаты) контролируется республиканской партией. Трамп имеет возможность подмять под себя судебную систему, назначив новых людей в Верховный суд и в суды федерального уровня. А четыре тысячи политических назначенцев внутри исполнительной власти сумеют склонить государственные ведомства к выполнению воли президента. Представители крупного капитала, которые прежде выступали против Трампа, постепенно приходят к тому, чтобы принять его как президента, с которым нужно считаться. Американские СМИ, которых принято именовать четвертой властью, переживают сейчас не лучший период.

Дарон Аджемоглу считает, что хваленные американские институции сами по себе не смогут противостоять Трампу, сдерживать и уравновешивать его. Значит, главным источником сопротивления сейчас может стать гражданское общество, то есть мобилизация миллионов простых граждан, протестующих против политики и перегибов Трампа. Сопротивляться Трампу нужно при помощи массовых акций. Вспомните те марши протеста, которые прошли в Вашингтоне и по всей стране на следующий день после его инаугурации. Только гражданское общество может быть ключевым рычагом влияния на президентскую власть.

Дарон Аджемоглу. Фото: викимедиа

Дарон Аджемоглу. Фото: викимедиа

Шансы Трампа всё поломать

Но неужели даже самая прочная в мире институциональная система Америки настолько ненадежна? Фукуяма считает, например, что хотя Трамп действительно может поменять судей или, что гораздо опаснее, просто игнорировать решения судов и попытаться лишить полномочий тех судей, которые встанут на его пути, но изменение баланса в судебной системе — это очень медленный процесс, результаты которого можно будет ощутить только спустя несколько лет.

Трампу будет крайне сложно контролировать исполнительную ветвь. Любой человек, который хоть когда-нибудь работал в государственных ведомствах, знает, насколько велика в них сила инерции. Если де речь идет об американских департаментах, то там гораздо выше роль деятельности по долгосрочным планам, чем где-либо (кроме Великобритании). Программы, задуманные в эпоху Рейгана, прошедшие апробацию при Клинтоне, внедренные при Буше-младшем… продолжают работать и сейчас. По-настоящему управляют департаментом люди из среднего звена, заложниками которых являются министры и назначенные ими руководители. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие назначенные Трампом министры озвучивают взгляды, которые более совпадают с курсом их министерств, но противоречат позиции Трампа.

Кроме того, даже если министры будут фанатично верны позициям президента, им потребуется много времени не только для изменения курса, но и просто для приобретения необходимых навыков, понимания ситуации в ведомстве и работе его механизмов, различного опыта. А Трамп ведь набрал команду людей не конвенциональных, которые руководили прежде бизнесами, а не государственными ведомствами. Трамп словно бы явился для подтверждения пророчеств товарища Карла Маркса, что западные правительства станут своеобразным капиталистическим профсоюзом. Администрация Трампа — геронтократия самоуверенных новичков, мало способных к обучению по причине осознания собственного величия и непогрешимости.

Ещё одна особенность Трампа, который неожиданно стал главным управляющим Америки — он прежде никогда ничем не руководил в государственных ведомствах. Ранее он не участвовал в партийной деятельности. А, следовательно, он не может притащить с собой достаточное количество известных ему госчиновников и партназначенцев. Его скамейка запасных очень короткая.

«Он не имеет в запасе множества верных ему сторонников, которых он может равномерно распределить по бюрократическому аппарату. В своей жизни он управлял только крупным семейным бизнесом, и у него нет 4-х тысяч детей и близких родственников, которыми он мог бы заполнить американское правительство», — пишет Фукуяма.

Подписание декларации США. Фото: викимедиа

Подписание Декларации Независимости США. Изображение: викимедиа

Наконец, не стоит забывать и об американском федерализме. Иосиф Бродский говорил, что регионализм — это географический эквивалент демократии (цитирую по книге Елены Якович «Прогулки с Бродским и так далее. Иосиф Бродский в фильме Алексея Шишова и Елены Якович», Москва 2017, стр. 238). Американский регионализм — особенный. Ведь США изначально задумывались как конфедерация штатов, где каждый штат — это, по сути, отдельное государство. Государство со своими законами, отличными от законов других штатов. После основания Соединенных Штатов Америки был принят основополагающий документ: «Статьи Конфедерации» наделили центральное правительство достаточно слабыми полномочиями, и новое государство -воспринимается не как национальное объединение, а, скорее, как «дружеский союз» между отдельными государствами, чем-то напоминающий современный Европейский союз. Первоначально жители воспринимали себя прежде всего не гражданами США, а гражданами определенного штата (государства). И хотя уже в несколько  рудиментарном, но до сих пор ещё существенном виде, подобное отношение между штатами и федеральным центром осталось.

Сильные в экономическом отношении штаты Трампу отказали в победе. Большая часть населения в них его политику не поддерживает. Какая-нибудь Калифорния или Нью-Йорк не только не являются вотчиной Трампа, не только не будут спешить выполнять его курс, но по мере возможностей будут выказывать демонстративное недовольство.

Выводы

Из всего вышесказанного можно сделать несколько выводов. Для того чтобы подчинить страну, прочно подмять под себя её институции, нужно время. Нужно, чтоб первое лицо находилось у власти много лет, только тогда ему удастся прогнуть государственный аппарат, заточить под себя судебную систему, разрушить систему сдержек и противовесов. Четырех или даже восьми лет, которые отводятся американским президентам — для этого недостаточно. Именно поэтому, американцы и ограничили президентский срок двумя каденциями. Для сравнения подумайте: и Путин до 2008 года — это совсем другой Путин, чем сегодня. И Нетаниягу второго срока — это вовсе не то, что Нетаниягу четвертого.

Американская цветущая сложность, политическое и правовое разнообразие, иногда кажутся невозможными для управления страной. Но то, на что либералы (тот же Фукуяма) жаловались во времена Обамы, сегодня является гарантиями против Трампа.

Сложность, даже нарочитая сложность, которой обладает политическое устройство Америки — является особенностью живого организма. Эта особенность отличает живые существа от машин, которыми, конечно, легче управлять. Но машины — и скорее ломаются. И не обладают даром самовосстановления или внутреннего сопротивления поломке.

Один из главных соблазнов нынешнего политического момента в мире — это страсть к упрощению. Страсть разобрать чрезвычайно сложные вещи на составные, чтобы собрать их заново, выбросив «лишние детали». Этим руководствуются и популисты-законодатели в Израиле, и их собратья в других странах. Беда только, что без выброшенных «лишних деталей» — сложные вещи перестают работать.

Зато упрощение может быть чрезвычайно привлекательно. И хорошо продается. Людям говорят то, что они хотят услышать. И предлагают не задаваться вопросами, не ломать себе голову… Бунт энергичной примитивности против непонятной и отталкивающей сложности социального бытия сегодня может быть очень соблазнительным. Помните анекдот о прапорщике, который тряс дерево: «А чего думать – трясти надо…».

Капитолий. Фото: википедия

Капитолий. Фото: википедия

Вертикаль власти — она, может быть, и выглядит хорошо, если у власти симпатичный вам политик, чье мировоззрение схоже с вашим. Но вертикали склонны падать, у власти не всегда находятся симпатичные вам люди, поэтому горизонтальная сдерживающая система — залог устойчивости.

И последнее. В этом Дарон Аджемоглу решительно прав. Здоровые силы в судебной, законодательной и исполнительных ветвях только тогда могут полноценно сопротивляться произволу верховной власти, когда они получают помощь гражданского общества. Когда обществу небезразлично соблюдение норм, прав, законов…

*Мнения авторов не всегда совпадают с позицией редакции

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы