Гражданин мира

Photo: Avi Ohayon, GPO

Дружелюбие Трампа не поможет

Photo: Avi Ohayon, GPO

Photo: Avi Ohayon, GPO

Итак, свершилось! Под пенье труб и дробь барабанов Нетаниягу встретился с новым, самым дружественным к Израилю президентом США. Как говорят американцы, so what? Каковы судьбоносные последствия этого события?

Наши правые радуются – и не без основания. Трамп не только не форсировал  идею палестинского государства, но и проявлял подчеркнутое дружелюбие по отношению к заморскому гостю. Тут нужно учесть, что для такой демонстрации были и веские внутриполитические причины (точно также, как и со стороны Нетаниягу). Оказавшись в ситуации «осажденной крепости», президент лихорадочно ищет способы прорвать блокаду. И израильская карта в лице Нетаниягу разыгрывается им с целью расколоть стан противников и обрести новых союзников среди еврейской общественности США. Последняя, как известно, пребывает в тягостных противоречиях относительно фигуры Трампа.

Сути дела это не меняет, однако сама эта суть далеко не ясна. Прежде всего – ближневосточная стратегия Трампа только начинает формироваться. Новой администрации предстоит «определяться на местности». И сам президент, похоже, пока слабо ориентируется на ней. Отсюда его странные, причудливые формулировки типа: «Одно государство, два государства – безразлично, лишь бы израильтяне и палестинцы были довольны». Оно конечно, согласие есть продукт непротивления сторон. Но что делать, если то, чего хочет одна сторона, вызывает активное сопротивление другой, и наоборот?

Правые аналитики скажут: весь тон встречи свидетельствует о том, что США теперь в трактовке конфликта будут склоняться к израильской позиции. Это так, но не безоговорочно. Как никак, Трамп говорил о стремлении разрешить конфликт, достигнуть «большой сделки». А в рамках любой сделки должны быть учтены интересы обеих сторон. Кроме того, администрации еще нужно время, чтобы выработать ясную линию поведения, в чем, конечно, будет активно участвовать Государственный департамент во главе с Рексом Тиллерсоном. А пока Трамп дружески попросил Биби не гнать лошадей,  попридержать создание новых поселений и строительство в существующих. Поэтому Беннет несколько погорячился со своим утверждением, что палестинский флаг спущен (где – в Иерусалиме? в Вашингтоне?) и вместо него поднят израильский.

Очевидно, еще большее единодушие царило между сторонами в «иранском вопросе». Трамп, в унисон с Нетаниягу, склонен персонифицировать все зло и все угрозы в мире в образе Ирана – по крайней мере, декларативно. По этой теме он всегда высказывался наиболее активно и определенно. Но что Трамп реально может сделать, чтобы поставить Иран «на место»? Тут нужно иметь в виду, что в обстановке активных военных действий на внутреннем фронте ему будет очень непросто принимать конкретные и резкие решения на международной арене.

Конечно, маленькая победоносная война пришлась бы ему сейчас как нельзя более кстати. Да вот беда – маленькой не получится. Иран в ответ может зажечь такие нефтяные факелы по всему региону, что мало не покажется. До Америки брызги, разумеется, не долетят, но политические противники Трампа внутри США набросятся на него в случае осложнений совершенно безжалостно. Это уже не говоря о том, что позицию России по данному вопросу тоже придется принимать в расчет. (Кстати, и в отношении гораздо более «консенсусного» врага, Северной Кореи, руки Трампа изрядно связаны. Побочные эффекты американской атаки могут оказаться слишком сильными для Японии и Южной Кореи).

Что же остается? Частично США могут возобновить финансово-экономические санкции против Ирана. Но в европейских столицах, где сейчас существует тенденция демонстрировать независимость от Америки и дистанцироваться от Трампа, к такой акции вряд ли присоединятся. Тем долее это верно в отношении Москвы и Пекина.

Вернемся, однако, «в наши палестины». Итак, Вашингтон, очевидно, вполне равнодушно относится нынче к дву-государственному решению и готов рассматривать другие возможности. Но, во-первых, Европейский Союз (а это сообщество, при всех его проблемах, скорее живо, чем мертво), имеет сформулированную позицию по этому вопросу и будет ее придерживаться, в том числе и в пику Трампу и Нетаниягу. Об этом, кстати, во всеуслышание заявила Франция: для нее идея двух государств для двух народов «актуальна как никогда». А во-вторых – в чем они состоят, эти другие возможности?

Говорят о решении в региональных рамках. Прекрасно, и увязку соглашения между Израилем и палестинцами с нормализацией межгосударственных отношений можно только приветствовать. Но само-то соглашение должно быть достигнуто. С тем, что готово в этом плане предложить наше правительство, ни египтяне, ни иорданцы, ни саудийцы, ни другие потенциальные партнеры согласиться не смогут. Да и сами контуры таких предложений крайне туманны. Аннексия территорий? Но, как справедливо напомнил на днях президент Израиля Ривлин, это будет означать предоставление гражданства всему палестинскому населению – иначе не получится. Мы к этому готовы? Создание конфедерации? Но в конфедерацию обычно вступают сформировавшиеся государственные образования, так что вопрос о палестинском государстве, будучи выброшен за дверь, лезет в окно.

Ну, скажут мне, от неопределенности еще никто не умирал. Нам пока предоставлена передышка, возможность не идти на уступки, а тем временем мы будем менять в свою пользу факты на местности. Прекрасно, но фундаментального факта – присутствия 4-5 миллионов палестинцев на нашем «заднем дворе» никто отменить не может. Проблема нашего «национального лагеря» в том, что он привычно пытается замести главные проблемы под ковер (будь это даже ковер Овального зала). Авось все как-нибудь решится. Как решится? Палестинцы согласятся жить в бантустанах, на получеловеческих, полуптичьих правах? Европа, Азия, да и добрая часть Северной Америки, устав, закроют на все глаза и махнут рукой? Не похоже.

Поэтому и со строительством в поселениях лучше проявить осторожность. Верно, новых резолюций Совета безопасности по этой проблематике, скорее всего, не последует. Но всякие другие процессы, включая судебный процесс в Гааге, вполне вероятны – механизм этот уже запущен. И дружелюбие Трампа вряд ли поможет в случае юридических санкций против официальных лиц нашего государства и армии.

Так что – ситуация остается неопределенной и напряженной. И все же не исключено, что появление в Вашингтоне новой администрации окажет позитивное воздействие на динамику нашего конфликта. Кто знает, может быть, бизнес-подход Трампа достигнет того, что не удавалось изощренной дипломатии прежних американских правительств: заставить «игроков» принять, наконец, серьезные решения. Это относится и к палестинцам, которым предстоит отрешиться от инерции, иллюзий и предрассудков. Но и нам давно пора определиться тем, чего мы действительно хотим, и заодно четко разделить желаемое и возможное.

*Мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции

Обсудить на Facebook
@relevantinfo
Читатели, которым понравилась эта статья, прочли также...
Закрыть X
Content, for shortcut key, press ALT + zFooter, for shortcut key, press ALT + x