Майк ПолищукWP_Post Object ( [ID] => 27110 [post_author] => 198 [post_date] => 2017-03-10 17:16:22 [post_date_gmt] => 2017-03-10 15:16:22 [post_content] => [caption id="attachment_27111" align="aligncenter" width="528"]Патриотизм vs несвобода? Испанская лестинца в Риме, фото: Adrian Pingstone, Википедия Патриотизм vs несвобода? Испанская лестница в Риме, фото: Adrian Pingstone, Википедия[/caption] Представьте себе на секунду, что у вас появилась возможность пожить пару лет в какой-нибудь европейской столице - Мадрид, Рим, Прага - выбирайте сами. У вас там есть работа, которая позволяет вести приличный образ жизни, а также достаточно свободного времени, чтобы исследовать город, изучать язык и знакомиться с местными. Делаете это вы по собственному желанию, а не из-за необходимости интегрироваться - ваша работа от этого не зависит. Вы бы согласились? Полагаю, есть какой-то процент людей которые, подумав, откажутся. Друзья, радостное чувство всего знакомого, четкое знание того, кто ты и где ты - на то она и зона комфорта. Но все-таки сдается мне, что многие с радостью согласятся. И вот, пожив два года в Риме, вы с удивлением обнаруживаете, что вы не так невыносимо одиноки, как вам рисовало воображение. У вас появились друзья, даже если не итальянцы, то интересные экспаты. Вы уже неплохо знаете несколько районов города, появилось чувство знакомого. А главное, вы четко чувствуете насколько богаче стал ваш внутренний мир. Рим перестал быть романтическим клише и оброс историями, лицами, эмоциями. В вашей биографии появилась новая строка. Вы теперь не только Новосибирск, где родились, и Хайфа, где прожили много лет, но и Рим, с которым вы теперь знакомы не по недельному заезду. Конечно, вы все еще тот же русско-израильский еврей, который любит фильмы Рязанова и музыку Арика Айнштейна. Но теперь в вашем плейлисте есть новые имена, о существовании которых вы и не подозревали всего год назад. Новые любимые актеры, авторы, блюда. И на вопрос “кто вы”, вам приходится задумываться чуть дольше чем раньше. Чего вам будет не хватать? Чувства единения с обществом? Настоящее единение в любом случае возможно только с единомышленниками, которых найти не просто и на родине. Может, вам будет не хватать хумуса из Акко, маленьких улочек Яффо, иерусалимской прохлады - всего того неуловимого, что очаровывает и манит в родных местах? Не сомневаюсь. Но вы уверены, что в вашем сердце нет больше места для других улиц, закатов, запахов? Или вы действительно думаете, что любовь к тому или иному уголку земли каким- то образом связана с национальностью? У нас есть хорошая подруга, парижанка, которая без ума влюблена в Израиль. Она смотрит израильские фильмы, учит иврит, каждый год проводит здесь все свои отпуска. И ей в голову не приходит, что отсутствие еврейской крови должно ей как-то помешать любить эту страну. А теперь давайте откроем глаза и оглянемся. Что же действительно связывает нас с родными местами? Близкие люди? Конечно. Работа, карьера? Безусловно. Инерция, отсутствие сил или потребности что-то менять? Не спорю. Национальные чувства, особая связь с этой землей, правая рука которая без Иерусалима никак? Вот тут как-то не вяжется. Если мы не поселенцы, не узники Сиона, и не особо религиозные люди, для которых жизнь на земле обетованной наполнена особым смыслом, то, скорее всего, то, что по-настоящему удерживает нас, это обычные человеческие узы и экономические реалии. Ярый патриотизм, сокровенная связь с землей, солидарность по национальному признаку - это скорее компенсация за отсутствие свободы. Экономической свободы, свободы передвижения, свободы жить где угодно. Стоит ли удивляться, что, по опросам, молодые люди в США, Канаде и других западных странах менее патриотичны, чем люди старших поколений? Путешествуя в поисках впечатлений и культурного обогащения вместо туризма потребления, стремясь к самореализации вместо стабильной карьеры и имея значительно больше возможностей работать удаленно, они в известной степени свободнее своих родителей. Это не значит, что они не любят свою страну - просто для них эта любовь не самозабвенна. И это не значит, что они безразличны. Просто на смену национальному патриотизму приходит интерес к глобальным проблемам и целям, таким, как экология или экономическое расслоение между богатыми и бедными. Я не призываю любить свою страну меньше, не испытывать за нее боль или радость, или не стремится сделать в ней жизнь лучше. Но давайте любить без этой бесконечной ревности и фатализма.   [post_title] => Любить без надрыва [post_excerpt] => Что же действительно связывает нас с родными местами? Близкие люди? Конечно. Работа, карьера? Безусловно. Инерция, отсутствие сил или потребности что-то менять? Не спорю. Национальные чувства, особая связь с этой землей, правая рука которая без Иерусалима никак? Вот тут как-то не вяжется. [post_status] => publish [comment_status] => open [ping_status] => open [post_password] => [post_name] => 27110-2 [to_ping] => [pinged] => [post_modified] => 2017-03-10 17:17:22 [post_modified_gmt] => 2017-03-10 15:17:22 [post_content_filtered] => [post_parent] => 0 [guid] => http://relevantinfo.co.il/?p=27110 [menu_order] => 0 [post_type] => post [post_mime_type] => [comment_count] => 0 [filter] => raw )

Любить без надрыва

Что же действительно связывает нас с родными местами? Близкие люди? Конечно. Работа, карьера? Безусловно. Инерция, отсутствие сил или потребности что-то менять? Не спорю. Национальные чувства, особая связь с этой землей, правая рука которая без Иерусалима никак? Вот тут как-то не вяжется.

Майк Полищук // 10/03 // Гражданин мира, Мнения, Новые публикации
Патриотизм vs несвобода? Испанская лестинца в Риме, фото: Adrian Pingstone, Википедия

Патриотизм vs несвобода? Испанская лестница в Риме, фото: Adrian Pingstone, Википедия

Представьте себе на секунду, что у вас появилась возможность пожить пару лет в какой-нибудь европейской столице — Мадрид, Рим, Прага — выбирайте сами. У вас там есть работа, которая позволяет вести приличный образ жизни, а также достаточно свободного времени, чтобы исследовать город, изучать язык и знакомиться с местными. Делаете это вы по собственному желанию, а не из-за необходимости интегрироваться — ваша работа от этого не зависит. Вы бы согласились?

Полагаю, есть какой-то процент людей которые, подумав, откажутся. Друзья, радостное чувство всего знакомого, четкое знание того, кто ты и где ты — на то она и зона комфорта. Но все-таки сдается мне, что многие с радостью согласятся.

И вот, пожив два года в Риме, вы с удивлением обнаруживаете, что вы не так невыносимо одиноки, как вам рисовало воображение. У вас появились друзья, даже если не итальянцы, то интересные экспаты. Вы уже неплохо знаете несколько районов города, появилось чувство знакомого. А главное, вы четко чувствуете насколько богаче стал ваш внутренний мир. Рим перестал быть романтическим клише и оброс историями, лицами, эмоциями. В вашей биографии появилась новая строка. Вы теперь не только Новосибирск, где родились, и Хайфа, где прожили много лет, но и Рим, с которым вы теперь знакомы не по недельному заезду. Конечно, вы все еще тот же русско-израильский еврей, который любит фильмы Рязанова и музыку Арика Айнштейна. Но теперь в вашем плейлисте есть новые имена, о существовании которых вы и не подозревали всего год назад. Новые любимые актеры, авторы, блюда. И на вопрос “кто вы”, вам приходится задумываться чуть дольше чем раньше.

Чего вам будет не хватать? Чувства единения с обществом? Настоящее единение в любом случае возможно только с единомышленниками, которых найти не просто и на родине. Может, вам будет не хватать хумуса из Акко, маленьких улочек Яффо, иерусалимской прохлады — всего того неуловимого, что очаровывает и манит в родных местах? Не сомневаюсь. Но вы уверены, что в вашем сердце нет больше места для других улиц, закатов, запахов? Или вы действительно думаете, что любовь к тому или иному уголку земли каким- то образом связана с национальностью? У нас есть хорошая подруга, парижанка, которая без ума влюблена в Израиль. Она смотрит израильские фильмы, учит иврит, каждый год проводит здесь все свои отпуска. И ей в голову не приходит, что отсутствие еврейской крови должно ей как-то помешать любить эту страну.

А теперь давайте откроем глаза и оглянемся. Что же действительно связывает нас с родными местами? Близкие люди? Конечно. Работа, карьера? Безусловно. Инерция, отсутствие сил или потребности что-то менять? Не спорю. Национальные чувства, особая связь с этой землей, правая рука которая без Иерусалима никак? Вот тут как-то не вяжется.

Если мы не поселенцы, не узники Сиона, и не особо религиозные люди, для которых жизнь на земле обетованной наполнена особым смыслом, то, скорее всего, то, что по-настоящему удерживает нас, это обычные человеческие узы и экономические реалии. Ярый патриотизм, сокровенная связь с землей, солидарность по национальному признаку — это скорее компенсация за отсутствие свободы. Экономической свободы, свободы передвижения, свободы жить где угодно.

Стоит ли удивляться, что, по опросам, молодые люди в США, Канаде и других западных странах менее патриотичны, чем люди старших поколений? Путешествуя в поисках впечатлений и культурного обогащения вместо туризма потребления, стремясь к самореализации вместо стабильной карьеры и имея значительно больше возможностей работать удаленно, они в известной степени свободнее своих родителей. Это не значит, что они не любят свою страну — просто для них эта любовь не самозабвенна. И это не значит, что они безразличны. Просто на смену национальному патриотизму приходит интерес к глобальным проблемам и целям, таким, как экология или экономическое расслоение между богатыми и бедными.

Я не призываю любить свою страну меньше, не испытывать за нее боль или радость, или не стремится сделать в ней жизнь лучше. Но давайте любить без этой бесконечной ревности и фатализма.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Теги: ,

МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ
  • Свежие записи

  • Архивы