Блогосфера

Из 3727 дел, открытых полицией в связи с сексуальным насилием над женщинами лишь 41% попадает в прокуратуру. Иллюстрация: James Emery

Дело о групповом изнасиловании разваливается

Я вообще не могу понять логику этого обязательного требования очной ставки с насильниками. Чему это должно способствовать, когда есть одна надежная версия, подкрепленная физическими доказательствами насилия, против нескольких версий, полных несоответствий и противоречий? Чего еще вы добиваетесь таким образом?

Тяжело выкинуть из головы 17-летнюю девочку, в возрасте моей младшей дочери, вернувшуюся домой в синяках, кровоподтеках, заплаканной и шокированной, после того, как трое мужчин двадцати лет и старше, согласно подозрениям, в крайне жестокой форме насиловали ее один за другим на протяжении нескольких часов.

По имеющимся данным, когда мать девушки пыталась разыскать ее посредством своего мобильного телефона, эти мужчины, совершая предполагаемое насилие, одновременно присылали ей сообщения от имени ее дочери, чтобы ввести ее в заблуждение.

Как сообщается, девушка даже не обратилась в полицию по собственной инициативе, и согласилась подать жалобу на групповое изнасилование лишь после того, как полиция обратилась к ней в ходе следствия и пообещала, что расследование будет проводиться максимально деликатно, без унижения ее достоинства. Несмотря на тяжелое физическое и психологическое состояние девушки, ее показания были признаны ясными, последовательными и надежными.

И это, как сообщает полиция, в отличие от показаний мужчин, непоследовательных и полных противоречий, а также неоднократных попыток с их стороны помешать ходу следствия. Они утверждают (сюрприз, сюрприз!), что все происходило по обоюдному согласию и даже при соблюдении взаимного уважения.

Тем не менее, один из них признался, что был изначально осведомлен о том, что она не достигла совершеннолетнего возраста, и одно это обязано было породить, по меньшей мере, обвинительное заключение по статье сексуальная связь по согласию с несовершеннолетней.

Но какое тут может быть согласие, когда есть убедительное свидетельство девушки, подкрепленное ужасающими данными клинического обследования, установившего наличие многочисленных увечий, вырванных волос и явственных следов щипков по всему телу?

Мне любопытно, если полиция и социальные службы решили избавить девушку от очной ставки с предполагаемыми насильниками вследствие ее тяжелейшего душевного состояния, при том, что они поддерживают ее и доверяют ее показаниям, как же так случилось, что все дело в одночасье разваливается с точки зрения прокуратуры? По какой причине прокуратура настаивает на проведении очной ставки? Почему вообще это выставляется непременным условием для выдвижения обвинения?

Ведь это даже не слово против слова. Если бы это было так, то какой бы был у нее шанс с ее единственным словом против многочисленных слов этих троих мужчин и всей когорты их адвокатов?

Или против слов жалкой и трусливой прокуратуры, освобождающей обвиняемых в насилии из-под ареста и отпускающей их домой, взвешивая, согласно сообщениям, возможность полного закрытия дела под предлогом «затруднений в нахождении улик» в связи с психологическим состоянием жертвы и невозможностью проведения очной ставки. И это вместо того, чтобы потребовать более тщательного расследования и подкрепить обвинение другими уликами, не подвергая девушку дополнительному изнасилованию, как определил это один из представителей полиции.

Я вообще не могу понять логику этого обязательного требования очной ставки с насильниками. Чему это должно способствовать, когда есть одна надежная версия, подкрепленная физическими доказательствами насилия, против нескольких версий, полных несоответствий и противоречий? Чего еще вы добиваетесь таким образом?

Увидеть жертву предполагаемого зверского изнасилования, разбитую душевно и физически, словно раненный птенец, сидящей напротив компании извергов, разворотивших ее тело и душу, и понаблюдать, как она будет одерживать над ними верх при помощи своего убитого голоса и потухшего взгляда, в котором, возможно, уже никогда не зажжется вера в людей?

И что если какая-нибудь жертва жестокого насилия испугается присутствия насильников и вследствие этого начнет заикаться, путаться в показаниях или потеряет способность говорить? Что это будет означать? Что ее не насиловали? Что вообще такого специфического можно вынести из очной ставки между жертвой и преступником или группой преступников, что нельзя было бы узнать, основываясь на прочих свидетельствах и уликах?

Я была очень рада прочитать в прессе, что эти предположительно крайне опасные мужчины получили судебный приказ, запрещающий им приближаться к девушке в течение 30 дней. Ну, теперь уж, конечно, она может преисполниться уверенностью в завтрашнем дне и спать абсолютно спокойно отныне и навсегда.

Эти трое могут теперь свободно и горделиво, словно герои культуры, интервьюироваться в стадных СМИ, изображая из себя жертв судебной несправедливости и беспрепятственно поливая грязью осмелившуюся пожаловаться на них девушку. Они становятся примером для подражания и источником вдохновения для других мужских особей, наподобие тех шестерых, которые были задержаны всего лишь два дня тому назад по подозрению в групповом изнасиловании еще одной 17-летней девушки.

Разумеется, это именно то, что поспособствует реабилитации оскверненного тела девушки и излечит ее душевные шрамы – знание того, что эти люди не смогут к ней приближаться в течение целого месяца. И, конечно же, ее мать, которая переписывалась с ними, думая, что переписывается с дочерью, в то время как та, согласно подозрению, проходила через все круги ада, отныне и впредь будет чувствовать себя просто великолепно. Честно говоря, я совсем не уверена, что сохранила бы рассудок в ее ситуации.

Представители прокуратуры, у меня нет для вас больше слов. Вы провели это дело, и не только его, с ужасающим равнодушием и небрежностью, по моему скромному мнению, разумеется. Как мать двух дочерей, я чувствую нарастающее беспокойство в связи с необходимостью растить их в атмосфере преступного беспредела, беспрепятственно процветающего в этой стране. И да падет позор на ваши головы.

P. S. Как стало известно, новости об освобождении из-под ареста троих подозреваемых в групповом изнасиловании в Герцлии привели к серьезному ухудшению психологического состояния жертвы, вследствие чего она была госпитализирована.

Акция протеста, пока что лишь виртуальная

Демонстрация протеста напротив здания прокуратуры в Тель-Авиве в ближайший четверг: https://www.facebook.com/events/648026785396044/

Блог автора в ФБ

Перевел: Михаил Урицкий

Посты блогеров размещаются на сайте РеЛевант без изменений стилистики и орфографии первоисточника. Исключения составляют нецензурные выражения, заменяемые звездочками. Мнения блогеров могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x