Гражданин мира

Иллюстрация: nevil zaveri

Забудьте все, что вы знали о благотворительности

Может, вы и не подозреваете, но израильтяне - даже небогатые - это экономическая элита. Почему же мы не считаем своим долгом оказывать посильную, последовательную помощь тем, у кого действительно ничего нет? Ведь от нас не требуется самоотверженных действий, не нужно рисковать жизнью, не нужно даже отказываться от чего-то значимого...

Кому вы давали деньги на благотворительность в последнее время? Скорее всего, это было одноразовое пожертвование на лечение ребенка, о котором вы узнали в Фейсбуке и не смогли остаться равнодушными. Или, может, вы округляете ваши расходы на кредитной карточке в пользу НКО, помогающей израильским детям, больным раком. Может, перед Песахом вы жертвуете бедным семьям на праздничный стол, а перед днем памяти жертв Холокоста — организациям, помогающим выжившим в Катастрофе. Можно сказать с уверенностью — для большинства израильтян пожертвования на благотворительность являются чем-то бессистемным и идут исключительно на нужды внутри страны.

Исследования о благотворительности в Израиле рисуют именно такую картину. Израиль находится на предпоследнем месте среди богатых стран OECD по уровню помощи бедным странам в процентном отношении от национального дохода. В то время как средний голландец дает 20 долларов на благотворительность за рубежом, средний израильтянин дает 10 центов. В Италии 13% от всех пожертвований идут за рубеж, в Бельгии — 48%. В Израиле же — только 0.1% от пожертвований идет нуждающимся в развивающихся странах. И это при том, что сам Израиль, являясь далеко не бедной страной, продолжает получать миллиарды долларов в пожертвованиях каждый год, в основном от еврейских меценатов в США и Европе.

Хочешь быть благодетелем, начинай с собственного дома

Когда заходит речь о помощи кому-либо, кто не вписывается в наше представление “о своих”, в Израиле часто можно услышать одну и ту же фразу из галахи: עניי ערך קודמים (бедняки твоего города — в первую очередь). И на первый взгляд с этим тяжело поспорить — действительно, мы в первую очередь помогаем  тем, кто ближе всего нам — семье, друзьям, нашей общине. Нам не придет в голову давать деньги на борьбу с малярией в Уганде, если нашему собственному ребенку необходимы деньги на лечение.

Но при более близком рассмотрении, за этим аргументом стоит череда ошибочных представлений о помощи, с которыми пора разобраться.

Наши бедные VS глобальные бедные

Может, вы и не подозреваете, но вы — экономическая элита Земли. Если у вас средний израильский заработок, то относительно населения Земли вы находитесь в верхних 10% по доходу.

Даже тот, кто живет в Израиле за чертой бедности (где-то 7250 шек. на семью), богаче 80% населения земли, и в 20 раз богаче самого бедного миллиарда — людей, живущих преимущественно в Африке и Азии, на $500 в год. Это цифры в purchasing power parity dollars, то есть уже включают в себя поправку на то, что в бедных странах цены на товары и услуги ниже.

Стоит также помнить, что как ни было бы тяжело бедной семье из Офакима, у нее есть доступ к бесплатному, высококачественному здравоохранению, образованию, питьевой воде, канализации — вещи, которые кажутся нам сами собой разумеющимися, но для глобальных бедных остаются недоступными.

Более того, помощь “своим нуждающимся” часто имеет скромные результаты, так как бедность в развитых странах — это сложная, часто плохо изученная проблема. В одном из самых больших экспериментов подобного рода, ученики из бедных семей в Нью Йорке участвовали в лотерее, победители которой получили возможность учиться в частных школах, в то время как остальные продолжили учиться в обычных городских школах. Опросы показали, что семьи были довольны частными школами в большей степени, но академическая успеваемость детей осталась практически без изменений.

Сравним это с проблемами, с которыми сталкиваются глобальные бедные. Ребенок в Гане может умереть от малярии потому, что у его семьи нет 5-долларовой сетки против комаров, или от диареи, которую можно предотвратить препаратами стоимостью в 5 центов.

Те 100 шекелей, которые вы посылаете организации по борьбе с раком, вряд ли будут иметь хоть какой-то значимый эффект. В развитых странах с хорошим уровнем здравоохранения, для того, чтобы ваше пожертвование спасло кому-то жизнь, вам придется потратить сотни тысяч долларов,  в среднем. Если же вместо этого вы направите ваши деньги эффективному благотворительному фонду, действующему в бедных странах, такому как Against Malaria Fund (который распространяет сетки от комаров с целью спасения людей от малярии в странах Африки), то вам понадобится намного меньше денег. GiveWell, занимающаяся оценкой эффективности благотворительных НКО, подсчитала, что в среднем $3300 пожертвованные AMF спасают человеческую жизнь (одна сетка стоит всего $5, но далеко не каждый кто спит без сетки умрет от малярии).

Дети в лагере возле Гома. Фото: Julien Harneis

 

Не моя проблема

«Почему я должен посылать деньги на нужды нищих в Африке, Индии? Пусть этим занимаются ООН, Билл Клинтон, Боно — я то тут причем?»

В своей книге Жизнь, которую вы можете спасти, австралийский философ Питер Сингер приводит следующий пример. Проходя по берегу реки, вы видите тонущего ребенка. Что вы сделаете? Скажите ли вы себе, что вы этого ребенка не знаете, и пойдете дальше? Или попытаетесь его спасти ?

Так почему же когда речь идет о детях, которые умирают от излечимых болезней, наша моральная интуиция подводит нас? Почему мы не считаем нашим долгом оказывать посильную, последовательную помощь? Ведь от нас не требуется самоотверженных действий, не нужно рисковать жизнью, не нужно даже отказываться от чего-то значимого. Причины кроются в эволюционных багах нашего мозга, а также в диффузии ответственности (наверняка другие помогают, так что мне не обязательно).

Часто можно услышать утверждение что Запад и так достаточно помогает бедным странам, и поэтому мы уже жертвуем деньги через наши налоги (оставим в стороне тот факт, что Израиль в этом случае к Западу не относится). На деле, из каждых 100 долларов национального дохода богатых стран, таких как США и Канада, лишь 18 центов идут на международную помощь. Этого далеко не достаточно.

Капля в море

10 миллион человек умирает каждый год от излечимых болезней, таких как туберкулез и малярия. Миллионы теряют зрение из-за катаракты, операция по удалению которой стоит $50. В очередной раз слыша эти цифры, легко решить, что помощь с нашей стороны бессмысленна, так как она будет каплей в этом море страдания. Да, не вы и не я не решим проблему мировой бедности. Но подумайте о том конкретном ребенке, жизнь которого вы поможете спасти. Может, ему не суждено будет написать книгу или даже закончить университет. Но его жизнь от этого не будет менее ценной и значимой. Даже в самых бедных странах жизнь не лишена красоты, радости, музыки, любви.

Ребенок, заболевший малярией, в госпитале Юницеф. Фото: hdptcar

Деньги на ветер

«Подачки не помогают, нужно не кормить рыбой а научить рыбачить, откуда я знаю куда пойдут мои деньги, чиновники все равно все разворуют…»

Да, есть причины скептически относится к некоторым видам международной помощи. Например микрокредиты самым бедным оказались значительно менее эффективным способом вытащить людей из нищеты, чем казалось совсем недавно. Далеко не все инициативы одинаково удачны. Тем не менее, несмотря на все сложности, за последние 30 лет количество глобальных нищих — тех кто выживает на менее чем $1.9 в день, снизилось с 37% до 10% человечества. Стереотип Африки как безнадежного континента перестает быть верным. 17 африканских стран, таких, как Мали и Танзания, достигли значительных результатов роста с середины 90-х. Значительно улучшилась политическая стабильность, торговля и инвестиции удвоились, число учащихся в школе растет, а показатели здоровья улучшаются. Доля людей, живущих в бедности в этих странах, сократилась с 59% до 48%. Без международной помощи эти достижения были бы невозможны.

Новый стандарт благотворительности

Питер Сингер призывает подумать о том, что нужно для того, чтобы жить в ладу с совестью в мире, в котором миллионы смертей каждый год могут быть предотвращены, и о нашем обязательстве перед теми, кто оказался в крайней нищете. Вместо случайной и мало-эффективной помощи своим согражданам, он предлагает взять на себя обязательство переводить 1% от нашего дохода наиболее эффективным благотворительным организациям, действующим в самых бедных районах мира.

Возможно, 1% это слишком много для некоторых из нас — можно начать с меньшего. Главное — перестать думать о благотворительности как о чем-то необязательном, и направить ее тем, кто нуждается в ней больше всего.

Блог автора

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x