Михаил ЮданинWP_Post Object ( [ID] => 26700 [post_author] => 203 [post_date] => 2017-02-22 09:37:45 [post_date_gmt] => 2017-02-22 07:37:45 [post_content] => [caption id="attachment_26707" align="alignnone" width="459"]Еврейское кладбище. Кадр видео. Еврейское кладбище. Кадр видео.[/caption] На прошлой неделе было осквернено историческое еврейское кладбище "Хесед шель Эмет" в пригороде Ст. Луиса, штат Миссури . Событие это, для США совсем небанальное, но сначала оно не привлекло внимания ни центральной прессы, ни политиков. Не заинтересовалась и русская пресса - ни в США, ни в Израиле. Для большинства журналистов, пишущих на русском, в трамповских Соединенных Штатах не может случиться ничего дурного, если за этим не стоит анархист в черном. Ну или хотя бы тень мусульманина. Кто же откликнулся одним из первых, возмутился публично, по-честному возмутился, не для галочки, спонтанно? Линда Сарсур из Бруклина. Личность замечательная и в некотором роде знаковая. [caption id="attachment_26708" align="alignnone" width="400"]Линда Сарсур. Фото: официальная страница Twitter Линда Сарсур. Фото: официальная страница Twitter[/caption] Линда Сарсур родилась и выросла в Бруклине, в семье палестинских эмигрантов. В одном из интервью она призналась, что до 11 сентября 2001 года она редко задумывалась на темы этно-религиозной идентичности. В тот день она возвращалась домой из колледжа, где воплощала свою детскую мечту: стать учителем английского языка. Возвращалась пешком -  транспорт не работал. И увидела свою мать, бегущую в школу за младшим братом Линды. С растрепанными волосами, без хиджаба, в котором она обычно ходила. "Я должна забрать его из школы немедленно, и в хиджабах нам лучше не ходить!" - крикнула та на бегу. Это стало для Линды, молодой мамы, студентки, родившейся и выросшей в Нью-Йорке и говорящей с местным акцентом, шоком. Через много лет в интервью она сказала, что в тот момент четко осознала: есть люди, для которых она не американка, не такая же, как они, жительница Бруклина, а враг. Враг не потому, что она в чем-то провинилась, но потому, что ходит в хиджабе и носит арабскую фамилию. Остановимся тут на минуту и вспомним: когда у тебя, еврея из бывшего СССР, был такой момент? В шесть лет, когда алкаш во дворе назвал тебя при всех ребятах жиденком? В Израиле, когда ты о чем-то поспорил с одноклассниками, и тебе сказали, что ты, русский, должен молчать и слушать? И тогда ты понял... И Линда поняла. Но, в отличие от многих других, она не опустила руки и не спрятала глаза. И не замкнулась в "своем" мире, не отдала свой Нью-Йорк. Она стала ночным кошмаром каждого исламофоба. Линда ходит в хиджабе и не стесняется говорить о своей религии - и при этом открыто выступает за права ЛГБТ, против полицейского произвола в отношение черного населения, за права женщин. Не согласна с политикой Израиля - и при этом не стесняется говорить о его праве на существование; и ее не волнует, как на это отреагируют "авторитеты из общины" (они с ней стараются на связываться, и правильно делают). Она, исполнительный директор Арабо-Американской Ассоциации Нью-Йорка, не будет ни от кого слушать лекции о "роли женщины в обществе". Линда стала одним из организаторов Марша Женщин, беспрецедентного в истории США протеста миллионов в день после инаугурации Трампа. До этого организовала массовые демонстрации в поддержку Берни Сандерса в Нью-Йорке. Причем Линда рвет шаблон не только дремучих ксенофобов, но и либералов от исламофобии. Тех, кто считает, что мусульманка должна фокусироваться не на тех проблемах, которые занимают ее страну, а на "исламском вопросе." Она не стесняется того, что вопросы Ближнего Востока для нее даже не третьестепенные. Не стесняется говорить так, что у привыкших к тому, что роль лидера достается им по умолчанию, политических мужичков зазвенело в ушах. Не стесняется защищать мигрантов из Мексики. Не стесняется бороться с полицейским произволом. Не стесняется критиковать Айаан Хирси Али - героиню либерального мира, которая при этом не чуралась ни откровенной исламофобии, ни лжи, ни членства в неонацистской Голландской партии. Не стесняется указать на то, что в Саудовской Аравии социальные льготы на том уровне, который Америке только снится. По негласному коду нашего времени подобное позволено всем, но только не мусульманам. Они должны быть очень осторожны. А она не готова ходить на цыпочках. Нью-йоркцы вообще на цыпочках не ходят и шепотом говорят равзе что  когда боятся кота разбудить. Она - своего рода лакмусовая бумажка на расизм. Потому что расизм - это не только откровенное ксенофобское хамство, но и вообще видение человека как функции его происхождения. Это когда еврей должен любую критику, скажем, положения женщины на Ближнем Востоке сопровождать еще более пространной критикой положения женщины в ортодоксальном иудаизме, в то время как остальным не нужно никаких оговорок. Это когда женщина-философ обязана быть специалистом по феминизму. Это когда если ты мусульманин, то просто обязан заниматься исламом и его проблемами. А Линда "везде лезет" - помните это замечательное выражение? Вернемся, однако, к осквернению кладбища. Линда Сарсур не просто быстро и однозначно отреагировала. Из комментариев к ее посту на ФБ: Аарон Шапиро: Спасибо за то, что Вы наш союзник, Линда. Вы удивительны, и как еврейский гей, я ценю больше, чем могу выразить словами, то, что Вы делаете для улучшения нашего мира. Спасибо. Линда Сарсур: Вы можете мне помочь найти контакт на этом кладбище? Я хочу собрать деньги, чтобы его восстановить. И вот еще что замечательно: ни одного антисемитского комментария к ее треду не увидел. Положа руку на сердце: как выглядел бы подобный пост на русском языке об осквернении мусульманского кладбища, скажем, в Ашкелоне? После нескольких дней и не без участия Линды, пост которой был распространен почти три тысячи раз, пресса наконец-то заговорила о том, что произошло. И о том, что количество антисемитских инцидентов в США с момента избрания Трампа зашкаливает. Не удивительно: те, кто зиговал любимому вождю, ненавидят Рабиновича дольше, чем Сарсур, и никак не меньше. Подтянулась, медленно и неохотно, и администрация. Но ложка хороша к обеду, а не по лбу. Тем более, когда фальшь очевидна. Фальшь в подобных вещах почти всегда очевидна. Именно она помогает понять, кто есть друг, кто враг, а кто - и не друг, и не враг. Так... *Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции [post_title] => О друзьях и о тех, кто так... [post_excerpt] => Кто же откликнулся одним из первых на факт осквернения еврейского кладбища в пригороде Ст.Луиса? Линда Сарсур из Бруклина. После нескольких дней и не без участия Линды, пост которой был распространен почти три тысячи раз, пресса наконец-то заговорила о том, что произошло. И о том, что количество антисемитских инцидентов в США с момента избрания Трампа зашкаливает. Подтянулась, медленно и неохотно, и администрация. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => cemetry-vandals-linda [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2017-02-22 11:08:10 [post_modified_gmt] => 2017-02-22 09:08:10 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=26700 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

О друзьях и о тех, кто так…

Кто же откликнулся одним из первых на факт осквернения еврейского кладбища в пригороде Ст.Луиса? Линда Сарсур из Бруклина. После нескольких дней и не без участия Линды, пост которой был распространен почти три тысячи раз, пресса наконец-то заговорила о том, что произошло. И о том, что количество антисемитских инцидентов в США с момента избрания Трампа зашкаливает. Подтянулась, медленно и неохотно, и администрация.

Михаил Юданин // 22/02 // Арабский мир, Гражданин мира, Динамика событий, Еврейский мир, Новые публикации, Топ-тексты
Еврейское кладбище. Кадр видео.

Еврейское кладбище. Кадр видео.

На прошлой неделе было осквернено историческое еврейское кладбище «Хесед шель Эмет» в пригороде Ст. Луиса, штат Миссури . Событие это, для США совсем небанальное, но сначала оно не привлекло внимания ни центральной прессы, ни политиков. Не заинтересовалась и русская пресса — ни в США, ни в Израиле. Для большинства журналистов, пишущих на русском, в трамповских Соединенных Штатах не может случиться ничего дурного, если за этим не стоит анархист в черном. Ну или хотя бы тень мусульманина.

Кто же откликнулся одним из первых, возмутился публично, по-честному возмутился, не для галочки, спонтанно? Линда Сарсур из Бруклина. Личность замечательная и в некотором роде знаковая.

Линда Сарсур. Фото: официальная страница Twitter

Линда Сарсур. Фото: официальная страница Twitter

Линда Сарсур родилась и выросла в Бруклине, в семье палестинских эмигрантов. В одном из интервью она призналась, что до 11 сентября 2001 года она редко задумывалась на темы этно-религиозной идентичности. В тот день она возвращалась домой из колледжа, где воплощала свою детскую мечту: стать учителем английского языка. Возвращалась пешком —  транспорт не работал. И увидела свою мать, бегущую в школу за младшим братом Линды. С растрепанными волосами, без хиджаба, в котором она обычно ходила. «Я должна забрать его из школы немедленно, и в хиджабах нам лучше не ходить!» — крикнула та на бегу. Это стало для Линды, молодой мамы, студентки, родившейся и выросшей в Нью-Йорке и говорящей с местным акцентом, шоком. Через много лет в интервью она сказала, что в тот момент четко осознала: есть люди, для которых она не американка, не такая же, как они, жительница Бруклина, а враг. Враг не потому, что она в чем-то провинилась, но потому, что ходит в хиджабе и носит арабскую фамилию.

Остановимся тут на минуту и вспомним: когда у тебя, еврея из бывшего СССР, был такой момент? В шесть лет, когда алкаш во дворе назвал тебя при всех ребятах жиденком? В Израиле, когда ты о чем-то поспорил с одноклассниками, и тебе сказали, что ты, русский, должен молчать и слушать? И тогда ты понял… И Линда поняла. Но, в отличие от многих других, она не опустила руки и не спрятала глаза. И не замкнулась в «своем» мире, не отдала свой Нью-Йорк.

Она стала ночным кошмаром каждого исламофоба. Линда ходит в хиджабе и не стесняется говорить о своей религии — и при этом открыто выступает за права ЛГБТ, против полицейского произвола в отношение черного населения, за права женщин. Не согласна с политикой Израиля — и при этом не стесняется говорить о его праве на существование; и ее не волнует, как на это отреагируют «авторитеты из общины» (они с ней стараются на связываться, и правильно делают). Она, исполнительный директор Арабо-Американской Ассоциации Нью-Йорка, не будет ни от кого слушать лекции о «роли женщины в обществе».

Линда стала одним из организаторов Марша Женщин, беспрецедентного в истории США протеста миллионов в день после инаугурации Трампа. До этого организовала массовые демонстрации в поддержку Берни Сандерса в Нью-Йорке. Причем Линда рвет шаблон не только дремучих ксенофобов, но и либералов от исламофобии. Тех, кто считает, что мусульманка должна фокусироваться не на тех проблемах, которые занимают ее страну, а на «исламском вопросе.»

Она не стесняется того, что вопросы Ближнего Востока для нее даже не третьестепенные. Не стесняется говорить так, что у привыкших к тому, что роль лидера достается им по умолчанию, политических мужичков зазвенело в ушах. Не стесняется защищать мигрантов из Мексики. Не стесняется бороться с полицейским произволом. Не стесняется критиковать Айаан Хирси Али — героиню либерального мира, которая при этом не чуралась ни откровенной исламофобии, ни лжи, ни членства в неонацистской Голландской партии. Не стесняется указать на то, что в Саудовской Аравии социальные льготы на том уровне, который Америке только снится. По негласному коду нашего времени подобное позволено всем, но только не мусульманам. Они должны быть очень осторожны. А она не готова ходить на цыпочках. Нью-йоркцы вообще на цыпочках не ходят и шепотом говорят равзе что  когда боятся кота разбудить.

Она — своего рода лакмусовая бумажка на расизм. Потому что расизм — это не только откровенное ксенофобское хамство, но и вообще видение человека как функции его происхождения. Это когда еврей должен любую критику, скажем, положения женщины на Ближнем Востоке сопровождать еще более пространной критикой положения женщины в ортодоксальном иудаизме, в то время как остальным не нужно никаких оговорок. Это когда женщина-философ обязана быть специалистом по феминизму. Это когда если ты мусульманин, то просто обязан заниматься исламом и его проблемами. А Линда «везде лезет» — помните это замечательное выражение?

Вернемся, однако, к осквернению кладбища. Линда Сарсур не просто быстро и однозначно отреагировала. Из комментариев к ее посту на ФБ:

Аарон Шапиро: Спасибо за то, что Вы наш союзник, Линда. Вы удивительны, и как еврейский гей, я ценю больше, чем могу выразить словами, то, что Вы делаете для улучшения нашего мира. Спасибо.

Линда Сарсур: Вы можете мне помочь найти контакт на этом кладбище? Я хочу собрать деньги, чтобы его восстановить.

И вот еще что замечательно: ни одного антисемитского комментария к ее треду не увидел. Положа руку на сердце: как выглядел бы подобный пост на русском языке об осквернении мусульманского кладбища, скажем, в Ашкелоне?

После нескольких дней и не без участия Линды, пост которой был распространен почти три тысячи раз, пресса наконец-то заговорила о том, что произошло. И о том, что количество антисемитских инцидентов в США с момента избрания Трампа зашкаливает. Не удивительно: те, кто зиговал любимому вождю, ненавидят Рабиновича дольше, чем Сарсур, и никак не меньше. Подтянулась, медленно и неохотно, и администрация. Но ложка хороша к обеду, а не по лбу. Тем более, когда фальшь очевидна. Фальшь в подобных вещах почти всегда очевидна. Именно она помогает понять, кто есть друг, кто враг, а кто — и не друг, и не враг. Так…

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: , ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы